Израиль не согласен с новой стратегией США в отношении иранской ядерной программы

Израильские политики в эти дни анализируют реалии отношения новой американской администрации  к иранской ядерной проблеме и высказывают свои мнения. Все израильские СМИ  опубликовали высказывание постоянного представителя страны в ООН Г.Эрдана  по поводу возвращения администрации Джо Байдена в венские договоренности – подписанный  июле 2015 г. договор  СВПД. Израильский  дипломат заявил: «Израиль вряд ли согласится с новой стратегией США в отношении ядерной программы Ирана, мы не можем быть частью этого процесса». В этих словах однозначно оценено  видение перспектив, связанных с возможным поворотом американской политики на иранском направлении и переходом от противостояния к дипломатии, не сулящей в случае с таким партнером как Иран ничего позитивного. Важно обратить внимание и на особенность ситуации, в которой находится сейчас премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, реально являющийся  движителем всей деятельности еврейского государства, направленной на недопущение нуклеизации Исламской Республики Иран. В Израиле, особенно в годы каденции президента Д.Трампа, привыкли чувствовать за своей спиной поддержку США и действовать в единой связке, особенно на иранском направлении.  Занимая по-прежнему жесткую позицию по отношению к иранской атомной проблеме, Нетаньяху не может полностью сосредоточиться на ней, потому что чуть более, чем через месяц в Израиле состоятся четвертые за два года досрочные парламентские выборы. Учтем и то, что в этом максимально чувствительном вопросе Израиль перестал ощущать поддержку главного стратегического союзника США. Находясь уже месяц в Белом доме, новый президент не вышел до сих пор на прямой контакт с израильским премьер-министром, что особенно заметно после тех тесных связей, которые существовали между лидерами двух стран в предшествующий период.

Израильские СМИ приводят мнение ряда ближайших советников Нетаньяху, считающими, что контакт с администрацией Дж.Байдена  может иметь противоположный эффект для Израиля, ибо способен создать иллюзию, что Иерусалим поддерживает курс на достижение  соглашения с Ираном, чего на самом деле нет. В Израиле не снимают такой возможности, хотя, как заявил Г.Эрдан, «если США вернутся к тому же соглашению, которое было достигнуто ранее, все рычаги давления на Иран будут безвозвратно утеряны». В израильском руководстве сложилось убеждение, что если, как того хочет Иран, санкции будут сняты, это лишит Тегеран желания вести переговоры с тем, чтобы достичь эффективного соглашения, которое будет способно на деле ограничить его ядерные возможности и преградить путь вступления в клуб ядерных государств.

Известно, что Израиль неоднократно предупреждал о возможности односторонних действий против Ирана, включая военную опцию, в случае неудачи дипломатии и реальной необходимости жесткого и однозначного ответа на атомные амбиции ИРИ, несущие угрозы существованию еврейского государства.  В нежелании Ирана свернуть военный компонент своей атомной программы Израиль убеждает ставший достаточно динамичным выход ИРИ из договора СВПД, реализовавшей  уже 5 шагов, нарушающих условия венских договоренностей. Среди них можно назвать наращивание объемов обогащения  и процента очистки урана, установку новых центрифуг, отмену  разрешений на инспекции атомных объектов страны  специалистами МАГАТЭ и др. .

Еще во время своей предвыборной кампании Дж.Байден давал многочисленные обещания снять санкции и вернуться к дипломатическому пути разрешения иранской атомной проблемы, и в этой связи иранские официальные лица приветствовали его победу на выборах, предполагая, что это поможет снять или существенно снизить санкционный прессинг.  На деле, вопрос застыл на точке принятия решения, кто будет инициатором. Как Иран, так и  США ждут, когда другая сторона сделает первый шаг, считая, что это способно сдвинуть с мертвой точки застарелый процесс. Создалась ситуация, в которой каждая из сторон настаивает  на своем: в Тегеране поставили условием  полного выполнения своих ядерных обязательств по СВПД отмену односторонних санкций США. В Вашингтоне же заявляют, что вернутся в соглашение и снимут санкции только в том случае, если ИРИ возобновит полномасштабное участие в договоре и в качестве первого шага прекратит 20-процентное обогащение урана. Иранцы выдвинули и временной ультиматум — если США не выполнит свои обязательства к первой неделе марта, Иран реализует недавний парламентский закон о прекращении добровольного выполнения Дополнительного протокола и тем самым положит конец инспекциям иранских атомных объектов представителями МАГАТЭ. Речь идет о том, что ИРИ в качестве жеста доброй воли согласилась возобновить выполнение протокола, которое ранее было приостановлено.

Как итог, премьер-министр Биньямин Нетаньяху в телеинтервью 16 февраля признал, что израильское правительство имеет серьезные расхождения с администрацией президента Джо Байдена по поводу реализации политики, направленной против иранской ядерной программы. Такие откровенные оценки говорят о том, что израильское руководство намерено открыто выступить и противостоять политике новой администрации США, если оно осознает, что Вашингтон способен пойти на компромисс с иранским режимом.

Но одновременно израильский премьер-министр дал понять, что это не затрагивает основу двусторонних отношений, поскольку страны объединяет много общего,  и президент Джо Байден — друг Израиля. Отвечая на вопрос интервьюера о том, обеспокоен ли он тем, что во сих пор не состоялся прямой контакт с президентом  Байденом,  Нетаньяху ответил, что у него нет такой озабоченности, потому что уверен, что президент США свяжется с ним, когда понадобится. Кстати, представитель Белого дома в ответ на вопрос о том, почему президент Байден еще не позвонил премьер-министру Израиля, сказал, что звонок будет сделан в ближайшее время. Дата, однако, до сих пор не определена.  Отметим, что ранее Б.Нетаньяху не раз заявлял, что у него были многочисленные дружеские контакты с президентом Байденом на протяжении многих лет и что нет причин, по которым эта дружба не будет продолжаться. «Нынешние разногласия между двумя правительствами по поводу атомной программы не должны повредить давним дружеским и стратегическим отношениям двух стран».

55.86MB | MySQL:106 | 0,435sec