Турецкие прокси как инструмент реализации политических целей Анкары. Часть 3

Турецкое вмешательство в Ливию

В Ливии Анкара тесно связана с базирующимся в Триполи Правительством национального согласия (ПНС) во главе с Фаизом Сарраджем. Первые публикации о сирийских боевиках, перебрасываемых Турцией в Ливию для защиты территорий под контролем ПНС от наступающих сил Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара, появились на сайтах сирийской оппозиции в декабре 2019 года. Официальная Анкара опровергла эти сообщения. Впоследствии же появился большой объем доказательств, подтверждающих развертывание и раскрывающих его детали. В частности, в 2013 году ЧВК SADAT подписала соглашение с ПНС, в рамках которого обязалась построить военно-спортивный комплекс и базу для обслуживания техники.

Вербовка боевиков для Ливии проводилась на местах персоналом СНА и происходила в трех контролируемых Анкарой районах на севере Сирии и среди беженцев на юге Турции. Относительное затишье в борьбе с режимом Б.Асада позволило направить боевиков в другое место. Позже высокопоставленные турецкие чиновники, а в феврале 2020 года и лично Р.Т.Эрдоган подтвердили присутствие в Ливии боевиков СНА.

Согласно источникам в сирийской оппозиции, Министерство обороны Турции напрямую заключило контракт с ЧВК SADAT и компанией Abna’a al-Umma для организации вербовки боевиков из числа СНА в координации с Временным правительством Сирии. Компании нанимали желающих и заключали с ними контракты на срок от 3 до 6 месяцев. Те же организации готовили официальные документы, разрешающие завербованным въезд в Турцию и последующий законный выезд в Ливию.

Со слов источника в «Джабхат аль-Шамия» (Jabhat al Shamiya), в Турции боевиков размещали в гостинице до получения турецких удостоверений личности. Из Турции они выезжали как турки, а не сирийцы. Одних перевозили самолетом, других – кораблем. Из обещанных окладов в размере 3000 долл. США в месяц они получали только 1200 долл.

По данным сирийской оппозиции, за вербовку боевиков и обращение с ними в СНА отвечали «Первый корпус национальной армии», «Дивизия султана Мурада», «Дивизия Мутасима», «Бригада Сулейман Шаха» (также известная, как «аль-Амшат»), «Фронт Леванты» (Levant Front), «Корпус славы» (Glory Corps) и «Армия ислама» (Army of Islam). Сначала эти формирования регистрировали лиц, желающих воевать в Ливии. В дальнейшем при посредничестве ЧВК SADAT и под наблюдением турецкой армии они координировали процесс транспортировки боевиков из Сирии в Турцию.

Переброска в Турцию осуществлялась по двум маршрутам. Первый включал сбор на военном пункте пропуска Хавар-Килис (Hawar Kilis), переезд автобусами на турецкую территорию, в лагеря в районе Килиса до завершения оформления документов. Затем перелет из аэропорта Газиантеп (Gaziantep) в один из аэропортов Стамбула. Второй маршрут предусматривал переезд автотранспортом из Сирии в Антакью (Antakya), затем самолетом из Антакьи в Анкару. Перелеты внутри страны выполнялись военно-транспортным самолетом A400 ВВС Турции. Последующие вылеты из Турции в Ливию выполняли самолеты авиакомпаний Afriqiyah Airways и Libyan Wings.

В самой Ливии ЧВК SADAT тесно сотрудничает с Фавзи Букатифом (Fawzi Boukatif), палестинским исламистом и бывшим командиром «Бригады мучеников 17 февраля», сражавшимся с М.Каддафи. Они отвечают за координацию действий сирийских боевиков с армией ПНС.

Данные о количестве сирийских боевиков в Ливии разнятся. Согласно отчету Африканского командования США (AFRICOM), представленному Управлению генерального инспектора США (US Office of the Inspector General, OIG) 28 августа 2020 года, в Ливии с ЛНА воюют около 5 тыс. сирийцев. По материалам Jane’s Information group, сирийцы, выступающие на стороне ПНС, получают зарплату и контролируются «несколькими десятками» военных инструкторов из турецкой компании SADAT, которая также проводит их обучение. Тем временем Сирийский наблюдательный центр по правам человека оценивает число сирийских боевиков значительно выше (до 17 тыс. чел.) и утверждает, что в Ливии погиб 471 сириец.

Сирийские боевики сыграли значительную роль в операции ПНС «Буря мира», начатой ​​25 марта 2019 года. В её ходе силы ПНС и союзников вытеснили ЛНА со всей территории Триполи, а затем продвинулись на восток, вернув себе ряд прибрежных городов. Важную роль в этой кампании сыграли также турецкие БПЛА «Байрактар TB2».

 

Турецкие прокси в Нагорном Карабахе

Как известно, Анкара решительно поддержала начатую в сентябре 2020 года Баку военную кампанию с целью возврата себе спорной территории Нагорного Карабаха, занятой Арменией. Из различных источников стали быстро появляться доказательства направления Турцией сирийских боевиков на Южный Кавказ по аналогии с Ливией. Официальные опровержения Анкары и Баку были опровергнуты сообщениями из зоны боевых действий.

Вербовка боевиков снова проводилась СНА в сотрудничестве с SADAT. За согласие воевать в Нагорном Карабахе предлагалось ежемесячное жалование в размере 1500–2000 долл. Контракты также заключались на срок от 3 до 6 месяцев. Основные центры вербовки находились в городах Африн, Аль-Баб, Рас-эль-Айн (Ras al-Ain) и Тель-Абьяд (Tel Abyad). По показаниям боевиков, маршрут из Сирии также начинался в Килисе с последующей доставкой в аэропорт Газиантепа. Оттуда зафрахтованный ЧВК SADAT военно-транспортный самолет A400 перевозил их в аэропорт Стамбула, из которого они вылетели в Баку.

Конкретные связанные с СНА формирования, использованные для этого развертывания, отличались от тех, которые предоставляли людские ресурсы для Ливии. Теперь основными источниками стали бригады «Султан Мурад» (Sultan Murad), «Сулейман аш-Шах» (Suleyman al-Shah), «Хамза» (Hamza) и «Файлак аш-Шам» (Failaq al-Sham). Первые две из этих бригад получают поддержку от этнических туркоман, проживающих на севере Сирии, и, следовательно, можно предположить, что они имели большую естественную близость к тюркским азербайджанцам, чем сирийские мусульмане-сунниты арабского происхождения.

Размещение в Нагорном Карабахе в общих чертах напоминало план, отработанный в Ливии. В обоих случаях роль компании SADAT в вербовке, организации и транспортировке боевиков оставалась первостепенной. Главным источников личного состава являлись формирования СНА, а развертывание происходило при участии действующих военных специалистов ВС Турции.

Завершая свое исследование, эксперты JISS и TRENDS обращают внимание на то, что, при правлении президента Р.Т.Эрдогана политическая культура «глубинного государства» сохранила свое влияние. Но теперь она превратилась из инструмента, предназначенного в первую очередь для внутреннего использования, в средство для достижения внешних амбиций.

Сегодня президентская Партия справедливости и развития и ее союзник Партия националистического движения доминируют во всех государственных органах и механизмах, включая «глубинное государство» и его тайные инструменты. Для укрепления своих позиций в стране Р.Т.Эрдоган продолжает придерживаться жесткой исламистской, националистической и все более резкой неоосманской позиции во внешней политике Турции.

Таким образом, сотрудничество между ЧВК SADAT и Сирийской национальной армией создало новую ситуацию. Её особенностью является то, что Турция впервые получила большой резерв доступных, легко мобилизуемых и используемым иностранных людских ресурсов в качестве важного инструмента проецирования силы. Несомненно, что опасная тенденция применения турецких прокси формирований, опробованная в Европе и отработанная в Сирии, Ливии и на Кавказе, с высокой вероятностью получит свое продолжение там, куда простираются устремления официальной Анкары.

55.87MB | MySQL:105 | 0,578sec