Ситуация в Марокко: январь 2021 г.

6 января стало известно, что Марокко дало «временное срочное разрешение» на 12 месяцев на использование антиковидной вакцины, разработанной британской лабораторией AstraZeneca и Оксфордским университетом. На тот момент дата начала кампании по вакцинации населения оставалась неизвестной.

Ранее марокканские власти заявили о намерении приобрести 65 млн доз вакцины от британской AstraZeneca индийского производства и китайской Sinopharm. Было также достигнуто соглашение о приобретении 8 млн доз российской вакцины «Спутник-V». В первую очередь предполагалось вакцинировать медработников, сотрудников силовых структур, системы образования, а также пожилых людей. К той дате ежедневно в стране регистрировалось до 2 тысяч новых случаев заболевания коронавирусом. Всего было зафиксировано свыше 447 тысяч заболевших, 7618 из них умерли. Население Марокко – порядка 35 млн человек, вакцинировать предполагается 25 млн из них, то есть все взрослое население. Простая арифметика заставляет задать вопрос – зачем трехкратный перебор?

7 января было объявлено о продлении действующего с середины марта чрезвычайного санитарного положения в Марокко на месяц, то есть до 10 февраля. 19 января был продлен вплоть до 2 февраля ночной комендантский час на всей территории страны с 21 часа до 6 часов утра.

24 января в Марокко стартовал «бесплатная и постепенная» кампания по вакцинации против коронавируса. 28 января в Фесе был вакцинирован 57-летний король Мухаммед VI.

В начале января испанская газета «Эль Паис» сообщила, что Марокко готовится подписать контракт на приобретение двух патрульных кораблей типа OPV Avante производства компании Navantia. Стоимость контракта составит порядка 260 млн евро. Речь идет о кораблях водоизмещением 1500 тонн, длиной 80 метров. Они располагают площадкой для вертолета и 76-мм орудием итальянской компании Oto Melara.

8 января стало известно о задержании в Марокко в конце декабря Реды Абакрима по кличке «Турбо», имеющего репутацию наркобарона по части продаж каннабиса в парижском регионе. Но этого он был локализован в Дубае, но там его задержать не удалось. 38-летний Р.Абакрим разыскивался французским правосудием с подачи Офиса по борьбе с наркотрафиком более 13 лет. В июне 2020 г. суд Версаля приговорил его заочно к 21 году тюрьмы. Теперь, судя по всему, начнется тяжба между Марокко и Францией относительно его выдачи. Скорее всего, марокканские власти его не выдадут – уж слишком много он знает. Да и в тюрьме может все случиться …

9 января посольство США в Марокко объявило о визите в административный центр сахарских провинций г.Эль-Аюн помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока и Северной Африки Дэвида Шенкера (при прежней администрации). Этот визит – первый подобного рода – стал возможным после недавнего признания Соединенными Штатами суверенитета Марокко над сахарскими провинциями, что явно противоречило позиции ООН по данному вопросу, а также объявления о нормализации отношений между Марокко и Израилем.

Посетив ранее Алжир – регионального соперника Марокко – Д.Шенкер заявил, что у его страны нет планов развертывания американской военной базы в сахарских провинциях, равно как перевода туда из Германии штаб-квартиры Африканского командования Пентагона.

10 января США официально запустили процедуру открытия в сахарских провинциях в г.Дахла своего консульства.

11 января МИД Израиля назначил карьерного дипломата Дэвида Говрина на пост временного поверенного в делах Израиля в Марокко. В период с 2016 по 2020 гг., он занимал пост посла Израиля в Египте. 26 января Израиль объявило возобновлении работы своей дипломатический миссии в Рабате в связи с прибытием туда Д.Говрина. До этого она не работала в течение 20 лет. Как отмечалось в коммюнике МИД Израиля, «Д.Говрин и его команда будут работать для развития двусторонних отношений во всех областях, включая политический диалог, туризм, экономику и культуру».

29 января Израиль и Марокко объявили о создании рабочих групп по укреплению двустороннего сотрудничества в сферах инвестиций, сельского хозяйства, воды, окружающей среды, туризма, науки, инноваций, энергетики.

19 января сепаратисты из Фронта ПОЛИСАРИО в лице представителя «министерства безопасности» Сахарской Арабской Демократической Республики Сиди ульд Укаля заявили о готовности возобновить переговоры с Марокко под эгидой ООН. При этом утверждалось, что речь не идет об отказе в случае необходимости от вооруженной борьбы. «В прошлом мы оказали полное доверие международному сообществу и прекратили вооруженную борьбу окончательным образом. Мы ждали 30 лет. 30 лет невыполненных обещаний и бесконечного ожидания, — отметил он. – Мы готовы к переговорам. Мы готовы к любому посредничеству. Но одновременно мы сохраняем готовность к вооруженной борьбе на базе прошлого опыта». Ульд Укаль отметил, что на базе опыта прошлого «борьба сахарского народа продолжится вне зависимости от того, будут или нет переговоры».

Фронт ПОЛИСАРИО утверждает, что находится «в состоянии войны законной обороны» после того, как Марокко направило 13 ноября 2020 г. войска на крайний юг сахарских провинций в зону Гергюэрат с тем, чтобы изгнать оттуда активистов сепаратистского движения, блокировавших единственную автодорогу в соседнюю Мавританию. Как утверждают сепаратисты, эта автодорога была построена якобы в нарушение соглашения о прекращении огня от 1991 года, подписанного под эгидой ООН после 15-ти лет боевых действий.

Это заявление прозвучало на совместной пресс-конференции, в которой также участвовал постоянный представитель Фронта ПОЛИСАРИО при ООН Омар Сиди Мухаммед.

24 января сепаратисты заявили, что подвергли обстрелу район Гергюэрата. Утверждалось, что были использованы 4 реактивных снаряда. По их данным, некие «атаки» были выполнены вдоль «марокканской стены» — оборонительного фортификационного сооружения вдоль границ сахарских провинций. По марокканским данным, обстрел не повлиял на дорожное движение через Гергюэрат. В Рабате это назвали «актом пропаганды». При этом подчеркивалось, что ситуация в зоне пропуска через границу полностью нормальная. Реальную ситуацию в Гергюэрате с информацией от независимых источников проверить было невозможно.

24 января сепаратисты пригрозили Марокко «эскалацией» боевых действий после обстрела реактивными снарядами зоны Гергюэрата.

21 января администрация пенитенциарных заведений Марокко фактически признала то, о чем ужа давно говорили неправительственные организации, а именно – о «чрезмерном» использовании предварительного заключения для наказания и запугивания инакомыслящих. Согласно официальным данным, в конце 2019 г. свыше трети заключенных (39%) или 33689 человек находились в предварительном заключении в марокканских тюрьмах, то есть в ожидании суда над ними. По официальным оценкам, предварительное заключение из «исключительной меры превратилось в правило», что привело к переполненности пенитенциарных заведений. По оценкам правозащитников, использование предварительного заключения «стало политикой, применяемой без равновесия и мудрости». Они призвали прекратить эту практику «до следствия и судебного процесса».

В ответ на требования тех, кто осуждает «незаконное лишение свободы» ряда видных общественных деятелей, марокканские власти систематически вспоминают «независимость юстиции» и строгое исполнение процедур.

27 января правозащитная организация «Международная амнистия» (МА) призвала Марокко освободить 60-летнего историка и правозащитника Маати Монджиба, к тому времени находившегося в заключении уже месяц по обвинению в «отмывании капиталов». М.Монджиб стал известным после того, как открыто обвинил Марокко «в терроризме по отношению журналистам и оппозиционерам». МА опоздала. 28 января М.Монджуб получил 1 год тюрьмы строгого режима по обвинению в «злоупотреблениях» и «покушении на безопасность государства». Вердикт стал сюрпризом для его адвокатов, поскольку дата процесса по его делу, открытому еще в 2015 г., не назначалась.

22 января в марокканской Бузнике возобновились переговоры между парламентскими делегациями от двух частей Ливии. Они проходили в формате «13 плюс 13» с участием представителей международно признанного парламента в Тобруке и Высшего государственного совета (Триполи). Согласно правительству национального согласия (ПНС, Триполи), этот раунд переговоров, как и предыдущие, проходившие с сентября 2020 г., имел задачу определить тех, кто на переходный период займет ключевые посты, и в частности, глав Избирательной комиссии, Центрального банка, Комиссии по борьбе с коррупцией.

В целом, история сахарских провинций во многом пока что похожа на блеф Фронта ПОЛИСАРИО. Но так ли это будет всегда? Ведь у сепаратистов мощный покровитель в лице Алжира, у которого масса своих внутренних проблем. А значит, все возможно …

51.63MB | MySQL:104 | 0,776sec