10 лет «арабской весны»: уроки для Германии

В конце февраля исполнилось 10 лет знаковому визиту тогдашнего министра иностранных дел ФРГ Г.Вестервелле на площадь Тахрир в Каире. Именно это событие стало своеобразным началом «арабской весны» для Германии. Глава дипломатии ФРГ, называемый в прессе «ярким оппозиционером» и «шоуменом в политике», оказался в главной точке протестов Каира и там, будучи окруженный простыми людьми, от лица Берлина давал обещания предоставить финансовую помощь для послереволюционного развития региона – сцена, по мнению газеты Welt 10-летней давности, достойная марша из оперы «Аида». Сегодняшние оценки политики ФРГ в регионе куда более сдержанные, если не сказать негативные: нет ни обещанной поддержки, ни самого Г.Вестервелле, который мог бы прокомментировать исход событий, ассоциировавшихся у него тогда с мирной революцией в ГДР 1989 г.

Поскольку главной точкой притяжения внимания ФРГ на тот момент стал Египет текущие отношения с Каиром остаются одним из главных маркеров, позволяющих охарактеризовать политику Берлина в отношении результатов «арабской весны». И здесь, как кажется, Германия более всего отступила от обозначенных ею и ЕС в целом идеалов. Программный директор International Crisis Group по Ближнему Востоку и Северной Африке Й.Хильтерманн утверждает, что европейские игроки в восприятии «арабской весны» изначально ставили на первое место демократизацию, хотя население региона задумывалось об этом в последнюю очередь, требуя фактических улучшений своего уровня жизни без четкой привязки к особенностям режима. Теперь мы наблюдаем, что Берлин, равно как и Париж, отступили от собственного искаженного идеала, что доказывает уже сам факт тесного взаимодействия с президентом АРЕ А.Ф.ас-Сиси.

Последний рассматривает в качестве приоритета расширение влияния Каира в регионе, в том числе за счет вовлечения в урегулирование существующих ближневосточных конфликтов. Среди них, к примеру, палестино-израильский, для обсуждения которого на так давно был создан новый «квартет» в составе ФРГ, Франции, Египта и Иордании. Таким образом, реализуя свои собственные интересы на Ближнем Востоке, ФРГ как бы закрывает глаза на внутреннюю ситуацию в Египте, включая вопрос соблюдения прав человека. При этом вступает в противоречие как с целями, обозначенными 10 лет назад, так и с актуальными потребностями населения страны, также по сути не изменившимися за указанный временной отрезок.

Впрочем, подобная политика актуальна далеко не для всех точек, ставших очагами протестных движений в период «арабской весны». К примеру, в отношении Сирии, наоборот, ситуация заключается в невозможности поддержания контактов с режимом Б.Асада. На фоне смены американской администрации вопрос о санкциях против САР поставили гуманитарные организации, занимающиеся оказанием помощи населению республики, в числе которых есть и структуры с германским участием. Этот факт вылился в попытку СМИ ФРГ обратиться за разъяснениями к представителям ключевых фракций Бундестага.

«Зеленые» и СвДП, которую некогда возглавлял Г.Вестервелле, от комментариев воздержались. Уполномоченный по вопросам свободы вероисповедания, депутат от старшей коалиционной партии ХДС М.Грюбель, в свою очередь, заявил: «внешнеполитическая линия правительства Германии не предусматривает какого-либо сотрудничества с сирийским режимом, поскольку Германия не хочет подавать Асаду сигналы о нормализации обстановки». Политик подчеркнул, что сирийский режим виновен в «массовых нарушениях прав человека, включая пытки, отравляющие газы и произвольные аресты», а потому «санкции, направленные против преступного руководства и режима Б.Асада, должны быть сохранены».

Другого мнения придерживаются крайне правые в лице партии «Альтернатива для Германии». Представитель группы «Христиане в АдГ» У.Оэмэ со своей стороны сообщил, что его фракция отвергает возможность санкций против государства, поскольку при таком сценарии они отражаются в первую очередь на гражданском населении. В связи с этим в партии считают, что возможны лишь индивидуальные меры воздействия на конкретных виновников тех или иных нарушений. Впрочем, позиция АдГ основана не на альтруизме, а на желании решить еще одну проблему, порожденную «арабской весной» и прочно вписанную в программу партии, а именно миграционный кризис. В случае отмены давления на САР в целом и упрощения оказания гуманитарной помощи, по логике этой группы политиков, станет правомерной отправка беженцев на родину. При этом солидарны с АдГ еще и итальянские правые. У последних есть дополнительный аргумент  в пользу контактов с Б.Асадом —  сотрудничество в сфере обмена информацией. Оно, как ожидается, должно быть полезным в борьбе с терроризмом. Это могло бы быть потенциально интересно и для ФРГ, учитывая отчеты Федерального ведомства по защите конституции о враждебной активности группировок, связанных с Ближним Востоком. Однако в том случае, если предложение будет инициировано АдГ, исход его, как кажется, предрешен заранее.

В контексте соотношения политики периода «арабской весны» и современных реалий любопытен и опыт Ливана, где в 2011 г. прошли демонстрации против действующей системы квотирования в структурах государственной власти, основанной на религии. Вопрос о реформировании политической системы страны был поднят вновь после взрыва в порту Бейрута в августе 2020 г, когда ливанскую столицу посещал глава МИД ФРГ Х.Маас. Однако спустя почти шесть месяцев основными выразителями идеи о необходимости трансформаций в ливанском правительстве остались США и Франция.

Все сказанное выше, представляет собой лишь несколько примеров политики Германии после «арабской весны». Однако и их достаточно для того, чтобы сделать вывод о непоследовательности курса, проводимого в регионе. Не исключено, что одной из причин этой алогичности оказались внутриполитические изменения в ФРГ, где в период революции в арабском мире у власти была коалиция ХДС/ХСС с СвДП, затем сменившаяся на альянс с СДПГ. Данный факт имеет большое значение, принимая во внимание предстоящие в Германии парламентские выборы. Одним из вариантов их завершения местные обозреватели считают союз центристов с либералами и/или «зелеными», что может стать неким возрождением кабинета образца 2009-2013 гг. Однако, акценты СвДП, смещенные в строну коронавируса и восстановления связей с США при Дж.Байдене, не гарантируют исправления ошибок на ближневосточном направлении. Кроме того, согласно второму сценарию, уход А.Меркель с поста канцлера рискует спровоцировать полярные альянсы без центристов или наоборот коалиции, построенные на основе цели обеспечения выживаемости, когда возможны любые соглашения партий, даже кажущиеся сейчас немыслимыми.

51.58MB | MySQL:101 | 0,220sec