О факторах, повлиявших на решений ОПЕК+ по уровню добычи нефти

Страны ОПЕК+ уже во второй раз в этом году принимают неожиданное для рынка решение — они не станут смягчать требования к сокращению добычи нефти в апреле. Исключением станут только Россия и Казахстан, которые смогут нарастить ее на 150 тыс. баррелей в сутки, такой вердикт еще до окончания встречи привел к взлету котировок Brent более чем на 4%. Однако, по заверениям Саудовской Аравии, сегодняшнее решение не усилит волатильность котировок.   На финальной пресс-конференции журналистам так и не удалось добиться от наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана объяснений причин такой щедрости в адрес России. «Поверьте, иногда прозрачность решений заключается в их непрозрачности», — сказал он. Не стал он комментировать и влияние решения ОПЕК+ на цены на нефть. Котировки Brent начали расти сразу после того, как источники ТАСС сообщили о том, что Саудовская Аравия вопреки ожиданиям сохранит текущий уровень добычи и в апреле. За вечер цена нефти подскочила более чем на 4%, превысив 67 долларов за баррель.  Несмотря на реакцию рынка, Мухаммед бен Сальман не согласился с мнением, что «ситуация перегрета». «Вы можете сколько угодно спрашивать про цену, но я буду избегать комментариев на эту тему. Я не говорю о ценах, я готов рассуждать о стабильности и готов заверить вас в том, что волатильность на рынке нефти ограничена», — сказал он в ответ на просьбу ТАСС назвать фундаментальные причины для текущих котировок нефти. Отвечая на вопрос агентства, он заверил, что сегодняшнее решение поддержит стабильность на рынке нефти. «Волатильность цен имеет два направления — вверх и вниз. Мы пытаемся избежать ситуации, когда на рынке возникают качели. И это соответствует как интересам производителей, так и потребителей», — заключил он. Принимать решение об уровнях добычи на май союзники будут уже через месяц — 1 апреля. Как отмечается в конфиденциальном докладе ОПЕК+, с которым ознакомился ТАСС, именно в мае дефицит на глобальном рынке нефти может достичь своего пика — 2,1 млн баррелей в сутки. В этой связи отметим, что никакой «исключительной щедрости» Саудовской Аравии в данном случае нет, а общие параметры этой сделки были согласованы между Эр-Риядом и Москвой за несколько дней до встречи на высшем уровне. Американские эксперты вообще полагают, что  в итоге   Саудовская Аравия одержала крупную победу во время встречи ОПЕК+ 4 марта, на которой члены организации договорились поддерживать стабильный уровень добычи. Но это решение расстроит руководителей центральных банков, обеспокоенных ростом инфляции.  Цены на сырую нефть марки Brent выросли примерно на 30% с начала 2021 года, поскольку спрос продолжал расти, а уровень добычи оставался стабильным. Они выросли более чем на 5% 4 марта до постпандемических максимумов по этому решению. До встречи 4 марта утечки указывали на то, что ОПЕК+ рассматривает возможность увеличения добычи примерно на 1,5 млн баррелей в сутки. Но при этом  добровольное сокращение добычи Саудовской Аравией на 1 млн баррелей в сутки ниже уровня ее квоты на февраль и март также останется в силе в апреле. Нынешний компромисс  между Саудовской Аравией и Россией хрупок, и Эр-Рияд в конечном итоге будет вынуждена увеличить добычу после апреля. Глобальные запасы нефти резко возросли в разгар пандемии в то время как Саудовская Аравия уже давно поддерживает политику, направленную на сокращение запасов. Несмотря на то, что некоторые запасы, в том числе в Соединенных Штатах, достигли пятилетних сезонных норм, Эр-Рияд все еще хочет сократить их, потому что пятилетний средний показатель завышен ценовой войной между Саудовской Аравией и Россией, начатой в 2014 году, которая серьезно увеличила мировые запасы, пока ОПЕК+ не была сформирована в конце 2016 года. Россия в свою очередь  все более обеспокоена влиянием более высоких цен на нефть на добычу вне ОПЕК+, особенно в Соединенных Штатах, опасаясь, что более высокие цены вызовут возобновление добычи сланца. Согласно ежемесячным данным Агентства энергетической информации, добыча сырой нефти в США упала с предпандемического пика примерно в 13 млн баррелей в сутки до примерно 10,4 млн баррелей в сутки в октябре 2020 года из-за обвала цен, но к декабрю восстановилась примерно до 11,1 млн баррелей в сутки.  В этой своей политике Саудовская Аравия пользуется поддержкой Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов, которые могут позволить себе сдерживать производство, а также Алжира и Нигерии, которые не имеют никаких реальных запасных производственных мощностей для увеличения добычи. Последнее по времени решение  ОПЕК+  является «бычьим» для нефтяных рынков и укрепит ожидания того, что нефтяные рынки — и потенциально сырьевые рынки в целом — вступают в постпандемический суперцикл для повышения цен на нефть. Даже если сланцевая добыча начнет восстанавливаться, логистические и инвестиционные барьеры могут ограничить  этот рост за пределами таких основных игроков на этом рынке ОПЕК+, как Кувейт, Россия, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Только очень ограниченные резервные мощности могут быть быстро выведены на рынок, чтобы предотвратить скачки цен по мере восстановления спроса после пандемии. Инвестиции в новую добычу нефти во всем мире также рухнули в 2020 году, поскольку международные нефтяные компании снизили капитальные затраты и отложили проекты. При этом Иран остается ключевым фактором неопределенности этой ситуации. Его экспорт сырой нефти рухнул до менее чем 500 000 б/с в связи с американскими санкциями, но может вернуться к предсанкционным уровням в 2,5 млн б/с относительно быстро, если Соединенные Штаты и Иран смогут договориться об условиях ослабления санкций. Иран и Соединенные Штаты изо всех сил пытаются сдвинуть переговоры с мертвой точки; но если переговоры не состоятся в ближайшее время, прогресс, ведущий к ослаблению санкций, может произойти только после того, как Иран проведет президентские выборы в июне. В конце февраля Goldman Sachs повысил прогноз цен на нефть во втором квартале на 10 долларов за баррель до 70 долларов, а в третьем квартале — до 75 долларов за баррель. Кроме того, в настоящее время ожидается, что цены на нефть в четвертом квартале и в 2022 году составят в среднем 70 долларов за баррель; Goldman Sachs присоединяется к растущему числу инвестиционных банков, которые предполагают, что нефтяные и сырьевые рынки вступают в свой суперцикл. При этом ОПЕК+ коллективно удерживает в автономном режиме долю добычи в  около 7% мировой добычи нефти. Международное энергетическое агентство ожидает, что спрос на нефть в 2021 году восстановится примерно на 60% от пандемического коллапса, прогнозируя увеличение потребления нефти на 5,4 млн баррелей в сутки до среднего уровня 96,4 млн баррелей в течение года.

Рост цен на нефть усугубит существующие фискальные проблемы и обострит текущие экономические проблемы, прежде всего такие, как рост инфляционных ожиданий. Это в свою очередь означает уход капитала в драгоценные металлы, что снижает уровень капитальных вложений в отрасль. При этом устойчивый рост цен мало повлияет на экономическую ситуацию для большинства нефтедобывающих стран.   Алжир, Ангола, Ирак, Нигерия, Оман и целый ряд других нефтедобывающих стран столкнулись с финансовыми проблемами еще до начала пандемии. Хотя рост цен на нефть даже до 75 долларов за баррель облегчит некоторые из их финансовых проблем, он не сбалансирует их бюджеты и не компенсирует семилетние финансовые проблемы, с которыми они столкнулись с тех пор, как цены на нефть упали со 100 долларов или более за баррель в 2014 году. Этот рост создаст преимущество,  прежде всего, для более богатых производителей нефти, таких как Саудовская Аравия и Кувейт, чтобы продолжить свои долгосрочные стратегии бюджетной корректировки и диверсификации и приостановить  в случае необходимости некоторые  агрессивные реформы, которые политически непопулярны.. Однако они вряд ли откажутся от таких планов полностью, поскольку инициативы по переходу к «зеленой» энергетике продолжают набирать обороты во всем мире. Более высокие цены на нефть и сырьевые товары добавят еще один важный вклад в инфляционные ожидания во всем мире, поскольку доходность облигаций уже растет на фоне возросших инфляционных ожиданий, особенно в Соединенных Штатах, где новый пакет финансовых стимулов, вероятно, будет принят в ближайшее время. Это усложнит ситуацию для управляющих центральных банков, которые не хотят вынужденно ужесточать денежно-кредитную политику из-за опасений инфляции до завершения восстановления мировой экономики. Эти ожидания были дополнительно простимулированны 4 марта, когда председатель ФРС Джером Пауэлл заявил, что уровень инфляции в Соединенных Штатах выше целевого показателя ФРС в 2% в течение нескольких кварталов не приведет к тому, что долгосрочные ожидания обязательно изменятся. Рост цен на нефть также окажет большее давление на страны, которые в последние годы сократили субсидии на топливо, чтобы медленнее повышать цены на бензин и другие виды топлива. Это фактически означало бы повторное введение этих субсидий, усугубляя финансовую нестабильность правительств, оплачивающих их, или государственных компаний, которые будут делать это от имени правительства. Например, 1 марта Национальная нигерийская нефтяная корпорация объявила, что не будет повышать цены на бензин в марте, что противоречило их первоначальным планам после  обвала цен в 2020 году.

51.99MB | MySQL:101 | 0,369sec