О целях развития ядерной программы Израиля

Секретный ядерный объект в центре необъявленной израильской программы создания ядерного оружия переживает, по-видимому, самую крупную стадию строительства за последние десятилетия, как показали спутниковые фотографии, проанализированные агентством Ассошиэйтед пресс (АП). Инженерные работы на площади  размером с футбольное поле и, вероятно, глубиной в несколько этажей теперь располагаются всего в нескольких метрах от старого реактора в ядерном исследовательском центре им. Шимона Переса Негева недалеко от города Димона. На этом объекте уже находятся подземные лаборатории десятилетней давности, которые перерабатывают отработанные стержни реактора для получения оружейного плутония для израильской ядерной программы. Однако пока не совсем ясно, для чего конкретно предназначено это новое  сооружение.  Напомним, что Израиль не подтверждает и не отрицает наличие ядерного оружия и входит  в число четырех стран, которые никогда не присоединялись к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), призванному остановить распространение ядерного оружия. Израиль начал тайное строительство ядерного объекта с помощью Франции в конце 1950-х годов в пустыне близ города Димона, расположенного примерно в 90 км к югу от Иерусалима. В течение многих лет он скрывал от Соединенных Штатов военное назначение этого объекта, даже называя его текстильной фабрикой. При этом  несколько десятилетий планировка объекта в Димоне оставалась неизменной. Однако на прошлой неделе международная группа экспертов по расщепляющимся материалам в Принстонском университете отметила, что она увидела «значительное новое строительство» на этом объекте с помощью коммерчески доступных спутниковых фотографий, хотя некоторые детали не были разобраны. В 1960 — х годах Израиль использовал свои заявления о ракетных и ядерных усилиях Египта, чтобы отвлечь внимание от своей работы в Димоне, и может делать то же самое с Ираном сейчас, пишет в этой связи израильская газета Haaretz. «Если вы Израиль и вам надо осуществить   крупный строительный проект в Димоне, который привлечет внимание, то, вероятно, именно в это время вы больше всего будете кричать об иранцах», — сказал израильской газете Джеффри Льюис, профессор, преподающий вопросы нераспространения в Институте международных исследований Миддлбери в Монтерее. В этой связи целый ряд международных экспертов уверенно предположил, что, поскольку предполагаемый срок службы реактора в Димоне давно истек,  Израиль, возможно, строит новый плутониевый реактор. Старый реактор, который впервые заработал в середине 1960-х годов, производит плутоний в качестве топлива для предполагаемого израильского арсенала из 80 ядерных боеголовок. Американские эксперты, связанные с местным разведсообществом полагают при этом, что дело обстоит не так линейно, поскольку Израиль уже произвел достаточно плутония для текущих или будущих потребностей. Они же убеждены, что  существующий реактор либо полностью остановлен, либо выведен из эксплуатации. Если Израилю не нужен новый реактор взамен старого, то, что еще он может там строить? В недавнем интервью Ассошиэйтед пресс Дэрил Кимбалл, исполнительный директор базирующейся в Вашингтоне Ассоциации по контролю над вооружениями, указал на еще один критический элемент в ядерных боеголовкахтритий. Это изотоп водорода, используемый для увеличения мощности ядерных боеголовок. Это также делает взрывную реакцию более эффективной, поэтому требуется меньшего заряда (в случае Израиля — плутония). Тритий позволил добиться прогресса в разработке оружия, включая более мелкие устройства, взрывная мощность которых увеличивается. Это укладывается в военную стратегию Израиля по нанесению ограниченных ядерных ударов малой мощности, что актуально для уничтожения подземных ядерных объектов. Тритий также используется в нейтронных бомбах, которые имеют уменьшенную зону взрыва. Кимбалл в этой связи полагает, что Израиль «может захотеть произвести больше трития, относительно быстрого распадающегося радиоактивного побочного продукта, используемого для повышения взрывного выхода некоторых ядерных боеголовок»Тритий, как и плутоний и другие вещества, используемые для производства ядерного оружия, производится в ядерном реакторе, и может быть получен путем облучения металлического лития. Этот изотоп менее стабилен, чем плутоний, а это означает, что он требует более частого пополнения для использования в ядерном арсенале. Если, как предположил ведущий ядерный эксперт Авнер Коэн, старый реактор в Димонае будет, или уже выведен из эксплуатации, Израилю понадобится новый источник для производства трития. Возможно, новый реактор специально строится для этой цели. Судя по анализу спутниковых фотографий, строительство началось где-то в конце 2018 или начале 2019 года. Это означает, что работа, скорее всего, ведется уже около двух лет. Нынешние изображения в основном указывают на раскопки, но никаких зданий еще не построено. Почему этот процесс идет так медленно? Это может свидетельствовать о нерешительности среди израильских политиков относительно того, когда и стоит ли закрывать старый реактор, или о бюджетных ограничениях, препятствующих ускорению темпов строительства.

Но почему снимки стали достоянием общественности только сейчас, после двух лет строительства? Ровно по той причине, что американцы решили дать соответствующий сигнал израильтянам. Учитывая надвигающийся конфликт между Израилем и президентом США Джо Байденом по поводу возобновления переговоров по иранской ядерной программе, вполне возможно, что администрация США хочет напомнить миру, что реальная ядерная опасность находится не только в Иране. Если строительство связано с производством трития, то это говорит о том, что Израиль не развивает новый класс ядерного оружия, а совершенствует потенциал своего существующего арсенала. Это не обязательно означает, что тот же Б.Нетаньяху будет использовать такое оружие с большей вероятностью, чем предыдущие премьер-министры. Это означает, что он видит критическую необходимость для Израиля иметь надежное ядерное сдерживание. Это ключевой элемент геополитической стратегии Израиля, средство проецирования силы и обеспечения регионального господства нации. В течение последнего десятилетия США и Израиль демонстрировали разный подход к иранской ядерной программе. США использовали комбинацию скрытого саботажа и публичной дипломатии для продвижения политики сдерживания Ирана, в то время как Израиль иногда выступал за прямое военное нападение. Обе страны координировали свои подрывные действия в рамках кибер-атак на иранские ядерные объекты.  Но США никогда не были готовы присоединиться к нападению на Иран, несмотря на прямое лоббирование Нетаньяху И нынешнюю утечку из Вашингтона в общем-то надо понимать как демонстрацию неизменности администрации Байдена  к этому подходу смеси дипломатии и экономического давления на Иран, который был сформирован еще в период администрации Барака Обамы.

51.88MB | MySQL:101 | 0,434sec