О политическом кризисе в Сомали

Вот уже второй месяц в Федеративной Республике Сомали продолжается политический кризис, связанный с отсрочкой проведения парламентских и президентских выборов в этой восточноафриканской стране. Многими международными наблюдателями данный кризис представляется как следствие упорного нежелания действующего президента Махамеда Абдулахи Махамеда (Фармаджо) и его правительства пойти на компромисс с оппозицией в вопросе о порядке проведения выборов. Более того, оппозиционные сомалийские политики обвиняют президента, конституционный срок полномочий которого завершился 8 февраля, в стремлении к узурпации власти и установлении диктаторского режима в Сомали, правда, забывая при этом, что прежний президент ФРС Хасан Шейх Махмуд ещё пять месяцев оставался на своём посту после окончания срока полномочий. Справедливы ли обвинения сомалийской оппозиции и каковы глубинные причины политического кризиса в Сомали? Попробуем разобраться в этом.

Как показывает анализ сообщений и документов, публикуемых в различных открытых источниках, нынешний кризис в Сомали стал кульминацией длительной борьбы за власть в стране между патриотическими силами во главе с Фармаджо и реакционными, антидемократическими и криминальными по своей сути группировками,  потерпевшими поражение на прошлых выборах в 2016-17 гг. К последним мы относим в первую очередь исламистские (неоваххабитские) группировки «Дам-уль-Джадид» и «Алла Шейх», а также трайбалистскую группировку Hawiye Action Group, объединяющую ряд крупных бизнесменов, политиков и представителей диаспоры из соплеменности хавие. Именно эти группировки, имеющие немало своих представителей в федеральном парламенте, региональных органах власти и Сомалийской национальной армии, вскоре после избрания Фармаджо президентом Сомали развернули скрытную, а иногда и явную, деятельность по срыву и дискредитации политических и экономических реформ, начатых новым правительством. Это, в общем-то, понятно: ведь с потерей ими власти в 2017 г. были нарушены многие коррупционные схемы, действовавшие в сомалийской экономике (особенно в морском порту и аэропорту Могадишо) и высших органах власти. Эти схемы, приносившие немалые доходы упомянутым группировкам, были сломаны новым президентом, премьер-министром и его правительством, сумевшими в короткий срок вдвое увеличить собираемость налогов и таможенных пошлин. Стремясь вернуть себе власть, лидеры названных группировок, в число которых входят и бывшие президенты Сомали Хасан Шейх Махмуд и Шейх Шариф Шейх Ахмед, в 2018 г. создали свои политические партии, которые в 2019 г. вместе с другими оппозиционными политическими организациями объединились в так называемый Форум общенациональных партий Сомали (ФОПС). Главной целью ФОПС стало отстранение от власти президента Фармаджо. Эта цель была положена и в основу политического взаимодействия ФОПС с рядом амбициозных сомалийских политиков, стоящих у власти или недавно утративших власть в федеральных регионах Сомали.  Мы имеем в виду прежде всего главу администрации Пунтленда Саида Абдуллахи Дэни, бывшего министра планирования и международного сотрудничества Сомали, состоявшего в «Дам-уль-Джадид», и главу администрации Джубаленда шейха Ахмеда Махамеда Ислама (Мадобе), состоявшего ранее в «Хизб-уль-Ислам», а также бывших руководите-лей ЮЗР и Гальмудуга Шарифа Хасана Шейха Адама и Абдикарима Хуссейна Гуледа, соответственно, выдвинувших свои кандидатуры на президентский пост. Нынешние руководители Пунтленда и Джубаленда, придерживающиеся авторитарного стиля руководства в своих регионах, видят в политике президента Фармаджо, направленной на усиление государственной власти, угрозу своим корыстным клановым интересам. Сознавая, что законным путём оппозиции вряд ли удастся прийти к власти, оппозиционные политики сделали ставку на срыв проведения выборов, сначала — по новому закону, а затем — в установленные конституцией сроки с тем, чтобы обвинить Фармаджо в умышленном провале выборов и лишить его возможности участвовать в них в качестве кандидата на пост президента.

Напомню, что в феврале прошлого года, после долгого согласования правительства с регионами, федеральным парламентом Сомали был принят Закон о выборах в органы государственной власти ФРС, который предусматривает отказ от действующей пока родоплеменной представительской системы формирования парламента и переход на многопартийную систему выборов с предоставлением права голоса кажому избирателю. Однако вскоре после принятия этого закона главы Пунтленда и Джубаленда отказались проводить в своих регионах выборы по новому закону, сославшись на невозможность его практической реализации в существующих условиях. Они предложили вернуться к прежней системе выборов с незначительными её изменениями. Как ни странно, в этом их поддержали «представители мирового сообщества» в лице западных дипломатов, функционеров ООН, ЕС и АС, хотя прежде все они выступали за скорейший переход к проведению выборов по принципу «один избиратель – один голос». В ходе состоявшейся летом 2020 г. в гор. Дусамареб серии переговоров между федеральными и региональными властями Сомали правительство пошло на целый ряд уступок, и в итоге  17 сентября в Могадишо было заключено соглашение о порядке проведения общенациональных выборов в 2020-21 гг. на условиях, предложенных оппозицией. Вскоре это соглашение было утверждено федеральным парламентом, который при этом поручил президенту и правительству Сомали исполнять свои обязанности до избрания новых органов власти.

Однако уступки правительства на переговорах были восприняты оппозицией как его слабость, а не желание найти компромисс ради общих интересов. Как только началась практическая подготовка к проведению выборов руководители Пунтленда и Джубаленда стали выдвигать новые требования к правительству и всячески затягивать исполнение достигнутых договорённостей под надуманными предлогами. В частности, они отказались формировать предусмотренные соглашением региональные избирательные комиссии до тех пор, пока из состава Центральной избирательной комиссии, формируемой федеральным правительством, не будут исключены госслужащие, а из пров. Гедо, входящей в состав Джубаленда, не будут выведены подразделения СНА. С.А.Дэни и Мадобе также потребовали поручить организацию выборов депутатов от Сомалиленда спикеру верхней палаты парламента ФРС, известному оппозиционеру Абди Хаши Абдуллахи, что также не было предусмотрено заключённым соглашением. Параллельно с этим в местных и иностранных сомалиязычных СМИ, львиная доля которых контролируется оппозицией, была развязана яростная антиправительственная пропаганда, направленная на дискредитацию любых решений президента.

В результате такой позиции лидеров Пунтленда и Джубаленда график проведения выборов был сорван. Неоднократные предложения Фармаджо провести новый раунд переговоров для улаживания оставшихся разногласий либо отвергались, либо оговаривались заведомо неприемлемыми условиями. Примечательно, что западные «друзья Сомали» в этой ситуации публично ограничились лишь призывами к скорейшему урегулированию разногласий между сомалийскими властями и воздержались от применения каких-либо мер воздействия на должностных лиц, препятствующих проведению выборов (что они не раз делали в прошлом). Более того, в конце 2020 года филиал американского института Heritage в Сомали финансировал проведение в гор. Гароуэ, столице Пунтленда, довольно дорогостоящей конференции по проблемам будущих выборов, на которую собрались представители правительства и практически всех оппозиционных группировок ФРС (разве что исключая «Аш-Шабаб»). На полях этой конференции сомалийская оппозиция окончательно согласовала стратегию и тактику своих действий по свержению президента Фармаджо.

Начиная с 8 февраля, когда истёк конституционный срок полномочий президента, 15 оппозиционных политиков, объединившиеся ранее в так называемый «Союз кандидатов в президенты — СКП» (хотя никто из них требуемые документы и денежный взнос в ЦИК не представлял и естественно там не зарегистрирован) перешли к тактике провокаций, шельмования действующих органов власти и откровенной лжи. Они заявили, что больше не признают Фармаджо президентом ФРС, призвали Вооружённые силы Сомали не подчиняться его приказам и предложили создать Переходный национальный совет, в который войдут они сами, спикеры обеих палат парламента и главы федеральных регионов, с тем, чтобы провести национальные выборы в соответствии с Соглашением от 17 сентября 2020 г.  Несмотря на действующий в Могадишо режим ограничений на массовые собрания в связи с пандемией COVID-19, лидеры оппозиции призвали население собраться 19 февраля на массовый антиправительственный митинг в центре города, у Монумента неизвестному солдату (неподалёку от резиденции президента). Накануне вечером вооружённый отряд сторонников СКП численностью около 50 человек при поддержке нескольких автомашин с пулемётами занял площадь у Монумента якобы для обеспечения безопасности участников митинга. Командир этого отряда, бывший полевой командир из племени айр/хабар-гидир Юсуф «Индаадэ» публично заявил, что в стране больше нет законного правительства, и он берёт на себя обеспечение общественной безопасности в Могадишо. После такого заявления отряд спецназ федеральной полиции получил приказ задержать Юсуфа «Индаадэ». Все силы полиции и войска столичного сектора СНА были приведены в полную боевую готовность. Ночью в районе Монумента и расположенной рядом гостиницы «Наса-Хаблод-2», куда накануне заселились организаторы объявленного митинга, произошла перестрелка между силами полиции и сторонниками СКП. Несколько человек были убиты или ранены. 13 мятежни-ков были арестованы, но Юсуфу «Индаадэ» удалось скрыться. Митинг в назначенном месте не состоялся. Попытка утром 19 февраля небольшой группы демонстрантов (до 150 человек) в сопровождении автоматчиков пройти маршем от аэропорта к Монументу была пресечена предупредительным огнём в воздух.

После этой очевидной провокации члены СКП обвинили президента Фармаджо в организации штурма гостиницы (которого в действительности не было) и покушении на их жизни. Они также объявили Фармаджо государственным преступником, подлежащим суду и не имеющим право участвовать в выборах. СКП также потребовал отставки всех высших начальников силовых ведомств. Одновременно руководство оппозиции заявило о своей твёрдой решимости провести массовый антиправительственный митинг и начало тайно стягивать к Могадишо вооружённые отряды ополченцев из племён абгаль и хабар-гидир «для защиты митингующих от правительственных войск». Эмиссары СКП были направлены в отдельные части соседних 27 и 60 секторов СНА для проведения антиправительственной агитации в войсках и обеспечения поддержки армией оппозиции.

В этой ситуации президент Фармаджо проявил сдержанность и не оставил попыток всё же найти компромисс с лидерами оппозиции в целях предотвращения боестолкновений в Могадишо, способных привести к развязыванию новой гражданской войны в Сомали. Эта задача была возложена на премьер-министра правительства Махамеда Хуссейна Робле (выходца из племени хабар-гидир/хавие), которому удалось договориться с СКП о порядке проведения митингов в условиях пандемии и о начале совместного независимого расследования событий 19 февраля. В действительности на переговоры с премьер-министром оппозиция согласилась в надежде переманить его на свою сторону с тем, чтобы придать какую-то легитимность и больший политический вес своим действиям в глазах мирового сообщества. Очередной митинг оппозиции был сначала перенесён на 6 марта, но в последний момент отменён его организаторами, обвинившими правительство на этот раз в развёртывании «чрезмерных полицейских сил на улицах города».  Таким образом, планы оппозиции по быстрому свержению президента и захвату власти провалились. Тем не менее, очевидно, что такие попытки будут продолжены в ближайшем будущем.

Несомненно и то, что столь решительный настрой сомалийской оппозиции на отстранение Фармаджо от власти подпитывается из-за рубежа, а именно государствами, преследующими свои собственные интересы в Сомали. Прежде всего речь идёт о Кении и ОАЭ.

Смена президента и правительства в Сомали могла бы дать Найроби очередную отсрочку рассмотрения в Международном суде жалобы ФРС о захвате Кенией части приграничной морской территории Сомали, на которой было выявлено месторождение нефти. Кроме того, смена власти в ФРС позволила бы Кении возобновить запрещённый действующим сомалийским правительством импорт ката из Кении, который до недавнего времени был основной статьёй доходов кенийского бизнеса в торговле с Сомали. Ежедневно из Кении в Сомали совершалось не менее 15 авиарейсов с грузом ката, лёгкого наркотика-стимулятора. Отсюда активная военная и политическая поддержка Кенией своего ставленника президента Джубаленда Мадобе, который на одном из совещаний своей администрации даже поставил вопрос о выходе Джубаленда из состава ФРС и присоединении к Кении. Примеров вмешательства Найроби во внутренние дела Сомали за последние годы накопилось множество. Наиболее ярким примером этого стало обеспечение властями Кении переброски отрядов «территориальных войск» Джубаленда во главе с беглым преступником Абдирашидом Джананом из Кисмайо в район Мандэра (на границе с пров. Гедо) и организация 25 декабря 2020 г. их вторжения в район Беледхаво. Впрочем, заблаговременно размещённые в районе Беледхаво подразделения СНА успешно отразили атаку отрядов Джанана, взяв в плен около сотни боевиков.

Этот инцидент на сомалийско-кенийской границе произошёл уже после того, как правительство ФРС 15.12.20 г., сразу после официального визита в Найроби президента Сомалиленда, разорвало дипломатические отношения с Кенией.  Тем не менее, и Джубаленд, и Пунтленд продолжают поддерживать тесные отношения с кенийскими властями. Публично заявляя о своём стремлении к созданию в Сомали федеративного государства, лидеры этих регионов на деле проводят политику сепаратизма, постоянно нарушая Временную конституцию страны и заключённые с федеральными властями соглашения.

Что касается ОАЭ, то они также заинтересованы в отстранении от власти Фармаджо, поскольку тот препятствует реализации их планов по установлению контроля над торговыми потоками в Северо-Восточную Африку. Именно Фармаджо ещё в апреле 2017 года потребовал отмены соглашений, заключённых эмиратской компанией DP World с правительствами Сомалиленда и Пунтленда о передаче под её управление морских портов Бербера и Босасо с последующей их модернизацией, поскольку эти соглашения были заключены с нарушением законов ФРС (а ведь подобные планы были у ОАЭ и в отношении портов Кисмайо и Барауэ). Ещё больше отношения Абу-Даби с правительством Сомали ухудшились после того, как оно отказалось поддержать ОАЭ в конфликте с Катаром. После этого военное сотрудничество ОАЭ с Могадишо резко пошло на спад, но при этом они продолжали оказывать разностороннюю помощь администрациям Пунтленда и Джубаленда без ведома федеральных сомалийских властей. Окончательно отношения ОАЭ с ФРС испортились весной 2018 года, когда в аэропорту Могадишо сначала была задержана незаконно ввезённая из ОАЭ партия оружия, предназначавшаяся для территориальных войск Пунтленда и Джубаленда, а затем — крупная сумма валюты (почти 10 млн долл. США), предположительно предназначавшаяся для финансирования оппозиции. Тогда же парламент Сомали принял резолюцию, запрещающую деятельность DP World на территории ФРС. И если эмиратская компания действительно приостановила свою деятельность в порту Босасо (хотя и по другой причине), то её работы в порту Беребера продолжаются полным ходом.

Другие страны региона внешне соблюдают нейтралитет в сомалийском политическом кризисе, хотя правительства Эфиопии и Эритреи, отношения которых с Сомали существенно улучшились при президенте Фармаджо, вполне могут оказывать ему негласную поддержку. В частности, Эритрея до сих пор продолжает подготовку на своей территории подразделений сомалийских правительственных войск и полиции.

Ближайшие военные союзники Сомали – США и Турция – также публично воздерживают-ся от поддержки какой-либо из сторон в сомалийском политическом кризисе, однако их послы в Могадишо сочли необходимым предостеречь правительство ФРС от использования войск и сил полиции, подготовленных американскими и турецкими специалистами, в целях политической борьбы. Примечателен также тот факт, что хотя большая часть воинского контингента США покинула Сомали ещё до 15 января по распоряжению президента Д.Трампа, на территории аэропорта Могадишо продолжает действовать американский разведывательный центр, а в Босасо и Кисмайо остаются небольшие по численности подразделения оперативно-тактические группы (ОТГ) «Африканский Рог» из состава Объединённого командования ВС США в Африке. При этом после вступления в должность нового президента США Джо Байдена американские БПЛА прекратили нанесение авиаударов по целям, находящимся на подконтрольных «Аш-Шабаб» территориях. Полагаем, что новая администрация США всё же заинтересована в замене Фармаджо другим, более лояльным и сговорчивым президентом Сомали.

А в общем, западным государствам, похоже, уже порядком надоели бесконечные политические неурядицы и гуманитарные проблемы в Сомали. Вкладываемые ЕС средства в стабилизацию обстановки в этой стране не приносят желаемых результатов. Но всё-таки страны ЕС опасаются, что дальнейшее обострение конфронтации между действующим правительством ФРС и оппозицией может свести на нет все предыдущие усилия западных партнёров по достижению мира и стабильности в этой стране. А ведь это является необходимым условием для развития экономического сотрудничества с Сомали, в том числе для освоения западными компаниями имеющихся там нефтяных месторождений. Да и новых сомалийских беженцев в Европе никто не ждёт.

Как бы то ни было, страны Запада, поддерживая контакты со всеми влиятельными сомалийскими политиками, пока игнорируют заявления оппозиции о нелигитимности действующих федеральных органов власти. Об этом свидетельствует, в частности, состоявшееся на днях вручение верительных грамот нового посла Великобритании президенту Фармаджо, а также подписание 11 марта сомалийской и итальянской сторонами протокола о списании долга Сомали перед Парижским клубом.

Таким образом, нынешний политический кризис в Сомали является не только следствием внутренней борьбы за власть, но в значительной степени обусловлен и действиями внешних игроков. Поэтому положительное урегулирование этого кризиса зависит от того, сумеют ли здоровые силы в сомалийском обществе сплотиться вокруг действующего президента и правительства во имя достижения мира и единства страны, как и от того, какую политику по отношению Сомали будут проводить в дальнейшем так называемые страны-партнёры и авторитетные международные организации, включая ООН, АС и ЛАГ. Но для принятия правильных решений требуется не предвзятая, а объективная оценка происходящих в Сомали политических процессов.

51.66MB | MySQL:109 | 0,369sec