Ливия: об особенностях формирования и некоторых задачах, стоящих перед правительством ПНЕ

Как полагают американские эксперты, новое Правительство национального единства (ПНЕ) Ливии будет бороться за объединение страны после почти семилетней гражданской войны  по мере того, как различные ливийские стороны будут усиливать на него давление в рамках  защиты своих интересов. Ливийская Палата представителей подавляющим большинством одобрила сформированное премьер-министром Абдель Хамидом Дбейбой новое правительство 10 марта в Сирте после трех дней дебатов и нескольких кадровых  изменений в кабинете министров. По оценке французских экспертов, вместо обещанного А.Х.Дбейбой «технократического»  правительства он  назначил на ключевые министерские посты ряд деятелей эпохи М.Каддафи. Столкнувшись с невозможностью достижения географического, племенного и политического равновесия в своем новом едином правительстве, первом в стране с 2014 года, новый премьер-министр  сознательно  решил склонить чашу весов в пользу бывших деятелей режима Муаммара Каддафи. В этом есть свой смысл – если не военная сила, то точно серьезные деньги, в том числе и на тайных счетах за рубежом. Хотя он сам признает, что выбрал лишь меньшинство из 35 имен, одобренных Палатой представителей  10 марта, ясно видны связи Дбейбы с окружением покойного ливийского лидера,  во времена которого  он возглавил государственную компанию Lidco (Ливийская инвестиционная и девелоперская компания). Новый министр внутренних дел Халед Тиджани Мазен, который ранее был заместителем министра, работал в Службе внутренней безопасности при Каддафи, в то время как Мухаммед Али Хвейдж, который был назначен министром экономики и торговли, был министром финансов в исполнительном органе режима Каддафи —  Всеобщем народном комитете Ливии  с 2004 по 2009 год. Он также был главой Ливийской Арабской иностранной инвестиционной компании (LAFICO) и членом правления Ливийской инвестиционной корпорации (LIC). После падения режима в 2011 году он стал советником тогдашнего премьер-министра Фаиза Сарраджа. Также следует отметить тесные отношения между министром финансов Халедом аль-Мабруком Абдуллой, бывшим директором Государственного банка «Аль-Джумхуриа», и  нынешним управляющим Центрального банка Ливии Седдиком Омаром аль-Кабиром. Последний, который сам близок к А.Х.Дбейбе, смог сохранить свой пост благодаря только нынешней смене правительств с учетом того, что Саррадж несколько раз пытался отстранить его и провести международный аудит Центробанка. Адвокат Наджла аль-Мангуш сменила Ламию Абу Сидру, члена исламистской партии Абдельхакима Бельхаджа «Аль-Ватан», на посту министра иностранных дел. Пока что критическая и спорная должность министра обороны останется вакантной, эту функцию взял на себя  сам Дбейба до тех пор, пока не появится согласованный кандидат. Это способ избежать риска вето со стороны командующего Ливийской национальной армии   Халифы Хафтара. Его люди контролируют город Сирт, где члены парламента вынесли новому правительству вотум доверия.  Таким образом, нынешнее ПНЕ представляет собой первое объединенное правительство Ливии с августа 2014 года. Новый кабинет будет состоять из 33 министров и 2 заместителей министров, поскольку он пытается получить широкую поддержку через инклюзивное правительство, где различные фракции должны иметь свой  портфель.  Эта новая политическая архитектура в рамках  поддержанного ООН ливийского мирного процесса помимо  нового правительства включает еще и   Президентский совет из трех человек во главе с Мухаммедом Юнесом аль-Манфи, который должен стать еще одним органом  исполнительной власти в системе президент-премьер. ПНЕ задумано как временное правительство, которое будет управлять страной и готовиться к запланированным на 24 декабря выборам, которые станут первыми  в стране с 2014 года. На сегодня основной задачей ПНЕ будет  просто осуществление своей собственной политики, поскольку Палата представителей, Ливийская национальная армия, различные ополченцы и другие институты будут продолжать обладать значительной властью на региональном уровне, а это означает, что национальное примирение и объединение в значительной степени останутся только номинальными. Одобрение состава ПНЕ  пришло после диверсификации кабинета министров, что включило в него необходимые фракции в рамках сохранения их представительства в значительной степени все еще нетронутой нефтяной системы правительственного патронажа эпохи Каддафи.  Можно ожидать, что конкуренция между ливийскими фракциями только обострится в среднесрочной перспективе. Палата представителей по-прежнему сохраняет значительную власть и будет продолжать действовать в качестве законодательного органа страны, имея эффективное право вето в отношении законодательных инициатив  Дбейбы. Законодательный орган при этом еще должен одобрить ряд законопроектов в рамках мирного процесса, включая новый закон «О бюджете», «О конституционном референдуме» и закон «О выборах». Дбейбе при этом не хватает независимой базы власти, поддерживаемой крупными ополчениями, что вынудит новое правительство тесно сотрудничать с различными вооруженными группировками и ополченцами Ливии в разработке политики, давая им сильное влияние на нее. Насколько быстро ПНЕ сможет принять единый бюджет, еще предстоит выяснить. Переговоры уже начались, но окончательное соглашение достигнуто не было, так как переговорщики ждут окончательного  формирования нового правительства. Борьба за объединение институтов Ливии, включая Центральный банк, различные министерства и государственные компании, также, вероятно, займет центральное место. Объединить их будет трудно, поскольку местные политики и деятели пытаются сохранить власть, которую они создали при этих институтах. Еще один ключевой вопрос для правительства А.Х.Дбейбы будет заключаться в том, как подойти к усилиям по демобилизации ополченцев. Бывший министр внутренних дел  Фатхи Башага — главный конкурент Дбейбы на пост премьер — министра — оказался спорной кандидатурой  для большинства ополченцев из-за того, что был ключевым архитектором запланированных интеграционных усилий Ливии. Дбейба столкнется с той же оппозицией, что и Башага, если он будет настойчиво поддерживать такие планы.

Политическая слабость Дбейбы также означает, что Ливийская национальная армия, возглавляемая Халифой Хафтаром, вероятно, будет действовать в значительной степени беспрепятственно со стороны нового правительства. Союзники Хафтара в Палате представителей одобрили новое правительство, как и его сторонники а Форуме ливийского политического диалога, на котором в феврале Дбейба был избран премьер-министром. Этот компромисс включает в себя и продолжение контроля ЛНА на нефтяными месторождениями и терминалами на востоке Ливии, и отсутствие кандидатуры на пост министра обороны. Но этот компромисс хрупок: существуют явные различия в политике и идеологии между Хафтаром и связкой Дбейба – аль-Манфи, поскольку первый считается близким к Турции, а второй — к «Братьям-мусульманам». Для Хафтара слабое правительство означает меньшее ограничение его деятельности. Тем не менее, военный потенциал сил  Хафтара ослаб после его неудачного наступления на Триполи, хотя он и ОАЭ будут и далее всячески противостоять правительству, близкому к «Братьям-мусульманам» и Турции. ОАЭ, хотя официально и поддерживают ПНЕ, будут возражать против любых связей между ним и «Братьями-мусульманами» и Турцией. Для борьбы с ними Абу-Даби с большей долей вероятности направят новую финансовую и военную  поддержку Хафтару и его единомышленникам, которые могут стать потенциальными кандидатами на декабрьских выборах. При этом и в рядах самой ЛНА не все хорошо с точки зрения сплоченности. Последним по времени свидетельством этого факта стал налет, совершенный  2 марта командующим спецназа ЛНА Махмудом аль-Верфалли на дилерский центр «Тойоты» в Бенгази, который встревожил самых ярых сторонников Халифы Хафтара, среди которых есть некоторые из представителей самых авторитетных семей  Бенгази. Разграбив дилерский центр  в Бенгази, принадлежащий с 2011 года бизнесмену Мубараку аль-Сусси, М.аль-Верфалли оскорбил одну из самых уважаемых семей города. Клан аль-Сусси, в течение многих лет близкий к королю Идрису, оставался видным членом элиты Бенгази еще долго после того, как Муаммар Каддафи сверг монарха в 1969 году. Их положение росло в кругах оппозиции после того, как Ахмед ас-Сусси  (дядя Мубарака ас-Сусси; был избран в свое время президентом) отправился в принудительное изгнание в Соединенные Штаты, где он умер в 2007 году.  Семья аль-Сусси была сильным союзником   «антитеррористической операции» Хафтара «Аль-Карама» еще в 2014 году. Именно благодаря этой поддержке ЛНА удалось быстро завоевать Бенгази, а затем и Восточную Ливию. Поддержка аль-Сусси стимулировала  другие видные семьи Бенгази последовать его примеру, что значительно облегчило проведение  операций ЛНА. Неспособность Хафтара внятно отреагировать на эту провокацию со стороны М.аль-Верфалли, который транслировал обыск в прямом эфире в социальных сетях, обеспокоила самые видные семьи города. До сих пор они считали, что находятся под защитой Хафтара. Теперь, опасаясь, что они могут стать предметом следующего вымогательства — похоже, вопрос о собственности на землю стоял за дилерским спором, в котором люди М.аль-Верфалли, как считается, конфисковали около 40 автомобилей, — некоторые общественные деятели предпочли перевезти свои семьи и бизнес в Триполи или даже за границу. После своего второго брака в конце 2020 года Хафтар, похоже, меньше беспокоится о командовании ЛНА. Его сыновья Саддам Хафтар и Халед Хафтар теперь в основном отвечают за войска, в то время как их брат Белкасем Хафтар взял на себя многие политические задачи. М.аль-Верфалли уже был причиной трений в 2018 году между ЛНА и племенем авакир, которое обвинило его в том, что он стоит за внесудебной казнью нескольких его членов. М.аль-Верфалли «сдался» армии и был быстро оправдан военным судом. Он разыскивается Международным уголовным судом за военные преступления, и в сентябре он был помещен под санкции Европейского союза. Но этот командир пока незаменим для Хафтара, который даже дал ему повышение в 2019 году: он обеспечивает ему поддержку серьезного племенного образования варфаллы. Но суть в том, что Хафтар вынужден балансировать между лояльностями различных племенных групп, что делает его положение шатким. В общем, ему сейчас не до военных наступлений.

Добыча нефти и газа в Ливии, скорее всего, останется стабильной, и шансы на широкий военный  конфликт останутся низкими, если только Дбейбе не удастся консолидировать власть и впоследствии попытаться маргинализировать Хафтара или ополченцев в Западной Ливии. От себя добавим —  и триполитанских ополченцев. Восстановленная добыча нефти в Ливии, сейчас  находится  примерно на уровне 1,3 млн баррелей в сутки, вероятно, останется высоким в краткосрочной перспективе, учитывая отсутствие на сегодня стимулов у Хафтара для блокировки  экспорта нефти из Восточной Ливии.  Хафтар на сегодня полагает более важным для себя сохранение  контроля над восточными нефтяными терминалами, чем  начало серьезного вооруженного конфликта против Триполитании. Более серьезной угрозой безопасности в краткосрочной перспективе могут стать любые действия А.Х.Дбейбы против авторитетных ополченцев Западной Ливии, особенно в Триполи. Любые попытки повторить начатую Башагой демобилизацию и интегрировать лишь часть ополченцев в официальный аппарат безопасности будут встречены противодействием со стороны других ополченцев, которые сохраняют значительный военный потенциал.

51.51MB | MySQL:101 | 0,348sec