Фактор присутствия военного контингента США в Ираке и его влияние на американо-иранские отношения

Американские силы должны как можно скорее покинуть Ирак и Сирию. Об этом заявил в четверг 11 марта руководитель и духовный лидер Ирана Али Хаменеи.   «США должны как можно скорее покинуть Ирак и Сирию», — цитирует его агентство Тасним. По его словам, «США сами создали «Исламское государство» (ИГ, террористическая организация запрещена в РФ — авт.) и потом под предлогом существования ИГ создали там военную базу».  Он добавил, что «американцы говорят о присутствии Ирана в регионе с тревогой и негодованием». «При том, что наше присутствие не военное. В некоторых странах, где есть наши военные, это советники. В других [странах] нет даже советников, есть только политическое присутствие», — отметил Хаменеи. От себя скажем, что иранские советники там и не очень нужны: в Ираке есть свои вполне боеспособные проиранские прокси, а в том же Йемене есть ливанские инструкторы из «Хизбаллы». Как бы в подтверждение заявления Хаменеи   11 марта в Ираке было совершено очередное нападение на колонну снабжения сил международной коалиции совершено. Об этом сообщает новостной портал «Шафак ньюс» со ссылкой на источники в силовых структурах страны.  Согласно их данным, заложенная на обочине дороги бомба была подорвана на одном из выездов города Эль-Фаллуджа (провинция Анбар в 50 км к западу от Багдада). По информации телеканала «Ас-Сумария», в результате этой атаки пострадала женщина, которая проезжала мимо на машине в момент взрыва. С конца лета прошлого года в Ираке участились такие нападения. Они направлены против логистических поставок местных компаний снабжения, которые работают по контракту на коалиционные войска под американским командованием. Ранее ряд военизированных шиитских формирований, в том числе проиранская группировка «Катаиб Хизбалла», неоднократно угрожал ударами по войскам США в Ираке, если те не покинут арабскую страну в соответствии с принятой парламентом Ирака резолюцией. Документ был одобрена законодателями после гибели в январе прошлого года при ударе ВВС США в районе багдадского аэропорта командующего силами специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (элитные части ВС Ирана) Касема Сулеймани и заместителя главы иракского шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» Абу Махди аль-Мухандиса.  За прошедший год неоднократно подвергалась ракетным обстрелах и тщательно охраняемая «зеленая зона» Багдада, где, наряду с другими дипмиссиями, расположено американское посольство. Кроме того, подобные вылазки осуществлялись и против иракских баз с иностранными контингентами. Так, в середине февраля удары были нанесены по аэропорту Эрбиля, где находится используемая американскими войсками база. Как сообщалось, тогда погибли гражданский служащий и военнослужащий США, несколько американских специалистов пострадали. В этой связи сразу подчеркнем, что заявления Хаменеи появилось не случайно. После лихорадочных встреч в Багдаде, Бейруте и Тегеране в последние десять дней поддерживаемые Ираном иракские военизированные формирования согласились прекратить нападения на американские войска в Ираке при условии, что премьер-министр Мустафа аль-Казыми официально потребует вывода американских войск. Утечку в ряд СМИ об этом на условиях анонимности дали официальные лица и командиры группировок.   М.аль-Казыми должен сказать Вашингтону, что вывод войск должен быть завершен в течение 12 месяцев, добавили они, а также выразили уверенность в том, что премьер, скорее всего,  выполнит это требование и сделает соответствующий официальный запрос. 1 марта вооруженные группировки объявили об окончании неофициального перемирия с американскими войсками в Ираке, которое в основном продолжалось с октября прошлого года, несмотря на несколько нарушений. Ранее нападения на американские войска и их западных союзников по военной коалиции были обычным делом, поскольку военизированные формирования стремились вытеснить Соединенные Штаты из Ирака. Однако ракетный удар по военной базе в Эрбиле в прошлом месяце побудил США нанести авиаудары по позициям непосредственно на сирийской границе, занятым отрядом «Катаиб Хизбаллы», военизированной группировкой, наиболее враждебной Вашингтону, и «Катаиб Сайида аш-Шухадой», более мелкой шиитской группировкой. Хотя эти иракские вооруженные группировки заявили, что они не имеют никакого отношения к нападению в Эрбиле, в результате которого был убит военный подрядчик и ранены еще девять человек, включая американского военнослужащего, Пентагон четко обвинил в нападении именно  «Катаиб Сайида аш-Шухаду». Эти атаки  привели к обстрелу 3 марта Айн-аль-Асад, базы в западной провинции Анбар, где находится самое большое американское присутствие. По меньшей мере 10 ракет ближнего радиуса действия БМ-21 «Град» были запущенны по находящимся там войскам. Иракские военные заявили, что атака не привела к каким-либо жертвам, но Пентагон объявил на следующий день, что американский подрядчик умер после перенесенного сердечного приступа во время нападения. Правительство М.аль-Казыми в этой связи всячески пыталось ограничить последствия таких столкновений и выиграть время для Вашингтона и Тегерана, чтобы начать переговоры о возобновлении ядерной сделки 2015 года, надеясь, что они успокоят регион. Этого не случилось, поскольку американские стратеги до конца не определились с целесообразностью начала какого-то переговорного процесса именно сейчас. Пока даже гипотетическое начало таких переговоров под вопросом,   поскольку Иран говорит, что президент США Джо Байден должен снять санкции, прежде чем Тегеран вернется к соблюдению условий СВПД. Чиновники Госдепартамента заявили в этой связи, что Вашингтон рассмотрит смягчение санкций только после того, как Иран вернется к переговорам, и они  только «часть процесса, в котором обе стороны принимают меры». Американская администрация разделилась по этому вопросу. Некоторые чиновники уверенны, что Байден должен до июньских выборов в Иране и ухода президента Х.Роухани, чье правительство подписало сделку, вернуться к СВПД, потому что следующий президент, скорее всего, будет сторонником жесткой линии, выступающей против первоначального соглашения.  Другие, однако, возражают, что аятолла Али Хаменеи в конечном счете командует в Иране и что новый президент ничего не будет  решать. Новый американский представитель по Ирану Р.Малли сказал, что Вашингтон дал понять Ирану, что он готов участвовать в серьезном дипломатическом процессе для достижения взаимного возврата к соблюдению. «Мы считаем, что прямые переговоры более эффективны и менее подвержены недоразумениям. Но для нас содержание важнее формата», — сказал Р.Малли. Он же четко дал понять, что Байден не будет спешить с возобновлением ядерной сделки с Ираном до июньских выборов, которые, как ожидается, приведут к возвышению более жесткого президента, заявил в интервью в среду Р.Малли. «Мы не намерены основывать темп наших дискуссий на иранских выборах — темп будет определяться тем, как далеко мы можем продвинуться, в соответствии с защитой интересов национальной безопасности США. Другими словами, мы не будем торопить или замедлять события из-за выборов в Иране», — сказал Роб Малли, а это главный человек Госдепартамента по Ирану, который собственно и участвует в формировании американского подхода. Во вторник 9 марта  Госдепартамент ввел санкции в отношении двух иранских чиновников — это были первые санкции против Тегерана с тех пор, как Байден вступил в должность. После этого официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил, что США «могут преследовать то, что отвечает нашим интересам … точно так же, как мы поддерживаем и действуем в соответствии с нашими ценностями». То есть абсолютно непонятная и туманная формулировка, которая, тем не менее, позволяет с уверенностью предположить, что американцы склоняются  к варианту переноса  таких консультаций на срок после проведения президентских выборов в Иране. Сам госсекретарь США Э.Блинкен на слушаниях в Конгрессе 10 марта эту позицию фактически подтвердил: администрация США сигнализировала об открытости к организации прямых переговоров с Ираном по приглашению европейских стран в рамках СВПД, но Тегеран на эти переговоры не согласился. При этом Вашингтон не будет предлагать смягчение санкций в обмен на переговоры. Блинкен  также пообещал, что Соединенные Штаты не отменят санкции до тех пор, пока Иран не вернется к соблюдению или не вступит на «переговорный путь к полному соблюдению» этой сделки. Тем не менее, Блинкен сказал, что возрождение СВПД поможет Вашингтону решить другие проблемы с Ираном — включая его поддержку группировок, которые США считают террористическими организациями в регионе, — путем углубления сотрудничества между Соединенными Штатами и Европой. «Одна из причин, по которой я думаю, что было бы полезно, если бы существовал путь назад в ядерное соглашение, состояла бы в том, чтобы снова оказаться на одной стороне с нашими европейскими партнерами», — сказал он.

Тегеран в свою очередь на фоне этих терзаний в Вашингтоне усиливает нажим на различных фронтах. Понятно, что во главу угла таких маневров является тема снятия санкций после начала переговоров. Одним из таких рычагов давления является и больше психологический нажим на Вашингтон с точки зрения сохранения его сил в Ираке. То, что шиитские иракские группировки 1 марта вышли из неофициального перемирия в рамках своих обязательств не нападать на американские цели, это сигнал из Тегерана, который был одним из главных гарантов этого перемирия.  Последнее по времени соглашение о деэскалации было заключено группой командиров группировок, известных как Координационный комитет по группам сопротивления, и иракским правительством, опять же при посредничестве Тегерана. Он предусматривает, что все нападения должны прекратиться, и в ответ М.аль-Казыми направит письмо в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций с просьбой о прекращении миссии возглавляемой США коалиции в Ираке.  Иранская и ливанская ( «Хизбалла») стороны, а также некая международная организация, действующая в Ираке, помогли достигнуть этого компромисса; при этом «одна выступала в качестве гаранта, а другая — в качестве переговорщика», как выразился анонимный иракский чиновник. При этом, если какая-либо из этих сторон нарушает соглашение, то это означает, что это ее личная ответственность, за которую она несет персональную ответственность.  Насколько такая тактика принесет какие-то реальные плоды, сказать сложно. Рискнем предположить, что никакого реального результата в рамках вывода американских войск не будет, несмотря на все обращения в СБ ООН. Ровно по той причине, что американцы из Ирака уходить не собираются. Для них эта дислокация, которую они так уже снизили до предела, означает сохранение рычагов влияния на ситуацию не только в Ираке, но и в Сирии. Но главное – в выводе американских войск не заинтересован сам Багдад, для которого это обстоятельство является главной гарантией сохранения ВТС с США и безопасности с точки зрения возрождения «Исламского государства».

51.5MB | MySQL:101 | 0,375sec