Израильские СМИ и эксперты о ситуации вокруг Сирии и политике Израиля. Часть 1

Израиль, граничащий с разрушенной войной Сирийской Арабской Республикой, официально не является стороной конфликта, но, по меткому выражению обозревателя израильского новостного сайта The Times of Israel, у еврейского государства «не было выбора, кроме как ориентироваться в многочисленных аспектах войны и в том, как она изменяет регион». Израильские специалисты по Сирии, рассматривая режим президента Башара Асада в лучшем случае как диктаторский, отмечают при этом его второстепенную роль по отношению к внешним игрокам, от которых реально зависит будущее САР. Задача Израиля заключается в отслеживании и анализе ситуации, маневрировании между влиятельными в регионе акторами для обеспечения свободы действий как минимум на сирийской территории, т.к. только он сам может решить свои проблемы безопасности.

Проправительственная газета Israel Hayom сообщила о «необычном визите в Москву» Манафа Тласа, бывшего бригадного генерала Сирийской республиканской гвардии и члена ближайшего окружения президента Сирии Башара Асада, дезертировавшего в 2012 г. в Европу через Турцию. Делается предположение, что данный визит (ранее он уже приезжал в Москву –авт.) стал частью усилий Кремля по прекращению сирийской войны путем достижения политического компромисса между всеми сторонами конфликта. Сирийский генерал встретился с высокопоставленными российскими чиновниками, в том числе с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Считается, что М.Тлас пользуется поддержкой президента Турции Реджепа Тайипа Эргодана и теоретически может подписать соглашение о прекращении огня, которое будет поддержано протурецкими ополченцами, контролирующими районы на севере Сирии.

В публикации отмечается поддержание Россией контактов с представителями Сил демократической Сирии (СДС), головной организацией курдских ополченцев, действующих на северо-востоке Сирии. Со ссылкой на сирийский новостной сайт El-Dorar Al-Shamia сообщается также об усилиях Москвы по созданию «военного совета», который призван контролировать Сирию до тех пор, пока не будет избрано новое гражданское правительство, представляющее большинство фракций в стране.

Редактор зарубежных новостей Israel Hayom Нета Бар предполагает, что такой шаг, скорее всего, встретит противодействие со стороны Асада и его окружения, которые добиваются сохранения нынешнего режима[i].

Нета Бар написал также об обеспокоенности «Хизбаллы» тем, что Россия меняет свою политику в отношении Сирии и, в стремлении положить конец сирийской войне, намеревается создать «военный совет», в который войдут представители сирийской оппозиции. Этот вопрос они якобы пытались прояснить в ходе недавнего визита делегации «Хизбаллы» в Москву и встречи с С.Лавровым. Представителей шиитской ливанской организации также волновало то, что Иран может решить уйти из Сирии. Эта озабоченность связана не только с упомянутой выше встречей высокопоставленных российских официальных лиц с сирийским оппозиционером Тласом, считающимся союзником Турции, но и с неудовлетворенностью России продолжающимся присутствием Ирана в Сирии.

Несмотря на то, что глава делегации «Хизбаллы» Мухаммед Раад сказал, что беседа с Лавровым была «честной» и сосредоточенной на внутренних проблемах Ливана, Нета Бар предполагает, что Россия может вынашивать план создания «военного совета» в качестве рычага воздействия на Асада, чтобы уменьшить влияние и присутствие иранцев в Сирии, а также создать сирийское правительство, которое будет дружественно настроено по отношению к Москве, и за благосклонность которого ей не придется соперничать с Ираном[ii].

По случаю десятилетия с момента начала (в марте 2011 г.) «полномасштабного вооруженного восстания против режима Башара Асада» в «стремлении добиться реформы управления и в защиту гражданских прав», политический обозреватель израильского новостного сайта The Times of Israel Лазарь Берман побеседовал с двумя видными экспертами по Сирии.

«Израиль не осознал последствий хаоса в Сирии… не осознал должным образом степень иранского влияния в Сирии», – полагает Кармит Валенси, руководитель исследовательской программы по Сирии Института исследований национальной безопасности (INSS) при Тель-Авивском университете, соавтор новой книги о сирийской войне («Сирийский реквием: Гражданская война и ее последствия») с Итамаром Рабиновичем, бывшим послом Израиля в США (1993-1996).

Через десять лет после начала конфликта Израиль добился значительных успехов в своей политике, направленной на урегулирование ситуации на своих границах. Но по мере завершения войны, угрозы для Израиля остаются.

«Сирия последних 30 лет, которая была построена Хафезом Асадом как сильное, сплоченное государство, очень важный региональный игрок и в некоторой степени даже международный игрок – сейчас уже не существует», – отметил Рабинович.

По его словам, изменился образ Сирии, занимавший столь важное место в сознании израильских лидеров. С момента образования Государства Израиль Сирия была одной из его самых серьезных угроз. Дамаск играл центральную роль в большинстве крупных конфликтов с еврейским государством и продолжал с ним воевать даже после того, как Иордания и Египет поняли, что они не могут его одолеть военным путем. «Сирия при Хафезе Асаде была мощным региональным игроком. Он контролировал Ливан. Он вмешивался в палестинскую политику, в политику Иордании, что проецировалось на Аравийский полуостров. Его обхаживала и Москва, и Вашингтон. В этом отношении он был очень успешным». Хотя режим Асада стоял на глиняных ногах, опираясь на поддержку алавитского меньшинства.

В 1980-х и 1990-х гг., «когда израильские военные сражались с палестинскими террористами, а затем с бойцами «Хизбаллы», а иногда и с сирийскими войсками, на юге Ливана, Израиль рассматривал Сирию как ключ к достижению спокойствия на своей северной границе. Во многих отношениях израильская армия действовала от обороны, ожидая, что политики в конечном итоге подпишут мирное соглашение с Дамаском, по условиям которого Хафез Асад позаботится о разоружении «Хизбаллы». До 2011 г. Сирия представляла собой главную конвенциональную угрозу, против которой Армия обороны Израиля направила свои основные силы». Сегодня Иран, Турция, Россия, Израиль и США, а также связанные с ними ополченцы, ведут борьбу за позиции на сирийской территории.

По словам израильских экспертов, распад Сирии стал проблемой не только для сирийцев. Насилие чуть не перекинулось на Иорданию и Израиль. На Западе даже задавались вопросом, знаменует ли сирийская гражданская война конец Ближнего Востока, созданного соглашением Сайкса-Пико от 1916 г., которое разделило регион на отдельные государства.

«Политика правительства Нетаньяху удерживает Израиль в стороне от сирийского конфликта, – отмечают Рабинович и Валенси, – за исключением трех важных моментов: Израиль должен быть готовым предложить скрытую гуманитарную помощь; будет вести ответный огонь в случае обстрела своей территории; и предотвращать (не беря на себя ответственность) передачу сложных систем оружия «Хизбалле» или попадание оружия массового уничтожения (химического или биологического) в руки террористов».

Что касается режима Асада, Израиль предпочитал «иметь дело с известным ему дьяволом» (фразу, которую премьер-министр Ариэль Шарон использовал в 2005 г., когда убеждал Джорджа Буша не продвигать смену режима в Сирии). Сирийская граница была самой спокойной для Израиля с 1973 г., и, как рассуждали израильские лидеры, в случае падения режима ему на смену придет более агрессивный суннитский джихад. К тому же у Израиля до сих пор травма после оккупации ливанской территории, когда его попытки вмешаться во внутреннюю политику арабской страны привели к 18-летней проблеме, в результате чего погибли сотни солдат ЦАХАЛа.

По мере продолжения сирийской войны это мнение стало меняться. Согласно Рабиновичу, «в последние несколько лет Израиль начал понимать ошибочность предположения, что Башар Асад является лучшим вариантом». «Прежде всего, со стратегической точки зрения, Израиль сегодня признает тот факт, что именно Башар допустил закрепление иранцев в Сирии. И пока это зависит от него, он ничего не предпримет, чтобы убрать их из страны».

Хотя Израиль наносил удары по целям в Сирии на протяжении всего конфликта в рамках т.н. военной «кампании между войнами», направленной на предотвращение усилий Ирана поставить высокоточное оружие своим прокси и закрепиться на границах с Израилем, при этом, не позволяя эскалации напряженности перерасти в открытую войну, израильские атаки были «слишком незначительными, слишком запоздалыми», – сетует Валенси. Иран уже прочно обосновался в Сирии, играя ведущую роль в ее культуре, религиозных делах, экономике и вооруженных силах.

К концу 2016 г. стало ясно, что Асад и приглашенные им иранцы останутся в Сирии. Выживание Асада означало, что Израиль должен подготовиться к тому, что при твердой поддержке России и Ирана возродится режим, который стремится открыть фронт против него на Голанских высотах.

По мнению Валенси, США также изначально стремились держаться подальше от конфликта, но неуклюжий подход Вашингтона к использованию Асадом химического оружия в конечном итоге лишь его приободрил. «Силы режима атаковали удерживаемые повстанцами пригороды Дамаска с применением химического оружия». После того, как Обама публично и перед Конгрессом представил аргументы в пользу военного удара по Сирии, он отступил и вместо этого принял согласие Сирии с американо-российским планом передать свои запасы химического оружия.

По словам Валенси, «когда Обама решил проигнорировать свои собственные красные линии и воздержаться от наказания Асада за массовое применение химического оружия против гражданского населения, это был один из важнейших поворотных моментов сирийского кризиса. В конечном итоге это проложило путь к военному вмешательству России и, что еще более важно, нанесло сирийской оппозиции смертельный удар».

Израильские эксперты отмечают, что для вмешательства США в 2014 г. потребовались успехи «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в Сирии и Ираке. Год спустя Москва направила в Сирию воздушные и наземные силы, чтобы предотвратить крах режима. Этот шаг последовал за визитом в Москву бывшего командующего спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани. «Путин стремился продемонстрировать возможности России, ее статус глобального военного игрока и регионального посредника», – отмечает Рабинович. По его словам, «Москва больше всех заинтересована в стабилизации ситуации в Сирии, а также стремится содействовать политическому урегулированию и восстановлению с целью долгосрочного обеспечения своих военно-воздушных и военно-морских баз».

Отношения между Россией и Ираном, хотя и помогли спасти Асада, со временем обострились. «Москву все больше беспокоила агрессивная кампания Ирана по военному проникновению в Сирии в 2017 и 2018 гг.», – считают Рабинович и Валенси. Действия Ирана «ослабили усилия России по стабилизации Сирии и спровоцировали ответные меры Израиля. Россия терпела военную кампанию Израиля против создания иранской военной инфраструктуры на сирийской территории, но это ее все больше напрягало». Россия вынудила Иран отвести многие свои войска и прокси от границы с Израилем.

Происходили также столкновения между проиранскими и пророссийскими ополченцами в Сирии. По мере наращивания темпов восстановления страны Иран и Россия конкурируют друг с другом по заключению с сирийским режимом экономических соглашений. «После того, как Асад одержал верх в военном противостоянии, Иран стал для России больше обузой, чем активом».

Израиль является игроком в Сирии лишь в той мере, в какой Россия и США предоставляют ему свободу действий. Рабинович и Валенси утверждают, что Израилю под руководством премьер-министра Биньямина Нетаньяху удалось вести войну, оставаясь в контакте с США и находя точки соприкосновения для поддержания рабочих отношений с Россией, несмотря на несколько напряженных периодов.

Израильские эксперты полагают, что по мере появления новой Сирии проблемы (для Израиля) будут только нарастать, включая сирийскую армию, воссозданную с помощью России и Ирана. Пока Асад не заинтересован в прямом конфликте с Израилем. Но израильское руководство должно позаботиться о сохранении свободы действий своих военных, чтобы не допустить закрепления в Сирии иранских позиций и поставок оружия. По словам Рабиновича, Израиль должен «признать ограниченность своих возможностей формировать политическую ситуацию в Сирии», т.к. «обладает единственным рычагом воздействия – через США или Россию»[iii].

[i]Is Russia working to oust Assad? // Israel Hayom. 10.03.2021 — https://www.israelhayom.com/2021/03/10/is-russia-working-to-oust-assad/

[ii] Hezbollah worries Russia is pushing regime change in Syria // Israel Hayom. 17.03.2021 — https://www.israelhayom.com/2021/03/17/hezbollah-worries-russia-is-pushing-regime-change-in-syria/

[iii] 10 years of savagery: How Israel navigated Syria’s demise and troubling rebirth // Times of Israel. 15.03.2021 — https://www.timesofisrael.com/10-years-of-savagery-how-israel-navigated-syrias-demise-and-troubling-rebirth/

55.87MB | MySQL:105 | 0,620sec