Отношения ЕС с Турцией в оценках итальянских экспертов

Значительное усиление региональной роли Турции и очевидное стремление президента Р.Т.Эрдогана к восстановлению географического и политического пространства Османской Империи все чаще заставляет многих в Европе задуматься о характере взаимоотношений с Анкарой. Галип Далай, научный сотрудник Итальянского института международных политических исследований, ISPI (l’Istituto per gli Studi di Politica Internazionale) и Ричард фон Вайцзеккер, эксперт академии Роберта Боша и Оксфордского университета, на страницах ISPI рассуждают о том, можно ли воспринимать экономику, как единственный европейский рычаг для взаимодействия с Турцией.

На последнем по времени заседании Совета Европы лидеры ЕС согласились возобновить сотрудничество с Турцией. За прошедшие несколько месяцев деэскалация в Восточном Средиземноморье после приостановки турецких буровых работ и возобновления переговоров между Анкарой и Афинами придала новый импульс двустороннему диалогу. В соответствии с докладом Верховного представителя ЕС, опубликованным 22 марта, модернизация Таможенного союза (объем торговли между ЕС и Турцией достиг 143 млрд долларов в 2020 г.), общественное здравоохранение, климат, борьба с терроризмом и нелегальная иммиграция были определены в качестве ключевых секторов «позитивной повестки дня» для расширения сотрудничества между ЕС и Турцией. Следуя подходу «кнута и пряника», отчет включает не только стимулы, но и ограничительные меры на случай, если Турция не установит конструктивное партнерство с ЕС. Одновременно лидеры ЕС подчеркнули важность верховенства закона и основных прав в двусторонних отношениях. Выводы Европейского Совета сделаны после ситуации, когда Турция оказалась в центре внимания из-за выхода Анкары из Стамбульской конвенции о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин, а также из-за неожиданного решения президента Р. Т.Эрдогана сместить управляющего Центрального банка, что спровоцировало очередное падение турецкой лиры. Хотя ЕС будет внимательно следить за развитием событий в Турции до следующего заседания Европейского Совета в июне, еще неизвестно, какие буду предприняты первые конкретные шаги впереди. Поэтому, эксперты ISPI попытались сформулировать, какими будут перспективы и вызовы отношениям между ЕС и Турцией и приводят ряд оценочных заключений коллег на эту тему.

Отношения между ЕС и Турцией между ожиданиями и противоречиями

Прошедшее заседание Совета Европы еще раз ясно проиллюстрировало разрыв между официальными рамками отношений между Турцией и ЕС, основанными на нормах сотрудничества и преобладающим характером отношений, которые, в первую очередь, определяется логикой геополитики и экономики, а также необходимостью работать с Турцией, чтобы ослабить миграционное давление и давление беженцев на Европу. Этот разрыв между официальными и фактическими рамками отношений между Турцией и ЕС создает разрыв между ожиданиями и реальностью в отношениях и ведет к вопиющим противоречиям в подходах различных европейских институтов к Турции. Например, в то время как Европейский Парламент воспринимает Турцию как страну-кандидата, поэтому применяет гораздо более нормативный язык по отношению к ней, Европейский Совет рассматривает Турцию в первую очередь, как крупного геополитического игрока, а не как страну-кандидата.

Таможенный союз является институциональной основой торговых отношений между Турцией и ЕС, но он больше не соответствует экономическим реалиям времени. Следовательно, существует необходимость в его улучшении или расширении и заключении комплексного инвестиционного соглашения для укрепления экономических связей. Однако, без улучшения верховенства закона и необходимых экономических реформ в Турции, успех усилий по укреплению экономических связей будет ограниченным. В политическом плане Анкара скорее склонна к конфронтационному языку (хотя, в последнее время, он несколько изменился) с ЕС, но, уязвимость турецкой экономики вынуждает ее умерить такой тон. В настоящее время у ЕС есть только один экономический рычаг воздействия на Турцию, это – Таможенный союз, и он должен использовать его с умом, — считает Кадри Тастан, старший научный сотрудник TOBB и Немецкого фонда Маршалла (GMF).

Успех новой повестки дня Совета будет зависеть от приверженности ей всех заинтересованных сторон. ЕС и Турция не на одной стороне, когда речь идет о важнейших региональных досье, от Восточного Средиземноморья до ливийского кризиса и конфликта в Сирии. Однако недавняя деэскалация в Восточном Средиземноморье и возобновление переговоров между Турцией и Грецией по спорным морским границам могут проложить путь к установлению более широкого и глубокого сотрудничества. Позитивная повестка дня, представленная на последнем заседании Совета Европы, представляет собой важную отправную точку для двустороннего диалога, который может также распространяться на региональные вопросы. Несомненно, это может сработать только в том случае, если страны-члены ЕС возьмут на себя обязательство выработать общий подход к Турции. И действительно, на практике, доверие не рифмуется с разобщенностью, полагает Валерия Талбот, соруководитель MENA Center, ISPI.

Проблема кроется не только в финансировании: Турция ожидает большего. Декларация «ЕС-Турция» имела четыре основных отдельных, но не разделимых компонента: активизация процесса присоединения Турции в ЕС, либерализация визового режима для граждан Турции, пересмотр Таможенного союза (ТС) между Турцией и ЕС и финансирование беженцев. В основе этой четырехкомпонентной структуры был абсолютно необходим диалог на высоком уровне между ЕС и турецкими официальными лицами и политиками. Спустя пять лет стало ясно, что финансирование было единственным аспектом, который был воплощен, хотя и с некоторыми задержками. Хотя пересмотр формата взаимодействия будет очень полезен для обеих сторон, его изменение с опорами, основанными на предыдущей структуре, кажется маловероятным. С обеих сторон отсутствует политическая воля и растет недоверие. На этот раз Турция заинтересована в получении большего, чем просто финансирование, включая либерализацию визового режима и / или некоторую модернизацию ТС. ЕС может быть готов предоставить ограниченное финансирование для удержания беженцев в Турции, но он не будет стремиться продолжать дальнейшую модернизацию отношений, поскольку напряженность в Средиземноморье, похоже, не разрешится, — считает Башак Кале, председатель, координатор программы европейских исследований и исследований миграции (METUMIR), Ближневосточного технического университета, Анкара.

 Выход из Стамбульской конвенции: противоречивое решение

Еще один аспект, на который в ЕС не могут не обращать внимание это насилие в отношении женщин — широко распространенная проблема в Турции, и неофициальные данные показывают, что эта проблема должна быть решена в срочном порядке. Вместо этого, 20 марта правительство страны указом президента вышло из Стамбульской конвенции. Этот мощный правовой инструмент играл важную роль в защите жизни многих женщин за последние десять лет, когда он впервые был принят нынешним правящим правительством. Консервативное руководство ПСР теперь заявляет, что договор «оправдывает гомосексуализм» и является «раскольническим и поляризующим». Тем не менее, уход, похоже, также мотивирован электоральными расчетами. Не секрет, что исламистская база требует этого в течение некоторого времени, и президенту Эрдогану необходимо усилить свою поддержку на фоне опросов, показывающих, что избиратели отклоняются от его партии. Таким образом, в то время как турецкое государство становится все более и более решительным в своем стремлении к власти, многие женщины чувствуют себя полностью брошенными его институтами и живут в постоянном страхе быть убитыми, полагает Фазила Мат, исследователь, Osservatorio Balcani Caucaso Transeuropa (OBCT)

Заседание Европейского Совета, на котором, среди прочего, обсуждались Турция и ситуация в Восточном Средиземноморье, предложило хрупкую, позитивную повестку дня в отношениях между ЕС и Турцией и, как многие и ожидали, подготовило почву для июньской встречи. Наиболее важными пунктами позитивной повестки дня являются: дополнительная финансовая помощь сирийским беженцам в Турции, модернизация Таможенного союза ЕС-Турция, диалог на высоком уровне с Турцией по вопросам, «вызывающим общие озабоченности и интересы» и расширение механизмов контактов между людьми. Учитывая уровень упадка демократии и рост авторитаризма в Турции, итоги саммита были относительно позитивными новостями для правительства, и Анкара приветствовала их. Однако, несмотря на акцент на позитивной повестке дня, по содержанию, предложить особо нечего, поскольку даже вопрос о финансовой помощи беженцам в Турции не будет простым, потому что у Комиссии ЕС нет денег, выделенных на этот пункт.  Фактически, деньги должны поступать от государств-членов, что является еще одним сложным процессом. Плюс, несмотря на упоминание о модернизации таможенного союза, ничего конкретного на этом фронте в обозримом будущем не произойдет. Этот процесс требует многих юридических и нормативных изменений, включая изменения турецких законов и положений о публичных торгах. Анкара вряд ли в ближайшее время выполнит эти требования. Во-вторых, в рамках этой хрупкой позитивной повестки дня геополитические расчеты сыграли первостепенную роль, особенно в отношении деэскалации в Восточном Средиземноморье и переговоров между Анкарой и Афинами. Саммит попытался активизировать этот процесс. В этом отношении, если она состоится, конференция по Восточному Средиземноморью может еще больше сместить акценты на диалог и дипломатию в многосторонней обстановке, а не на двустороннюю конфронтацию между Анкарой и Афинами. В конце концов, политическая целесообразность потребует перевода турецко-греческих двусторонних отношений в многосторонние рамки. В-третьих, учитывая преобладающее чувство изоляции в Анкаре и неопределенность, нависшую над турецко-американскими отношениями, формат диалога на высоком уровне может понравится турецкому правительству, особенно если этот диалог будет подкреплен визитами президента Европейского Совета и главы Комиссии ЕС в Анкару.

55.89MB | MySQL:105 | 0,501sec