О возможности исключения Израиля из европейской программы исследований Horizon

Израиль давно и весьма успешно взаимодействует с ЕС в области науки. Старт  данному процессу было дан в начале 1980-х, в 1996 г. ближневосточная страна присоединилась в качестве ассоциированного члена к Европейской рамочной программе исследований и технологического развития, на смену которой пришла более масштабная инициатива Horizon-2020. В нее Израиль влился в 2014 г., рассчитывая и дальше продолжать взаимодействие в указанной отрасли уже в рамках преемницы Horizon-Europe, которая запускается с 2021 г. Однако за последний год появилось сразу несколько сигналов, свидетельствующих о том, что данный компонент взаимодействия рискует стать жертвой политики. Сначала летом 2020 г. несколько государств ЕС, включая Францию, Бельгию, Испанию и Швецию выступили с призывом наложить на Израиль санкции в связи с намерением правительства распространить суверенитет на поселения, которые Брюссель считает незаконно оккупированной территорией. Теперь же в ЕС возникли опасения, что тесное сближение с соседями, не включенными в организацию, угрожает нанести ущерб национальной безопасности.

Согласно опубликованным за последнее время данным, в Евросоюзе намерены ограничить вовлеченность ближневосточного партнера в проекты в области космических исследований и квантовых вычислений под эгидой  Horizon-Europe, т.к. они  представляют стратегический интерес для развития научных исследований внутри ЕС и поддержания технологической автономии организации. Наряду с Израилем в  этом списке фигурируют Великобритания и Швейцария, не являющиеся участниками Евросоюза. В перспективе по подобному пути Брюссель может пойти в отношении Норвегии, Лихтенштейна и Исландии. Любопытно, что ассоциированные партнеры Horizon-Europe продолжат делать взносы в бюджет инициативы, хотя их возможности в сфере получения грантов заметно сузятся.

Причины, по которым ЕС решается на ужесточение политики в отношении партнеров, могут быть различными. В случае с Великобританией, разумеется, Брюссель отыгрывается на Лондоне за крайне сложный и продолжительный Brexit, требующий формирования новых основ отношений между сторонами. В случае с Израилем может быть найдено несколько факторов, воздействующих на ситуацию не в его пользу. Во-первых, статистика такова, что сумма полученных грантов нередко превышает отчисления государства в бюджет. Так, по подсчетам СМИ, в 2007-2013 гг. Израиль инвестировал в рамочную программу порядка 500 млн евро, а выиграл чуть менее 800 млн евро. Аналогичные пока предварительные итоги работы в рамках Horizon-2020 дают разницу уже в несколько миллиардов, хотя и суммы взносов также кратно подросли. Более того, страна чаще стала выигрывать в конкурсах, обгоняя на 2% средние показатели участников ЕС, что обусловлено включением в большое количество совместных  инициатив, в том числе с Грецией или Германий.

Помимо этого в европейских научных кругах давно зреет нечто, напоминающее BDS-Movement. В конце марта текущего года было опубликовано открытое письмо группы ученых, куда вошли как представители Евросоюза (преимущественно Франции, Италии и Нидерландов), так и их коллеги из США, Великобритании и даже самого Израиля. В тексте они призывают усилить мониторинг за исследовательскими центрами ближневосточной страны с тем, чтобы проекты, финансируемые ЕС через сотрудничество с университетами и лабораториями на т.н. «оккупированных территориях» не легализовывали тем самым израильскую агрессию против палестинцев. Набольшей критике в этой связи подвергся Ариэльский университет за вовлечение в Horizon-2020 Geo-Cradle.

Еще одной важной составляющей антиизраильской риторики являются собственные интересы европейских государств, которые, вопреки декларированным целям Horizon-Europe хотят добиваться превосходства в исследованиях не сообща, а отдельно друг от друга или же небольшими группами. Прежде всего речь идет о ФРГ и Франции, сталкивающихся на многих направлениях. Так, в марте германский депутат Европарламента от фракции «Зеленых» Н.Ниенас назвал «безумием» исключение Израиля, Великобритании и Швейцарии из проектов квантовых и космических исследований, добавив, что «между Францией и Германией нарастает напряженность, у обеих из них есть космические программы, которые могут иметь совершенно разные направления. Французы немного больше защищают свою промышленность, немцы немного больше заинтересованы в совместных исследованиях». Затем представитель коалиционной ХДС статс-секретарь парламента при федеральном министерстве образования и науки Т.Рахель сообщил, что Германия «поддерживает полное участие» указанных стран, в том числе Израиля, в Horizon-Europe.

Надо сказать, что Иерусалим еще летом прошлого года, как кажется, довольно серьезно воспринял угрозу исключения из исследовательских проектов, финансируемых из фондов ЕС, в качестве меры санкционного давления, а потому еще тогда разработал стратегию реагирования и минимизации ущерба. Согласно попавшим в СМИ данным, основой плана было избрано воздействие на партнеров внутри ЕС с тем, чтобы они все же отстояли вовлечение Израиля в важные для них инициативы. Судя по текущей ситуации, так или иначе, но этот план работает. Более того, аналогичным образом действует сейчас и Швейцария. Она представляет большое значение для проектов в области квантовых вычислений, проводимых с участием университетов Дании. А Копенгаген, в свою очередь, серьезно сблизился с Иерусалимом на основе совместных планов в борьбе с COVID-19, по тому не исключено совместное противодействие планам Брюсселя.

В целом Израиль представляет собой важного для Евросоюза партнера на многих направлениях, включая научно-исследовательскую работу, без вовлечения ближневосточной страны в которую технологического скачка, заложенного в качестве цели Horizon-Europe, ЕС добиться не сможет.  Часть  стран-участниц организации это понимают, в то время как другие, судя по всему, ставят на первое место политические соображения, которые сводятся не только к поддержке палестинцев в борьбе с израильской «оккупацией». Примечательно в контексте сказанного выше то, что одним из главных сторонников ограничений сотрудничества с Израилем стала, например, Франция. При этом Париж также отличается враждебной риторикой в том, что касается роста интереса государств-членов ЕС к связям с ближневосточным государством в области производства вакцин второго поколения от COVID-19. Использует Пятая республика в общем-то один и тот же аргумент – необходимость обеспечивать прежде всего европейское единство и технологическую независимость, ограничивая внешние связи в стратегических областях.

Заинтересованность в кооперации с Израилем в сфере борьбы с пандемий, проявленная за последнее время не только традиционными израильскими европейскими союзниками свидетельствует о том, что в будущем аналогичный сценарий может быть воплощен и в технологической сфере. К примеру, действительно большим, но пока не реализованным потенциалом обладает космическая сфера. У Израиля там есть свои достижения и наработки, но для того, чтобы они в полной мере достигали поставленных задач, стране нередко требуются партнеры, в роли которых вполне способны выступить европейские игроки. В том случае, если контакты по линии совместных программ будут заблокированы Брюсселем, весьма вероятно, что партнеры начнут искать обходные пусти, которые негативно скажутся прежде всего на ЕС. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов Великобританию, которая, оказавшись в схожем с Израилем положении, будет стремиться укреплять партнерство с ним без участия бывших коллег, но, возможно, с привлечением США.

55.9MB | MySQL:108 | 0,628sec