О внутриполитической ситуации в Иордании на фоне информации о попытке переворота

В Иордании  4 апреля был задержан бывший наследный принц Хамза, а также арестованы два высокопоставленных экс-чиновника и еще нескольких человек на фоне возможного заговора и информации о готовившемся перевороте. Большое количество сил безопасности было развернуто на главных улицах Аммана и вокруг его наиболее уязвимых объектов. Принц Хамза бен Хусейн, 41-летний сводный брат короля Абдаллы II и наследный принц до 2004 года, был задержан дома, сообщили источники в Аммане, хотя правительство отрицает, что он был арестован. Если быть точнее, то он находится вместе со своей женой под домашним арестом. Хамза — сын покойного короля Хусейна и его четвертой жены, уроженки США королевы Нур. В 2004 году он был заменен на посту наследного принца в пользу сына короля Абдаллы II Хусейна. «Мы попросили его прекратить действия и движения, которые используются против стабильности Иордании», — говорится в заявлении иорданской армии. В том же заявлении указывается, что Хасан бен Заид, член королевской семьи, и Бассем Авадалла, который был директором канцелярии короля Абдаллы II в 2006 году, были арестованы после «всестороннего расследования, проведенного органами безопасности». Очень интересный момент, поскольку отметим, что заявления о ситуации дает иорданская армия, а не король или премьер-министр лично, и не руководство спецслужб, в чьи функции собственно входит борьба с изменами. Из этого следует только тот факт, что король Абдалла II решил максимально дистанцироваться публично от этого расследования, и одновременно он дал понять, что армия находится на его стороне. Но в любом случае это «выпячивание» армии на первые роли очень нетипично для арабских монархий, и в принципе негативно отражается на электоральной репутации самого короля. При этом опора Абдаллы II именно на армию особенно усилилась за последний год на фоне ее приоритетной роли и в рамках борьбы с пандемией коронавируса.  В видеозаписи, присланной Би-би-си его адвокатом в субботу 3 апреля вечером, принц Хамза отрицал какие-либо нарушения закона и заявил, что не участвовал ни в каком заговоре. Он также обвинил руководство страны в коррупции, некомпетентности и преследованиях. «Сегодня утром меня посетил начальник Генерального штаба Вооруженных сил Иордании, и он сообщил мне, что мне не разрешают выходить на улицу, общаться с людьми или встречаться с ними, потому что на встречах, на которых я присутствовал, или в социальных сетях, связанных с моими визитами, звучала критика правительства или короля». Он сказал, что его самого не обвиняют в критике. Однако он продолжил: «Я не являюсь человеком, ответственным за развал управления, коррупцию и некомпетентность, которые преобладали в нашей руководящей структуре в течение последних 15-20 лет и становились все хуже… И я не несу ответственности за то, что люди не верят в свои институты. Кризис достиг такой точки, когда никто не может говорить или выражать свое мнение о чем-либо без того, чтобы его не запугивали, не арестовывали, не преследовали и не угрожали».

Высокопоставленный сотрудник саудовской разведки, проинформированный об этих событиях, сообщил газете «Вашингтон пост», что расследование попытки свергнуть короля продолжается. Газета сообщала, что в заговоре, как утверждается, были замешаны вожди племен и сотрудники иорданских сил безопасности. «По меньшей мере, еще 20 человек, связанных с принцем Хамзой, были арестованы одновременно». «Это может быть неудачная попытка переворота, но никто не знает точных деталей», — сообщил анонимный  иорданский источник. В этой связи отметим, что король Абдалла II с самого начала своего восшествия на престол в 2008 году очень боялся тогда еще ребенка, принца Хамзу и его мать, последнюю жену короля Хусейна королеву Нур. Боялся прежде всего с точки претензий на престолонаследние с учетом гораздо большей популярности принца Хамзы и его матери среди различных бедуинских племен и черкесов. В этой связи король очень долго под предлогом «создания условий для достойного воспитания Хамзы» возил его ребенком с собой практически во всех своих поездках, которые были связаны с авиаперелетами. То есть, угроза того, что самолет мог «случайно» упасть, тогда была более чем реальная. После того, как Абдалла II лишил Хамзу статуса наследного принца, все приличия были откинуты в сторону,  а недовольные королем бедуинские кланы получили сигнал о своем последнем шансе присутствовать во власти. Как и старая гвардия короля Хусейна. При этом уровень недовольства королем Абдаллой II и его женой среди бедуинской верхушки (особенно на юге страны) была критически низкой практически все время его пребывания у власти, что, кстати, и объясняло среди прочего серьезный уровень популярности «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). там.  Арест Хамзы и его сторонников именно сейчас был вызван прежде всего тем фактом, что,  несмотря на то, что он был маргинализирован в течение многих лет, он вызвал гнев властей, установив недавно связи с недовольными фигурами внутри могущественных бедуинских племен. Эти люди, члены формально слабо организованных оппозиционных групп, известных как «Хирак», и представителей иорданской оппозиции, базирующихся за рубежом, в последние недели активно призывали к протестам против коррупции в стране, сильно пострадавшей от воздействия COVID-19 на экономику, что привело к рекордному уровню безработицы и росту бедности. Отсюда опасения властей по поводу начала в стране серьезного витка инспирированной «арабской революции». В этой связи обратим внимание, что среди    задержанных — Ясер аль-Маджали, директор канцелярии Хамзы, и Аднан Абу Хаммад, управляющий дворцом принца. Еще один задержанный и член королевской семьи Хасан бен Заид был в прошлом специальным посланником короля Абдаллы II в Саудовской Аравии. Некоторые источники в Иордании говорят, что он имеет саудовское подданство. Вместе с другими неназванными фигурами были задержаны давний наперсник короля, получивший образование в США, Басем Авадалла, ставший впоследствии министром финансов.   Авадалла, который был движущей силой экономических реформ до того, как ушел в отставку с поста главы королевского двора в 2008 году, долгое время сталкивался с жестким сопротивлением со стороны старой гвардии и укоренившейся бюрократии, которая годами процветала на правительственных льготах. После работы в канцелярии короля и пребывания на посту министра финансов Авадалла основал новые предприятия в ОАЭ и Саудовской Аравии. Некоторые источники говорят, что он работает консультантом у наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана. В этой связи утверждения представителей иорданской армии об «иностранном следе» во всей этой истории следует видимо логично обратить в сторону КСА, но официально Эр-Рияд тут же решил дистанцироваться от событий в Иордании. В срочном заявлении саудовского королевского двора говорится: «Мы поддерживаем Иорданию и поддерживаем решения короля Абдаллы  II о сохранении безопасности своей страны». Между тем Госдепартамент США назвал короля Абдаллу II «ключевым партнером» и заявил, что он «пользуется нашей полной поддержкой». Египет также выразил свою поддержку королю и его усилиям «по поддержанию безопасности и стабильности королевства против любых попыток ее подрыва», написал пресс-секретарь президента Египта в Facebook. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива сообщил в своем заявлении, что «поддерживает Иорданию и все ее меры по поддержанию безопасности и стабильности». В этой связи рискнем предположить, что нынешние события не связаны с внешними факторами и силами, а являются чисто внутренним иорданским делом в рамках попытки короля еще больше консолидировать свою власть.

Абдалла II стал королем 9 июня 1999 года, после смерти своего отца короля Хусейна бен Талала, одного из самых опытных лидеров как во внутренних, так и во внешних делах. Молодой король сразу же столкнулся с рядом региональных проблем, начиная с американской оккупацией Ирака в 2003 году и ее последствий для Иордании, за которой последовали события «арабской весны» и война в Сирии, в результате которой огромное количество сирийских беженцев въехало в королевство. На внутреннем фронте экономические проблемы страны породили армию безработных, некоторые из которых провели сидячую забастовку у королевского дворца в феврале с.г. Два десятилетия нахождения у власти короля были отмечены рядом политических кризисов и растущими волнениями. Самой большой из этих проблем была сложная экономическая ситуация, которая продолжается по мере того, как иорданцы участвуют в новой волне протестов, вспыхивающих по всему региону, и правительству пришлось пойти на уступки, чтобы успокоить их. В дополнение к внутренним проблемам Иордании пришлось иметь дело с региональной напряженностью, которая поколебала традиционные союзы королевства. Сабри Рбейхат, бывший министр политического развития и культуры, в этой связи заявил, что при короле Абдалле II: «Иордания преуспела в решении экономических проблем и проблем безопасности в сочетании с политическими вызовами, с которыми пришлось столкнуться арабскому региону, включая Иорданию. Иордания сохранила свою стабильность, но не добилась больших успехов по целому ряду внутренних и внешних причин. Другими словами, не было стратегических союзников, с которыми Иордания могла бы серьезно сотрудничать или осуществлять программы, имеющие стратегические результаты. Итак, для Иордании это была стратегия присутствия и преемственности».  Совсем недавно Иордания при президенте США Д.Трампе оказалась под сильным давлением со всех сторон, поскольку Соединенные Штаты тогда пытались продвинуть свой израильско-палестинский мирный план «сделку века». При этом Амман был отстранен от бОльшей части подготовительной работы Вашингтона, и вообще отнесся к этому плану очень насторожено.  Некоторые эксперты в этой связи поторопились заявить, что нынешняя попытка переворота (если она была) была связана с попыткой развернуть Амман в сторону нормализации отношений с Израилем и более положительному восприятию американской редакции ближневосточного урегулирования. Сомневается в такой версии: у новой администрации в США свои планы по БВУ, да и свергать иорданского короля на фоне подписания договора о стратегическом военном сотрудничестве с рисками получить в итоге «второй Ирак»,  никто в Вашингтоне не будет.

Именно   внутренние проблемы, стоящие перед королем, более важные, чем региональные. При этом недавний план приватизации государственных учреждений способствовал разрушению традиционной модели экономики Иордании. Отсюда и недовольство бедуинских кланов, которые традиционно имели свои квоты в этой системе. Политолог Лабиб Камхави в этой связи отмечает, что  «при вступлении на престол первым вызовом, стоящим перед королем, было остаться и преуспеть. Он не был готов к вызовам, с которыми столкнулся, и ему было трудно занять место и играть политическую роль, которую его отец играл в регионе, При этом режим не преуспел в политическом развитии в Иордании, потому что его видение политической реформы отличалось от того, чего хотел народ.  Это привело к тому, что народные движения поднялись и потребовали политических реформ и избранных правительств, а также к растущим жалобам молодежи, которая была недовольна отсутствием экономических и политических реформ и отсутствием рабочих мест».
Безработица достигла 18,6%, в то время как инфляция выросла в результате 3,7-процентного налога на основные товары, в основном состоящие из топлива. Долг Иордании на конец июля 2018 года составлял 39 млрд долларов, что составляет 96,4% ВВП. Экономические проблемы страны значительно возросли, когда правительство вступило в то, что обычно называют «фазой экономической коррекции», которая была осуществлена Международным валютным фондом (МВФ) с 1989 года после тяжелого экономического кризиса в то время. Эта программа была ориентиром для экономических планов всех последующих правительств, которые применяли ее меры для получения займов под низкие проценты. В результате правительство повысило цены на основные товары и применяет ряд налогов, одновременно приватизируя государственные учреждения, что многие иорданцы считают политикой обнищания.

55.85MB | MySQL:105 | 0,535sec