Военно-политическая обстановка в Ираке (март 2021 года)

В марте 2021 года в Ираке сохранялась военно-политическая обстановка, с заметными элементами напряженности. Страна находится в затяжном системном кризисе. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Ситуацию в республике, особенно в сфере экономики, в значительной степени ухудшают сохраняющиеся на мировом рынке относительно низкие цены на нефть. В стране продолжает остро ощущаться нехватка воды и электроэнергии. В прошедшем месяце резко увеличились темпы роста числа заболевших новым коронавирусом. Несмотря на регулярно проводимые антитеррористические операции, в различных районах Ирака не прекращают действовать банды террористов группировки «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России). Экстремистские вооруженные группировки (как правило, ориентирующиеся на Иран) продолжают нападения на конвои, перевозящие грузы для сил международной антитеррористической коалиции во главе с США. В южных провинциях Ирака не прекращаются массовые антиправительственные населения, выступающего за предоставление необходимых базовых услуг, против коррупции и роста безработицы. Многочисленные нерешенные проблемы осложняют отношения между федеральным правительством в Багдаде и руководством курдской автономии в Эрбиле. Тем не менее, после длительных и трудных переговоров стороны смоги согласовать и одобрить федеральный бюджет Ирака на 2021 финансовый год. Внешнеполитическая деятельность иракского правительства, как и прежде, была направлена на укрепление позиций республики в регионе и на международной арене.

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака все еще остаться напряженным, что связано главным образом с дестабилизирующей деятельностью террористической группировки «Исламское государство», а также нападениями на конвои и объекты международной антитеррористической коалиции во главе с США.

В минувшем месяце вооруженные силы Турции продолжали регулярно наносить авиаудары по силам и объектам боевиков турецкой  Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена) в приграничных районах на севере Ирака. Так, удары наносились 1, 2, 3, 4, 5, 6, 9, 12, 14, 19 и 25 марта.

Сохраняется турецкое военное присутствие на севере Ирака, которое официальный Багдад считает одной из «затяжных проблем» в двусторонних отношениях. Анкара же оправдывает нахождение своих войск в приграничных районах соседней страны «неспособностью Ирака справиться с присутствием курдских террористов на своей собственной территории».

На всем протяжении марта иракская армия и формирования ополченцев при поддержке авиации международной антитеррористической коалиции продолжали выявлять укрытия и опорные базы террористов ИГ в различных районах страны и наносить по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные операции с целью выявления подпольных групп джихадистов, однако искоренить их полностью пока не удается. В целом, учитывая малочисленность большинства бандформирований противника, войсковые мероприятия против боевиков ИГ, как правило, представляют собой небольшие по масштабу операции. Активно ведется поиск и задержания террористов и их руководителей.

До настоящего времени на территории Ирака существуют места, которые находятся под полным контролем боевиков ИГ, а обширные районы представляют опасность даже для федеральных войск. По экспертным оценкам, «террористическое бандподполье насчитывает несколько тысяч активных боевиков, которые опираются на подпольные ячейки в сельской местности, где население запугано либо сознательно не поддерживает центральные власти. Особую тревогу вызывает активность террористов в провинциях Анбар, Найнава, Киркук, Салах эд-Дин и Дияла, где многочисленные войсковые операции не привели к кардинальному улучшению ситуации. До сих пор не удалось установить контроль над границей с Сирией, террористы имеют возможность перемещаться из одной страны в другую».

По информации разведорганов иракской курдской автономии, в Ираке находится около 10 тысяч сторонников «Исламского государства», среди которых 4−5 тысяч бойцов и примерно столько же членов законсервированных ячеек и симпатизирующих.

13 марта автомобиль курдских военных подорвался на взрывном устройстве. В нападении обвиняют РПК, у которой в последнее время сильные разногласия с руководством иракской курдской автономии.

Боевики «Исламского государства» продолжают действовать на территории Иракского Курдистана. В частности, 6 марта в окрестностях Эрбиля нашли туннель террористического подполья ИГ и тайник с самодельными взрывными устройствами (СВУ). Три ракеты 29 марта упали в районе дислокации курдских сил пешмерга на юго-западе от Эрбиля.

Сложная обстановка сохраняется в северной провинции Найнава, где не прекращаются вылазки боевиков «Исламского государства». 1 марта шиитские ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» начал операции по поиску боевиков ИГ на юго-западе Найнавы. Проводилась зачистка территории района от границы Ирака с Сирией до острова Аль-Хадр. В операции были задействованы подразделения четырех бригад и одного полка ополченцев. В начале прошедшего месяца правительственными силами проводилась спецоперация одновременно в провинциях Найнава и Анбар. Минобороны Ирака 8 марта сообщило об обнаружении схрона боевиков ИГ на западе Найнавы. В середине марта иракские военные пресекли две попытки проникновения на территорию страны из Сирии боевиков ИГ в пограничном районе Дукджи к западу от горы Синджар. 22 марта иракские силовики арестовали 11 террористов ИГ во время операции по обеспечению безопасности в районе города Мосул (административного центра провинции Найнава). В ходе операции, которая в марте проводилась в горном районе Махмур, было уничтожено 27 боевиков ИГ. При этом ВВС Ирака совместно с авиацией международной коалиции в течение двух недель период нанесли 312 ударов по позициям противника в этом регионе. В результате воздушных рейдов было разрушено 120 тайных укрытий радикалов. В конце марта было создано новое оперативное командование ОК «Западная Найнава». Цель его создания — обеспечение безопасности в северо-западных районах провинции вплоть до границы с САР, прежде всего, силами переброшенной туда 20-й пехотной дивизии.

Напряженность сохраняется в расположенной к востоку от Найнавы провинции Киркук. Управление полиции этой провинции 8 марта сообщило о теракте на западе региона. Ранены семь сотрудников правоохранительных органов. В результате проведенных в минувшем месяце спецопераций в провинции была обнаружена сеть тоннелей боевиков ИГ, 12 укрытий и тренировочный лагерь джихадистов. Военные и ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» в конце марта обнаружили в схронах боевиков 13 минометов калибра 60 мм, 8 СВУ, две ракеты РСЗО и пять мотоциклов.

Напряженность сохраняется в провинции Салах-эд-Дин, расположенной к северу от Багдада. Командование «Аль-Хашд аш-Шааби» 7 марта сообщило о боях с террористами ИГ в районе Ад-Дур, а 9 марта объявило о начале операции по преследованию террористов «Исламского государства» к югу от города Самарра и в окрестностях авиабазы Балад. 11 марта командование ВС Ирака объявило об уничтожении пещер джихадистов на границе Иракского Курдистана и провинции Салах эд-Дин. Авиация нанесла массированный удар по укрытиям ИГ в горах. В конце прошедшего месяца был предотвращен теракт на нефтяных скважинах на востоке провинции в горах Хамрин. Южнее города Самарра 24 марта был обнаружен арсенал террористов — несколько десятков автоматов и пулеметов, а 30 марта было объявлено об уничтожении логова террористического подполья ИГ в провинции Салах эд-Дин.

Несмотря на неоднократное проведение правительственными силами спецопераций по зачистке территории от остатков бандформирований ИГ в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, боевики по-прежнему активно действуют в этом регионе, совершая нападения на правительственные войска и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби». В начале марта в провинции была проведена очередная операция против джихадистов в районе города Баакуба, административного центра провинции. Ополченцы «Аль-Хашд Шааби» сообщили об уничтожении укрытий ИГ в районе Джалаула. Восемь бригад «Аль-Хашд аш-Шааби» 14 марта начали операцию при поддержке иракской авиации по ликвидации укрытий боевиков ИГ на востоке провинции Дияла. Тем временем 17 марта в провинции было взорвано несколько опор линий электропередачи недалеко от иранской границы, что привело к нарушению работы электрических сетей в этом районе. По опорам электропередачи поставлялась электроэнергия из Ирана в Ирак. Представитель командования вооруженных сил Ирака 20 марта сообщил о ликвидации укрытий подполья джихадистов на севере от Джалаула.

В прошедшем месяце сложная обстановка сохранялась в столице Ирака Багдаде и прилегающих к городу районах. В частности, 8 марта теракт был совершен в священном для шиитов районе Багдада — взрыв произошел на мосту имамов, который ведет в район Аль-Казымия. Ранения получил восемь человек. Начиненный взрывчаткой мотоцикл 23 марта взлетел на воздух в районе Эль-Машталь. Погиб, по меньшей мере, один человек, четверо получили ранения разной степени тяжести.

Неспокойная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар. Здесь иракские военные и ополченцы практически постоянно проводят спецоперации против боевиков «Исламского государства» с целью обнаружения и ликвидации «спящих ячеек» джихадистов, схронов, а также джихад-мобилей. Тем не менее, силы боевиков продолжают регулярно нападать на блокпосты и колонны иракской армии, отряды «Аль-Хашд аш-Шааби». В начале марта был ликвидирован схрон боевиков ИГ с десятью ПТУР «Хеллфайр». Спецназ 6 марта провел операции по поимке боевиков «Исламского государства» сразу в нескольких районах Анбара. Задержана группа из восьми террористов, планировавших нападения на силовиков. Еще одна группа боевиков была задержана 7 марта. Управление военной разведки Минобороны Ирака 10 марта объявило о проведении спецоперации на западе Анбара. В районе города Эль-Хадита был найден крупный схрон подполья ИГ. В тайнике лежали 98 детонаторов, 83 СВУ и 91 мина. Командование ополченцев «Аль-Хашд Шааби» 12 марта заявило об уничтожении двух туннелей джихадистов на западе провинции в районе пограничного с Сирией города Эль-Каим. В середине прошедшего месяца правительственные силы в ходе спецоперации обнаружили ракеты и снаряды в западной части пустыни Анбара. Среди найденного – реактивные снаряды типа «Град», артиллерийские и минометные снаряды различного калибра. Кроме того, 13 марта бойцы «Аль-Хашд аш-Шааби» нашли в районе Аль-Карама тайник террористического подполья ИГ. В нем лежали 3 ракеты, более 50 артиллерийских снарядов и минометных мин.

Командование ополчением «Аль-Хашд аш-Шааби» 7 марта заявило об уничтожении базы подполья ИГ на севере южной провинции Бабиль.

Таким образом, по состоянию на 1 апреля 2021 года боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

Активно действовала в марте иракская военная авиация, особенно в провинциях Найнава, Анбар и Дияла.

Авиация международной коалиции во главе с США в прошедшем месяце неоднократно наносила удары по позициям и объектам ИГ в различных районах Ирака. В целом в марте отмечено заметное увеличение числа авиаударов по целям джихадистов авиацией международной коалиции. Многие воздушные удары западных союзников наносились при взаимодействии с иракскими войсками. При этом большинство авиаударов наносились по противнику в северной провинции Найнава. Так, 9 марта 10 боевиков ИГ были ликвидированы в результате атаки самолетов международной коалиции по позициям противника в провинции Найнава. В этот же день ВВС коалиции провели рейд и в провинции Салах-эд-Дин, в ходе которого был уничтожено крупное подземное укрытие радикалов. Авиация коалиции 11 марта нанесла около 30 авиаударов по позициям боевиков «Исламского государства» на севере горного массива Кара Джох в провинции Найнава. Уничтожены несколько укрытий террористического подполья. Минобороны Великобритании 17 марта заявило о серии атак по объектам ИГ в Найнаве. Авиация на протяжении пяти дней бомбила крупнейшую базу боевиков на севере Ирака. В середине марта боевые самолеты коалиции в течение 10 дней в ходе авиаударов уничтожили большое число укрытий и пещер, используемых боевиками ИГ на горе Карачох в районе Махмур, провинция Найнава. Было разрушено 61 укрытие и 24 пещеры, нанесено 133 высокоточных авиаудара. В середине марта ВВС международной коалиции нанесли 18 ударов по позициям экстремистов в провинции Найнава. Уничтожено 39 укрытий боевиков в горной местности. Очередной удар по джихадистам в районе Махмур был нанесен 24 марта авиацией союзников совместно с ВВС Ирака. 26 марта авиаудар коалиции был нанесен по укрытиям террористов ИГ в горах Хамрин в провинции Салах-эд-Дин.

На всем протяжении минувшего месяца в различных районах Ирака постоянно совершались нападения на конвои, перевозящие грузы для войск США и сил международной антитеррористической коалиции. При этом в Вашингтоне считают, что за нападениями на американские силы в Ираке стоят поддерживаемые Ираном группировки шиитского ополчения. В Вашингтоне заявляют, что готовы вновь принять решительные меры, если сочтут их необходимыми, в ответ на обстрел баз с американскими военнослужащими в Ираке.

Со своей стороны, постоянный представитель Ирана в ООН М. Тахт-Раванчи 15 марта передал генеральному секретарю международной организации А. Гутерришу письмо, в котором Тегеран опровергает причастность к атакам на объекты США в Ираке. «Иран не имел прямого или косвенного отношения ни к одной вооруженной атаке в отношении какой-либо структуры или гражданина США в Ираке». При этом представитель Тегерана отметил, что «Иран осуждает незаконную военную атаку ВС США по иракским силам на границе Ирака и Сирии, произошедшую 25 февраля 2021 года».

В середине минувшего месяца появилась информация, что поддерживаемые Ираном иракские военизированные формирования согласились прекратить нападения на американские войска в Ираке при условии, что премьер-министр страны М.аль-Казыми официально потребует вывода американских войск. «Утечку об этом на условиях анонимности дали командиры группировок».

Те не менее, нападения на логистические конвои США и их союзников продолжились. При этом «о нападениях на американские цели в Ираке заявляли небольшие вооруженные группировки, носящие явно легендированные названия, такие как «Стражи крови» и «Люди пещеры». По словам иракских официальных лиц, это новая тактика, принятая известными группировками для проведения атак, от которых формально дистанцированы основные шиитские местные группы». Хотя эти атаки имеют ограниченный эффект, они являются инструментами давления на иракское и американское правительства.

30 апреля командование сил международной коалиции прокомментировало участившиеся атаки на конвои и базы в Ираке. Оно подтвердило «приверженность тесному сотрудничеству с властями республики в борьбе с терроризмом, а также пообещало выделить дополнительные ресурсы для поимки боевиков ИГ». Кроме того, в коалиции напомнили, что ее представители работают в регионе по приглашению официального Багдада.

Ниже приводится перечень (как видится, не полный) нападений на силы США и их союзников на иракской территории в марте 2021 года.

2 марта было совершено нападение на колонну сил международной коалиции на трассе в районе Ан-Нил в южной провинции Бабиль.

3 марта авиабаза Айн Эль-Асад, провинция Анбар, где дислоцированы американские военные, подверглась ракетному обстрелу. Было выпущено 10 реактивных снарядов. В это же день сработало взрывное устройство на пути следования конвоя коалиции у Абу-Грейб в пригородах Багдада.

Нападение на колонну снабжения сил международной коалиции было совершено 11 марта у города Эль-Фаллуджа, провинция Анбар. В этот же день американский конвой был атакован в районе города Аль-Самава в южной провинции Аль-Мутанна.

12 марта колонна военной техники ВС США подверглась атаке вблизи города Эль-Фаллуджа в провинции Анбар.

13 марта нападение на колонну коалиции произошло около города Эд-Дивания, южная провинция Кадисия.

15 марта авиабаза Балад, провинция Салах-эд-Дин, на которой дислоцированы военнослужащие США, подверглась обстрелу. По объекту  было выпущено до 7 ракет. В этот же день в провинции Бабиль было совершено нападение на колонну сил коалиции недалеко от города Хилла.

Колонна снабжения сил коалиции подверглась 18 марта атаке в районе города Эд-Дивания в провинции Кадисия, колонна сил из стран НАТО подверглась атаке в провинции Мутанна.

20 марта нападение на колонну материально-технического обеспечения (МТО) коалиции произошло в провинции Салах-эд-Дин.

21 марта СВУ сработало на пути следования конвоя МТО сил «коалиции» в провинции Бабиль.

Взрывное устройство дважды было подорвано 25 марта на пути следования колонны коалиции в районе Эль-Юсуфия к югу от Багдада. В этот же день атака на колонну коалиции была совершена в провинции Кадисия.

29 марта было совершено сразу три нападения на конвои с техникой международной коалиции. Целями стал транспорт в южных провинциях Ди-Кар, Кадисия и Бабиль. Во всех случаях использовались придорожные СВУ. Несколько грузовиков получили повреждения.

30 марта СВУ было подорвано на пути следования колонны международной коалиции у города Эн-Насирия, провинция Ди-Кар.

7 марта объекты саудовской компании «Сауди Арамко» подверглись ракетному обстрелу. Ответственность за эту атаку взяли на себя йеменские шиитские повстанцы-хоуситы. В то же время американские источники в спецслужбах «практически однозначно говорят о том, что основным плацдармом для этих атак выступает иракская территория».

Иракское правительство прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, привел к сокращению военных расходов. Политические наблюдатели отмечают, что средств не всегда хватает даже на поддержание в достаточной боеготовности элитных подразделений вооруженных сил.

Как показывает ход войсковых операций против боевиков «Исламского государства», на сегодняшний день боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, пока еще остается недостаточно высокой, что «заставляют усомниться в готовности иракцев самостоятельно справляться с внутренней угрозой».

Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и продолжающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

В Ираке продолжается обсуждение вопроса о выводе иностранных войск с территории страны. Президент республики Б.Салих сообщил 18 марта, что численность американского военного контингента в стране не превышает 2,5 тыс. человек. Ранее, 3 марта, глава иракского правительства М.аль-Казыми заявил, что вывод с территории Ирака 60% иностранных войск стал результатом стратегического диалога с Вашингтоном. Аль-Казыми добавил, что Багдад продолжает вести диалог с Вашингтоном «в соответствии с приоритетами и потребностями Ирака, для того чтобы достичь договоренности о графике ухода [из страны] иностранных боевых подразделений», а также о механизмах оказания иракским военным необходимой поддержки в форме обучения и консультаций.

Между тем многие эксперты обоснованно подчеркивают, что «в выводе американских войск не заинтересован сам Багдад, для которого это обстоятельство является главной гарантией сохранения ВТС с США и безопасности с точки зрения возрождения ИГ».

Член комитета по безопасности и обороне иракского парламента М.Амерли утверждал 12 марта, что у США нет планов по выводу своих войск из Ирака. «США рассматривают Ирак как место для конфликта с некоторыми из своих врагов, а с другой стороны, они стремятся сохранить свои достижения и интересы в Ираке, и это затрудняет им выход из Ирака». Что касается иракского правительства, то, по словам парламентария, у него «нет реальной воли оказывать давление на Вашингтон с целью выполнения резолюции парламента, в которой подчеркивается вывод иностранных войск».

Датский генерал П.Олсен, глава Миссии НАТО в Ираке отметил 13 марта, что силы альянса находятся в этой стране по просьбе иракцев и что «они определенно не возьмут на себя роль США». По словам генерала, более 300 военнослужащих альянса размещены в Ираке. «НАТО обеспечивает обучение и консультирование иракских солдат в связи с продолжающейся войной против остатков ИГ».

Силы США должны как можно скорее покинуть Ирак и Сирию, заявил 11 верховный лидер Ирана А.Хаменеи.

В минувшем месяце американские военные продолжали активно перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии американцы военные переправляли на территорию Ирака нефть, зерно и другие сырьевые материалы.

2 марта начальник генштаба ВС Ирака генерал А.А.Рашид Ярулла провел встречу со своим саудовским коллегой генералом Ф. бин Хамидом ар-Рувайли. Начальник генштаба ВС КСА также провел встречу с министром бороны Ирака Д.аль-Джабури. Стороны обсудили перспективы военного сотрудничества и вопросы координации действий военных двух государств. Сообщается, что визит саудовского военачальника «был вызван, прежде всего, опасениями по поводу подземных туннелей в провинции Анбар, используемых для размещения и транспортировки [иранских] баллистических ракет». Эр-Рияд потребовал от Багдада воспрепятствовать переправе иранских ракет из Сирии в Ирак.

Глава погранслужбы Ирана генерал А.Гударзи 2 марта провел переговоры в Тегеране со своим иракским коллегой генералом Х.А.Ибрагимом о путях укрепления координации пограничников в борьбе с контрабандой оружия и товаров.

Главы военных ведомств Армении и Ирака В.Арутюнян и Д.аль-Джабури подписали 25 марта в Ереване соглашение о намерениях по сотрудничеству в сфере обороны. Стороны обсудили перспективы сотрудничества Армении и Ирака в сфере обороны, возможность обмена опытом и другие вопросы, представляющие взаимный интерес.

17 марта представитель командующего ВС Ирака сообщил о получении военной техники от международной коалиции. В поставку вошли оружие, автомобили и техническое оборудование общей стоимостью 5 млн долларов.

Министерство пешмерга правительства иракской курдской автономии и представители немецкого Бундесвера ФРГ 10 марта подписали соглашение по нескольким новым проектам, которые «помогут министерству пешмерга в дальнейшем развитии и модернизации своих войск».

Не менее 850 бойцов из иракского шиитского ополчения разместились на боевых позициях к югу от сирийского города Алеппо, сообщила в марте саудовская газета «Аш-Шарк аль-Аусат». По ее информации, ополченцы из группировки «Ан-Нуджаба», которые вместе с отрядами ливанской «Хизбаллы» воюют на стороне сирийской армии против бандформирований, дислоцированы в Эль-Хадере, Джебель-Аззане и Эль-Вадихе. Шиитские бойцы были направлены также в город Эс-Сафира к юго-востоку от Алеппо, где находятся предприятия оборонной промышленности. Издание связывает размещение подкреплений из числа шиитских ополченцев, поддерживающих правительственные войска, с активизацией вооруженных вылазок со стороны террористов из «Исламского государства» на стыке  сирийских провинций Алеппо, Ракка и Хама.

Активисты шиитской экстремистской вооруженной группировки «Рубу Аллах» 25 марта организовали вооруженное шествие («парад») в Багдаде. Сообщается, что «Рубу Аллах» связана с ополченческими формированиями «Аль-Хашд аш-Шааби». Там заявляют, что парад не был санкционирован руководством ополченцев, а происходила передислокация подразделений. Аналитики считают, что военный парад боевиков был направлен на ослабление правительства М.аль-Казыми и представлял собой демонстрацию силы. Кроме того, шествие также было направлено на то, чтобы послать сигнал Вашингтону: «мы принимаем решения, а не правительство».

На юге Ирака участились межплеменные и межклановые конфликты. Так, 2 марта в управлении полиции в провинции Ди-Кар сообщили о межплеменном конфликте. Перестрелка между членами разных племен произошла в районе Аль-Джибайш. Конфликтующие стороны использовали автоматы и пулеметы. Управление полиции провинции Басра 16 марта сообщило о межклановом конфликте на севере региона. Из-за ожесточенной перестрелки между участниками конфликта движение транспорта в этой зоне было полностью перекрыто. Управление полиции провинции Ди-Кар 19 марта сообщило о межплеменном конфликте в районе Сук аш-Шуюх. Спор о сельскохозяйственных угодьях перерос в перестрелку с использованием пулеметов и артиллерии. Управление полиции Басры 23 марта сообщило о крупном межклановом конфликте, который перерос в перестрелку в центре города. Обострение межкланового конфликта произошло 25 марта на севере провинции Ди Кар.

Ирак выступает за скорейшее решение проблемы лагеря беженцев Эль-Холь на северо-востоке Сирии при активном участии международного сообщества, так как «в нем проживают представители десятков государств», заявил 18 марта советник по национальной безопасности Ирака К.аль-Араджи. В этом лагере содержатся семьи пленных боевиков из ИГ, что «представляет собой бомбу замедленного действия и угрожает безопасности Ирака и всего региона». Особую тревогу в Багдаде, по словам аль-Араджи, вызывает тот факт, что на территории лагеря находятся около 20 тыс. иракских детей, «которые перенимают идеологию террористов и становятся потенциально опасными для демократического общества». По имеющейся информации, в настоящее время в Эль-Холе находятся более 64 тыс. человек, из них около 24 тыс. являются сирийцами, почти 30,5 тыс. — иракцами, еще чуть более 9,5 тыс. — гражданами других государств.

В марте 2021 года внутриполитическая ситуация в Ираке продолжала оставаться сложной. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами страны, что затрудняет решение многих важных, требующих неотложного решения проблем политического, экономического и военного характера. В то же время «ситуация в экономике плачевная, с поставками нефти — проблемы. Говорить об авторитете правительства не приходится».

8 марта премьер-министр Ирака М.аль-Казыми призвал все иракские политические фракции уважать национальные интересы и избегать действий, которые могут нанести дальнейший вред разрушенной стране.

Важнейшим политическим событием прошедшего месяца стало одобрение иракским парламентом 31 марта проекта федерального бюджета республики на 2021 год в размере порядка 130 трлн иракских динаров (88,8 млрд долларов) с дефицитом свыше 19 млрд. Утвержденная расходная часть составит 129,9 трлн динаров, а доходы — более 101 трлн динаров. Документ устанавливает цену на нефть в размере 45  долларов при ожидаемом экспорте в объеме 3,25 млн баррелей в сутки, в том числе 250 тыс. б/с из Иракского Курдистана. Депутаты также одобрили бюджетную статью, согласно которой доля курдской автономии составит 12,67% бюджета. Кроме того, парламентарии проголосовали за самороспуск Совета представителей 7 октября перед намеченными на 10 октября досрочными парламентскими выборами.

В Ираке продолжается подготовка к проведению в октябре текущего года парламентских выборов. Власти в марте официально отменили голосование на выборах в Совет представителей на избирательных участках за пределами государства. Решение принято, принимая во внимание «технические и юридические причины, а также из-за опасений, связанных с пандемией нового коронавируса».

В марте преимущественно в южных провинциях Ирака продолжались протестные выступления населения, перераставшие в массовые беспорядки и столкновения с силами безопасности.

Сотни человек вышли 1 марта на улицы Багдада в знак солидарности с протестующими в городе Эн-Насирия в провинции Ди-Кар. Силы безопасности разгоняли демонстрантов, используя дубинки и шумовые гранаты.

6 марта участники акций протеста напали на губернатора провинции Бабиль Х.Мандила. Митинги в Бабиле начались в связи с комендантским часом, введенным из-за коронавируса. Кроме того, протестующие требуют отставки губернатора.

В городе Эн-Насирия, административном центре провинции Ди-Кар, 9 марта антиправительственные демонстранты блокировали два моста, разрешив их пересечение только в гуманитарных целях.

11 марта акции протеста прошли в провинции Мутанна. В административном центре региона, городе Ас-Самава, произошли стычки полиции с демонстрантами.

В городе Ан-Наджаф, административном центре одноименной провинции, 13 марта произошли столкновения протестующих с силовиками. Ранены 20 человек. Причиной протестов стала коррупция в местных органах власти. Организаторы протестов требовали отставки губернатора Эн-Наджафа Л.аль-Ясари и двух его замов. 14 марта в Эн-Наджафе продолжились столкновения между демонстрантами и силами безопасности.

15 марта протестующие вышли на акции протеста сразу в четырех провинциях на юге Ирака в знак протеста против отказа правительства предоставить основные услуги. Молодые люди поджигали шины, чтобы перекрыть главную дорогу в Эн-Насирии. Протестанты также закрыли мэрию района Джабаб. В провинциях Басра, Васит и Майсан протестующие, включая фермеров и выпускников университетов, устроили демонстрацию, призывая к улучшению общественных услуг и предоставлению рабочих мест.

11 демонстрантов были ранены 18 марта в ходе столкновений с силами безопасности в городе Хилла в провинции Бабиль. В результате столкновений также ранены 9 сотрудников службы безопасности. Кроме того, демонстрации против правительства проходили в провинциях Ди-Кар, Кадисия и Эн-Наджаф. Протестующие требовали отставки местных властей и поиска виновных в убийстве протестующих.

Нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии. Тем временем курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование. В то же время на официальном уровне власти автономии продолжают заявлять о приверженности своим обязательствам по соглашениям с федеральным правительством Ирака.

8 марта премьер-министр Ирака М.аль-Казыми призвал к национальному диалогу, который проложит путь к всеобъемлющему соглашению между Эрбилем и Багдадом. Аль-Казыми считает, что инициатива национального диалога может разрешить все споры между властями курдской автономии и федеральным правительством Ирака. Со своей стороны, глава курдского регионального правительства Масрур Барзани приветствовал призыв М.аль-Казыми к национальному диалогу в усилиях по разрешению остающихся споров между Эрбилем и Багдадом.

В связи с принятием 31 марта нового федерального бюджета Масрур Барзани отметил, что, хотя Эрбиль не получил всего, что хотел, закон о госбюджете соответствует ключевым принципам конституции, «от которых мы не отступили. Позиции, дорогие обеим сторонам, были признаны, и мы воодушевлены достигнутым прогрессом».

16 марта парламент Ирака проголосовал за законопроект, обязывающий правительство завершить процедуры, необходимые для объявления Халабджи отдельной провинцией Курдистана. Курдистан объявил Халабджу своей четвертой провинцией в 2018 году, но федеральное правительство еще не завершило процедуры, связанные с этим вопросом.

Группа вооруженных людей 19 марта открыла огонь по представительству правящей в курдской автономии Демократической партии Курдистана (ДПК) в городе Халабджа. ДПК обвинила власти Халабджи, где доминирует Патриотический союз Курдистана, в неспособности защитить политические учреждения, поскольку такие нападения на ДПК довольно часты в городах Сулеймания и Халабджа.

В марте представители курдов-езидов вновь выступили за предоставление их общине автономии в районе Синджар на северо-западе Ирака. Обстановка в Синджаре становится все более напряженной в связи с обострением конфликта между боевиками ИГ и сторонниками РПК, а также иракской армией. Езиды добиваются включения отрядов езидской самообороны «Эзидхане асаиш» в ряды иракских вооруженных сил. Отметим, что Синджар в последнее время стал яблоком раздора в отношениях между правительством Ирака и администрацией Иракского Курдистана. Согласно двустороннему соглашению от 9 января 2020 года, иракская армия вошла на территорию Синджара, чтобы нормализовать там обстановку. Однако РПК противится такому развитию событий, поскольку соглашение предусматривает, что вопросами безопасности должны совместно ведать «Эзидхане асаиш» (700 человек), а также местная служба безопасности и разведки. Требование автономии уже обсуждалось с лидерами Ирака, включая М.аль-Казыми. Езиды при этом считают, что Багдад должен иметь дело непосредственно с властями Синджара, а не через Эрбиль.

Падение мировых цен на нефть самым негативным образом сказывается на иракской экономике.

Экспорт нефти Ираком за март увеличился на 8,4 млн баррелей в сравнении с предыдущим месяцем. Согласно отчету государственной компании State Oil Marketing Organization, объём экспорта нефти в марте превысил 91 млн баррелей, что принесло выручку в размере 5,78 млрд долларов. Миннефти подчеркнуло, что при этом общий объём экспорта с месторождений центрального и южного Ирака превысил 88 млн баррелей. Среднесуточный экспорт, согласно отчёту, составил 2,95 млн баррелей, при средней цене за баррель 63,32 долларов США.

Ирак планирует нарастить мощности по добыче нефти с нынешних 4,8 млн баррелей в сутки до 8 млн к 2029 году, заявил 29 марта министр нефти республики И.А.Джабер. «Постепенное увеличение добычи будет обеспечено за счет существующих месторождений нефти Меджнун, Зубейр и Румейла». Министр также сообщил о планах нарастить производственные мощности национальных нефтеперерабатывающих заводов, чтобы избавиться от необходимости импортировать топливо.

Правительство Ирака 23 марта одобрило передачу американской компании Schlumberger контракта на бурение 96 нефтяных скважин на юге страны. Сумма контракта составит 480 млн долларов.

Негативное воздействие на положение дел в Ираке по-прежнему продолжает оказывать эпидемия нового коронавируса. В минувшем месяце темпы прироста заболевших COVID-19 резко ускорились. Так, по состоянию на 1 апреля их число достигло 850 924 человека – прирост за месяц 165 435 человек (в феврале прирост заболевших составил 75 853 человека). Число умерших от COVID-19 в марте составило 14 363 человек (в феврале – 13 406 человек). Число выздоровевших на 1 апреля составило 759 560 человек.

Власти Ирака начали 2 марта кампанию по вакцинации населения от коронавируса препаратом китайской корпорации Sinopharm. Прививки делают в 600 специализированных центрах и 60 больницах. Первыми от COVID-19 привились министр здравоохранения Ирака Х.ат-Тамими, командующий ВВС Ирака Ш.Д.Хама и посол Китая в стране Чанг Тао.

Ирак планирует получить около 16 млн доз вакцины от коронавируса в рамках международного механизма COVAX, действующего под эгидой ВОЗ. Правительство Ирака наделило послов республики в Москве и Пекине полномочиями заключать контракты на прямые поставки вакцины от нового коронавируса.

Минздрав Ирака 4 марта одобрил для применения российскую вакцину от коронавируса «Спутник V». Первая партия вакцины от коронавируса британско-шведского консорциума AstraZeneca прибыла 25 марта в Ирак в рамках международной программы COVAX (336 тыс. доз препарата). Иракцы также ожидают прибытия в скором времени партии российской вакцины «Спутник V», а также 2 млн доз препарата китайской компании Sinopharm и 3 млн доз препарата производства американской компании Pfizer.

Уровень бедности в Ираке снизился до 24,8% после резкого роста в начале пандемии, сообщило 16 марта Министерство планирования республики. Исследование, проведенное в сотрудничестве с Всемирным банком, показывает, что ранее уровень бедности составлял 31,7%, пока во второй половине 2020 года не были сняты ограничения для бизнеса, что привело к относительному возвращению экономической деятельности в стране в нормальное русло.

В марте 2021 года в своей внешнеполитической деятельности иракское правительство продолжало курс на упрочение позиций республики в регионе и на международной арене. Премьер-министр страны М.аль-Казыми заявил 8 марта, что Ирак не желает становиться полем битвы для других стран, и призвал всех уважать интересы Ирака и его суверенитет.

США привержены поддержанию партнерских отношений с властями Ирака в сфере обеспечения безопасности, заявили 18 марта в американском Госдепартаменте. Ранее, 5 марта, власти США одобрили снятие ограничений на средства, принадлежащие Ирану, в коммерческих банках Ирака, и уже состоялись первые транзакции, а 31 марта Соединенные Штаты предоставили Ираку разрешение, чтобы позволить стране импортировать электроэнергию и газ из Ирана, а также оплачивать поставки электроэнергии в течение последующих четырех месяцев.

США и Ирак проведут обсуждения Стратегического диалога в формате видеоконференции 7 апреля в соответствии со Стратегическим рамочным соглашением 2008 года между двумя странами. «Обсуждения будут касаться безопасности и борьбы с терроризмом, экономики и энергетики, политических вопросов, а также сотрудничества в области образования и культуры». Ранее Багдад направил в администрацию президента США Дж. Байдена официальный запрос об установлении даты возобновления переговоров о двусторонних отношениях между двумя странами и выводе американских войск.

6 марта глава правительства Ирака М.аль-Казыми и президент Ирана Х.Роухани призвали к укреплению безопасности и стабильности в регионе. В телефонном разговоре они обсудили пути развития двусторонних отношений на различных уровнях и высоко оценили усилия по укреплению безопасности и стабильности в регионе. Оба лидера призвали «всех действующих лиц в регионе повышать спокойствие посредством мудрости в решении региональных кризисов и проблем». Роухани также «осудил все действия, совершенные некоторыми группировками, которые нарушают безопасность Ирака», имея в виду недавние ракетные обстрелы военных баз, на которых размещены американские войска, а также посольства США в Багдаде.

30 марта  представитель Министерства энергетики Ирака заявил, что страна добивается увеличения поставок природного газа из Ирана. Ирак готов погасить свою задолженность перед ИРИ, которая в общей сложности составляет примерно 5 млрд долларов. Импорт природного газа из Ирана раньше составлял 50 млн куб. м в сутки, в то время как сейчас этот показатель снизился примерно до 22 млн куб. м в сутки из-за неспособности Багдада выплатить долг Тегерану, что вызвано американскими санкциями в отношении ИРИ.

Важным событием для Ирака стал апостольский визит в страну Папы Римского Франциска, который состоялся с 5 по 8 марта. В международном аэропорту Багдада Франциска встречал премьер-министр Ирака М.аль-Казыми. Папа назвал свою поездку «паломничеством под знаком мира и солидарности». Основными целями его визита называются поддержка христианского меньшинства, подвергнувшегося гонениям в прежние годы, а также встреча с шиитским духовным лидером А.ас-Систани. Для защиты понтифика были задействованы почти 10 тыс. сотрудников органов безопасности. Христиан, на которых и был нацелен визит Франциска, в Ираке проживает менее 500 тыс., что составляет около 1% населения страны. Понтифик посетил Багдад, Эн-Наджаф (духовный центр мусульман-шиитов), Эрбиль, Мосул, Ур и Бахдиду (Каракош). Он встретился с руководством Ирака и духовным лидером иракских шиитов А.ас-Систани, помолился о жертвах войны и терроризма. М.аль-Казыми объявил 6 марта Национальным днем терпимости и сосуществования, подчеркнув таким образом важность исторической встречи Папы Франциска с А.ас-Систани. В Эрбиле 7 марта Франциск провел единственное в ходе своей поездки в Ирак массовое мероприятие: понтифик возглавил в мессу на стадионе города, на которой, по данным службы печати Святого престола, присутствовали 10 тыс. человек.

В марте Ирак выплатил Кувейту 49,5 млрд долларов в качестве компенсации за ущерб, нанесенный в ходе войны в Персидском заливе 1990-1991 гг. Багдаду предстоит выплатить Эль-Кувейту еще 2,5 млрд долларов. Ирак обслуживает долг за счет вычета 5% дохода от продаж нефти в соответствии с резолюцией 1483 СБ ООН. Переводы осуществляются через компенсационный фонд организации. Оставшаяся часть контрибуции будет выплачена в течение года или несколько позже — в зависимости от мировых цен на нефть.

Министр водных ресурсов Сирии Т.Раад обсудил 14 марта в Багдаде с министром водных ресурсов Ирака М.Р.аль-Хамдани пути укрепления сотрудничества в области водных ресурсов и ирригации.

Ирак рассматривает вариант продления проектируемого нефтепровода, связывающего Басру с иорданской Акабой, до Египта, сообщило 17 марта министерство нефти Ирака.

Ирак и Катар договорились активизировать усилия по развитию экономического сотрудничества, заявил 24 марта находившийся с визитом в Багдаде министр иностранных дел Катара, заместитель премьер-министра эмирата М. Аль Тани. Две страны намерены перезапустить работу совместной комиссии по двустороннему экономическому сотрудничеству. М. Аль Тани встретился с М.аль-Казыми, обсудив «развитие и укрепление сотрудничества между Багдадом и Дохой на всех уровнях», особенно в экономической и политической сферах, а также в области безопасности и инвестиций.

Премьер-министр Ирака М.аль-Казыми 31 марта прибыл с официальным визитом в Саудовскую Аравию по приглашению короля Сальмана. Премьер возглавлял «высокопоставленную делегацию для участия в обсуждениях двусторонних отношений и региональных событий».

Министр нефти Ирака И.А.Джабер обсудил 3 марта в Москве вопросы сотрудничества на рынке нефти с вице-премьером России А.Новаком, курирующим вопросы ТЭК, и с президентом «Лукойла» В.Алекперовым. «Стороны отметили плодотворное сотрудничество в нефтяной сфере, обменялись мнениям относительно перспектив восстановления спроса на нефть после пандемии коронавируса, обсудили действующие и перспективные совместные проекты». Инвестиции российских нефтегазовых компаний в иракские проекты превысили 10 млрд долларов, заявил Новак.

Глава МИД Китая Ван И 12 марта провел телефонный разговор с главой МИД Ирака Ф.Хусейном. Ван И выразил благодарность за то, что иракская сторона понимает и поддерживает позицию Китая по вопросам внутренней политики, касающимся Синьцзяна и Сянгана. По словам Ван И, Китай намерен укреплять традиционную дружбу с Ираком и углублять политическое взаимодоверие. Ф.Хусейн выразил китайской стороне благодарность за поддержку и помощь, оказанную в критический момент борьбы Ирака с COVID-19, отметив, что такая поддержка и помощь свидетельствуют о глубокой дружбе китайского народа с Ираком. По его словам, Багдад придает особое значение развитию отношений с Китаем, укреплению двустороннего сотрудничества в торгово-экономической, нефтяной и других областях.

21 марта правительство Ирака приняло решение об отмене требования о получении въездных виз до прибытия в страну для граждан 37 государств с целью улучшения инвестиционного климата и развития туристического сектора в стране. «Среди государств, граждане которых теперь могут получить визу по прибытии в Ирак, значатся: США, Великобритания, Франция, Россия, Китай, Австрия, Бельгия, Болгария, Кипр, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Ирландия, Италия, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Япония, Южная Корея, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Швейцария». «Другие государства могут быть добавлены к списку позже на основе экономических и иных интересов Ирака».

30 марта президент иракской курдской автономии Нечирван Барзани встретился в Париже с президентом Франции Э.Макроном. Два лидера обсудили двусторонние связи, «насущные иракские и региональные проблемы, угрозу возрождения ИГ, отношения между иракской армией и пешмерга, статью 140 конституции Ирака, проблему беженцев и условия жизни езидов и христиан в Синджаре и Найнаве»

Таким образом, в марте 2021 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Страна по-прежнему находится в состоянии затяжного кризиса. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Падение мировых цен на нефть продолжает отрицательно сказываться на без того непростой экономической ситуации в стране. Негативное воздействие на положение дел в Ираке оказывает усиливающаяся в стране эпидемия нового коронавируса. Несмотря на регулярно проводимые антитеррористические операции, в различных районах Ирака все еще действуют банды террористов «Исламского государства». Кроме того, регулярные нападения совершаются на конвои, перевозящие грузы для сил международной антитеррористической коалиции во главе с США и различные американские объекты на территории Ирака. В марте в Ираке, главным образом на юге страны, не прекращались протестные выступления населения. Трудности и нерешенные проблемы сохраняются в отношениях между федеральным правительством Ирака и руководством Курдского автономного региона.

56.08MB | MySQL:105 | 0,556sec