Потери бундесвера в Афганистане

Эксперты ФРГ полагают, что октябрь 2008 года войдет в историю бундесвера знаменательной вехой. 16 октября состоялось поименное голосование депутатов в бундестаге, определившее дальнейшую судьбу немецких войск в Гиндукуше. Мандат на последующее 14-месячное пребывание в Афганистане в составе 4,5-тысячного контингента был выдан большинством голосов: «за» высказались 77,5% из присутствовавших 570 депутатов. Даже если бы в этот момент присутствовали все парламентарии (их всего 612), и, рассуждая гипотетически, оставшиеся возражали бы против продления мандата, то и в этом случае окончательный итог не изменился бы.

Подводя, по существу предрешенный результат голосования, газета бундестага Das Parlament (Nr. 43 / 20.10.2008) указала, тем не менее, на широкий спектр мнений депутатов. Андреас Шокенхофф (Andreas Schockenhoff), выступивший от христианских демократов, подчеркнул, что «проблемы безопасности ФРГ мы должны стараться решать на месте, прежде чем они достигнут границ Германии. Реакцией на дурные новости из Афганистана не должен стать отход» бундесвера из Гиндукуша. Социал-демократу Вальтеру Колбову (Walter Kolbow) подобный отход представляется не только нарушением слова, данного афганскому партнеру, но и бегством от международной ответственности. Свободный демократ Биргит Хомбургер (Birgit Homburger) сузила рамки международной ответственности до пределов Германии, сказав, что от стабильности в Афганистане зависит состояние общества в ФРГ, на что представитель левых Пауль Шефер (Paul Schаеfer) возразил, поскольку, по его убеждению, стабильности способствует как раз отсутствие воинского контингента. Развивая эту мысль, Юрген Триттин (Juergen Trittin) от партии зеленых назвал военное присутствие бундесвера «наивным и безответственным» и посетовал на то обстоятельство, что ни от кого не услышал ответа на вопрос, «с какой перспективой мы остаемся в Афганистане». Это замечание высокого должностного лица (Ю. Триттин является федеральным министром по охране окружающей среды) заставило призадуматься тех парламентариев, кому дороги и авторитет ФРГ на международной арене, и жизнь собственных солдат, которых впервые после печально памятных событий 70-летней давности называют оккупантами.

Почему при том что так много делается для стабилизации положения в Афганистане, прежде всего международным сообществом, страна испытывает столь большие сложности, — на эту тему размышляет депутат бундестага от социал-демократов, известный публицист Ханс-Петер Бартельс (Hans-Peter Bartels). Немецкий парламент в седьмой раз выдал мандат на военное присутствие бундесвера в Гиндукуше, пишет Бартельс в газете Financial Times Deutschland (11.10.2007). «Но положение в этом регионе не стало лучше, скорее, оно стало более критичным. Пять тысяч жертв войны в прошедшем году, 148 инцидентов, повлекших за собой ранения и смерть, только на прошлой неделе, а это — перестрелка, бомбовые удары, покушения на самоубийство, ракетные атаки. Страна не стала спокойней», — подчеркивает Бартельс.

Положение за год, прошедший после выхода в свет статьи Бартельса, кардинально не изменилось. А если и изменилось, то, даже учитывая известную степень стабилизации в северной части Афганистана, далеко не в лучшую сторону в целом по стране. В 2007 году в Афганистане произошло почти 150 терактов, общее число погибших оценивается более чем в 8000 человек.

Какими будут предстоящие 14 месяцев, на которые выдан мандат, покажет время. Но в немецком обществе понимают, что ситуация далеко не такая, какой она обрисована в рапортах генералов НАТО. На оптимистичный лад настоящее пока не настраивает.

Через четыре дня после выдачи мандата, 20 октября 2008 года, был продолжен список потерь немецкого контингента в Афганистане. Теперь скорбный лист насчитывает 30 фамилий.

Причем новые жертвы — из числа тех, кто оказался в списке пополнения бундесвера, а именно — в дополнительной команде из 1000 военнослужащих, за отправку которых только что проголосовал бундестаг. Добавим к этому, что все жертвы — представители 263-го батальона парашютистов того воинского подразделения, в котором, по странному совпадению, незадолго до трагедии побывали депутаты бундестага Райнер Арнольд, Урсула Могг и уже упомянутый Ханс-Петер Бартельс (все — представители социал-демократической партии).

Добавим, что названные депутаты, судя по результатам поименного голосования 16 октября, были в числе тех, кто высказался в пользу продления мандата. А несколькими неделями ранее они слушали рапорты об особенностях подготовки и структуры батальона, а также имели возможность лично убедиться в воинском мастерстве команды специальных сил (KSK), как именуется немецкий спецназ численностью 1,1 тыс. человек с широким спектром задач: борьба с терроризмом, спасательные работы, эвакуация мирных жителей из района боевых действий, ведение боя и др.

Из материалов СМИ ФРГ неясно, принадлежали ли погибшие к KSK. Указано лишь, что они были штабистами. Картина выглядела следующим образом. 20 октября около 13.00 соединение в составе 160 немцев, 30 афганских солдат и 20 полицейских находилось в пяти километрах южнее Кундуза. Оно проводило плановую операцию по поиску складов с боеприпасами, которые, по данным оперативной разведки, находились в этой местности. Основная группа военнослужащих располагалась в нескольких десятках метров от автомашины Mungo. Рядом с Mungo в роковой момент, когда появился террорист-смертник с поясом шахида, было около десяти человек — военнослужащих и обступивших их детей. При взрыве пострадали несколько (по разным источникам, от 4 до 6) военнослужащих, двое из которых, 22- и 25-летние штабисты, скончались на месте от полученных ран, а другие были ранены. Все военнослужащие, как уже указывалось, числятся в 263-м батальоне парашютистов, расквартированном с 2005 года в Цвайбрюккене, земля Рейнланд-Пфальц. Погибли также пятеро афганских детей, а один ребенок вместе с ранеными военнослужащими был срочно отправлен в госпиталь для сил ISAF в Кундузе. Обиднее всего, что оба военнослужащих уже имели опыт участия в международных акциях. К примеру, до Афганистана 25-летний унтер-офицер штаба участвовал в составе сил ЕUFOR в Конго, а 22-летний ефрейтор штаба уже однажды привлекался к службе в ISAF.

В этой связи примечательно, что, откликаясь на гибель немцев, Hamburger Abendblatt назвала интервью с уполномоченным бундестага по обороне социал-демократом Райнхольдом Роббе (Reinhold Robbe) «Немецкие солдаты нуждаются в оптимальном защитном оборудовании» (22.10.2008).

Требования Р. Роббе, который, кстати, участвовал в траурной церемонии на родине павших в Цвайбрюккене, оставляют грустное впечатление. Особенность ситуации в том, что Роббе призвал правительство не жалеть средств на производство транспортной техники. Этот факт побуждает думать, что ФРГ по каким-то причинам оставляет свои вооруженные силы беззащитными. В этой связи эксперты бундесвера уточняют: Mungo — универсальное транспортное средство, выпускаемое в трех вариантах, предназначено для группы парашютистов численностью до десяти человек. И кабина водителя, и кузов бронированы. Единственным слабым местом Mungo является ходовая часть. В частности, на «непригодность шасси в сложных географических условиях Афганистана, в том числе в районе боевых действий» указывается в ответе правительства ФРГ на запрос ряда депутатов от 13.11.2007. Немало конструктивных недостатков и у другой техники. Как указывается в названном документе, замены транспортных средств того же класса следует ожидать не ранее чем в 2009-2010 гг. Одновременно эксперты подчеркивают, что трагический случай произошел в момент, когда военнослужащие находились не внутри Mungo, а вне ее, так что техника в данном случае — дело второстепенное.

На официальном сайте бундесвера приводится реакция высших военных чинов. В частности, командующий северным регионом ISAF, немецкий бригадный генерал Юрген Вайгт (Juergen Weigt) на церемонии прощания в Кундузе отметил, что оба погибших знали о грозящей им опасности и «все же прибыли» к месту операции, чтобы, проводя поиск оружия, уберечь жизнь боевых товарищей, рискуя при этом собственной. Как они прикрыли собой товарищей и как все произошло, не расшифровывается; тем самым оставляется широкое поле для фантазии исследователей.

Бригадный генерал Рихард Бланше (Richard Blanchette) указал, что «подобные действия не устрашат нас создавать лучший Афганистан». Уточним: «лучший» — взятый в качестве образца американский взгляд на эту азиатскую страну. Министр обороны Ф-Й. Юнг (Franz Josef Jung) заявил, что еще раз «разоблачила себя жестокая и презирающая человека установка Талибана, который повсюду насаждает бесцеремонный террор». Интонация последнего заявления такова, будто оборонное ведомство прежде полагало: Талибан тщательно маскировал свои действия и намерения. На самом же деле, все происходит наоборот — убить бундесверовца считается в среде экстремистов на севере Афганистана, где немецкие войска дислоцированы в Мазари-Шарифе, Кундузе и Файзабаде, делом чести.

24 октября на траурной церемонии, проходившей в Цвайбрюккене в Александр-кирхе (названа по имени правившего городом в начале XVI века герцога), Юнг сказал: «В знак благодарности и признания я преклоняюсь перед павшими, которые погибли за мир для нашей страны». Он отметил необходимость присутствия бундесвера в Афганистане и особо подчеркнул: «Риск и угрозы не знают ни стран, ни границ». «Бундесвер старался испробовать все возможные средства, чтобы сделать угрозу для жизни солдат минимальной», — отметил глава оборонного ведомства. Тем не менее ясно: абсолютная защита и абсолютная надежность невозможны. (Можно считать, что таким образом Юнг ответил на озабоченность стоявшего рядом Роббе несовершенной транспортной техникой, задействованной в Гиндукуше.)

Обзор относительно недавних атак на бундесвер свидетельствует о том, что места дислокации немцев все чаще становятся целями деструктивных сил.

За последние полтора года подобных нападений было около дюжины. Вот их неполный перечень и ряд комментариев военно-политического характера к некоторым событиям.

15 апреля 2007 года. Неизвестные двумя ракетами обстреляли лагерь бундесвера в Файзабаде. По счастливой случайности, никто не пострадал.

19 мая 2007 года. В результате теракта самоубийцы из движения «Талибан» три солдата во время патрулирования в Кундузе получают смертельные ранения, двое других — ранения различной степени тяжести. Погибли также пятеро местных жителей. Кроме того, ранения различной степени тяжести получили пятеро немецких военнослужащих, их переводчик и еще 16 граждан Афганистана. Канцлер ФРГ назвала действия террориста-смертника и тех, кто стоит за этим преступлением, «коварным убийством», а министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) подчеркнул, что «на Гиндукуше нет спокойных и безопасных зон».

15 августа 2007 года. При взрыве фугасной бомбы в нескольких километрах восточнее Кабула погибают трое полицейских из числа немецких военнослужащих. Один из убитых был в свое время телохранителем главы кабинета министров ФРГ Ангелы Меркель.

15 сентября 2007 года. Талибы тремя подствольными гранатами атакуют лагерь неподалеку от Кундуза, раненых нет.

5 октября 2007 года. В результате теракта самоубийцы, совершенного во время патрульной поездки по территории западнее Кундуза, три солдата получают ранения. Несколькими днями позже полевой лагерь бундесвера близ Кундуза обстреливается ракетами. Жертв и раненых нет.

27 марта 2008 года. Два солдата бундесвера получают тяжелые ранения и один — легкое в ходе атаки на патруль неподалеку от Кундуза. Тяжелораненые были немедленно отправлены самолетом в Германию. Этот взрыв примечателен тем, что, как пишут СМИ, военнослужащие бундесвера находились в бронированном транспортном средстве.

В мае 2008 года, откликаясь на гибель в Афганистане трех военнослужащих бундесвера, когда число жертв достигло 21 человека, немецкая печать была едина в одном: гибель солдат бундесвера в ходе военной операции, забытая в послевоенные годы, в последнее десятилетие вновь стала «удручающим явлением повседневной действительности». Это подчеркнул еженедельник Rheinischer Merkur. Каждое известие становится шоком для немецкого общества лишь по одной причине, отмечает издание. Так как генералы подчеркивают, что присутствие бундесвера служит «политической стабилизации», «построению государства», то есть обеспечивает проведение выборов или оказывает помощь в мирном восстановлении, создается впечатление, будто данная миссия не имеет ничего общего с настоящей боевой операцией. После подобного психологического настроя известия о жертвах не могут не вызывать изумления в немецком обществе. В связи с этим вполне естественно, отмечает газета Kоеlner Stadt-Anzeiger, что 86 процентов немцев выступают против участия солдат бундесвера в боевых действиях в Афганистане. И если власти идут на продление мандата и по-прежнему не желают замечать роста потерь в Афганистане, значит «федеральное правительство следует курсу, противоречащему воле страны», подчеркивает Spiegel.

30 июня 2008 года. Трое военнослужащих из патрульной службы группы восстановления и реконструкции (PRT) были атакованы фугасной бомбой, в результате чего получили легкие ранения.

13 августа 2008 года. Взрыв дистанционно-управляемого фугаса у обочины дороги на восточной окраине Кабула унес жизни трех немецких полицейских — сотрудников службы охраны посольства ФРГ, которые были пассажирами двух внедорожников. Еще один немецкий полицейский тяжело ранен. На двух машинах были укреплены флаги ФРГ. Ответственность за теракт взяло на себя радикально-исламистское движение «Талибан».

Комментируя этот случай, председатель Социал-демократической партии Германии Курт Бек (Kurt Bek) отметил, что каждый инцидент такого рода должен учитываться при обсуждении вопроса о мандате на отправку служащих бундесвера в Афганистан. Рональд Пофалла (Ronald Pofalla), генеральный секретарь Христианско-демократического союза, заявил: «Мы не вправе отступать под напором террористов Талибана». Представитель левых Вольфганг Герке (Wolfgang Gehrcke) указал, что Германия все чаще воспринимается в Афганистане как оккупационная держава, и призвал к кардинальной смене курса и выводу немецкого контингента из страны.

29 августа 2008 года. На КПП бундесвера к северо-востоку от города Кундуз погибли мирные жители: женщина и двое детей, находившиеся в микроавтобусе. Немецкие солдаты открыли по автомобилю огонь после того, как он резко возобновил движение после сделанной ранее остановки у КПП. Случай вызвал новую волну критики в адрес бундесвера. Глава фракции левой партии в бундестаге Грегор Гизи (Gregor Gysi) и вице-председатель зеленых Кристиан Штребеле (Christian Strоеbele) категорично потребовали вывода немецких войск из Афганистана, указывая на катастрофичность ситуации в стране.

Нуждается в комментарии один из вышеприведенных случаев (27 марта 2008). Вопрос — о надежности техники на вооружении бундесвера в Афганистане. Дело в том, что бронированное транспортное средство — не что иное, как Dingо — 8-10-местный 9-12,5-тонный (зависит от модификации) грузовик, облицованный танковой сталью. Производится в ФРГ. Считается одним из лучших в мире по проходимости на пересеченной местности. Развивает на дорогах до 100 км в час. В связи с названными тактико-техническими характеристиками заказан военными ведомствами Австрии, Чехии, Бельгии и Люксембурга. Сегодня на вооружении бундесвера — 250 единиц Dingo. Согласно перспективному плану оборонного ведомства, к 2013 году их число будет доведено до 593. Каждый экземпляр, в зависимости от модификации, обходится от 650 тыс. до 1 млн евро.

Учитывая столь высокую стоимость Dingо, более уместно говорить не о том, что правительство жалеет средства на производство надежной техники, а наоборот — о его расточительности. Подобный военный заказ, от которого выигрывает машиностроитель (в данном случае это производящие бронетехнику предприятия в Мюнхене и Касселе фирмы Krauss-Maffei Wegmann — KMW), всегда легко оправдать заботой о жизни военнослужащих. Если же опираться на другое утверждение уже упомянутого Роббе (он отметил, что подобную бронетехнику «они должны осваивать на родине»), это означает, что погибшие 20 октября 2008 года военнослужащие прибыли в Афганистан неподготовленные. В этом случае речь может идти об организационных просчетах командования бундесвера, и при чем тут правительство, непонятно. Скорее всего, имеет место, как бывает чаще всего в подобных случаях, недоговоренность со стороны ведомств, которая порождает противоречивую информацию о случившемся. «Немецкий контингент в Афганистане расширяется, правда об участии в операциях по-прежнему умалчивается. Министр обороны Франц Йозеф Юнг темнит и лавирует, возмущая своих предшественников», пишет журнал Spiegel в статье «Уклончивые вояки» (№ 26 от 07.07.2008).

Что же касается сомнений в надежности Dingo, то этот аргумент также не выдерживает критики, как отмечают инженеры фирмы Krauss-Maffei Wegmann (KMW). Машина не однажды проверялась в боевых условиях, сначала в 1999 году в Косове, в Боснии, Македонии, а с 2001 года непосредственно в Афганистане. В частности, 3 июня 2005 года во время патрулирования улиц Кабула Dingo наехал на мощную противотанковую мину. Машину отбросило взрывом, на его месте возник кратер диаметром 2 метра и глубиной полметра. Колеса и передняя часть транспортного средства были полностью разрушены, однако военнослужащие, как отмечалось в рапорте, не пострадали, если не принимать во внимание шоковое состояние двух человек.

Вторично Dingo прошел суровую проверку 27 июня 2007 года. Случилось это там же, где и сейчас, в Кундузе, и тоже с участием террориста-смертника, применившего автомобильную бомбу. Поскольку смертник находился на расстоянии 25 метров от транспортного средства, существенных повреждений техники и угрозы для жизни военнослужащих не было.

Поиск «стрелочника» намеренно был предпринят оборонным ведомством ФРГ и рядом депутатов бундестага, считают производители бронетехники, ибо власть предержащим необходимо найти крайнего, чтобы обвинить его в растущих потерях бундесвера, а в своих военно-политических просчетах они никогда не признаются.

Несмотря на то что число жертв в контингентах различных стран, входящих в ISAF, несопоставимо, все понимают условный характер потерь. Особенно это важно в условиях ФРГ, где общественному мнению навязывается идея о том, что бундесвер занят в Афганистане по преимуществу преобразованиями в гражданском строительстве.

Список наибольших потерь по-прежнему возглавляют США. 28 июня 2005 года в провинции Кунар был сбит американский вертолет с 16 военными на борту. Французы — на втором месте. Во время боя, состоявшегося 19 августа 2008 года к востоку от Кабула, были убиты 10 французских солдат и 21 ранен. На третьем месте в списке — снова контингент США, который понес существенный урон в провинции Кунар. 13 июля 2008 года при нападении на пост американцев девять солдат США погибли и 15 получили ранения.

Напомним в этой связи, что самый болезненный удар по контингенту вооруженных сил Германии в составе ISAF был нанесен в июне 2003 года. Тогда в Кабуле террорист-смертник направил нагруженный взрывчаткой легковой автомобиль-такси на автобус бундесвера. В результате теракта погибли четыре немецких солдата, 29 военнослужащих были ранены.

«Нигде в других регионах не гибло столько солдат бундесвера, как в предгорьях Гиндукуша, — отмечает Spiegel. — Общее число достигло 26 (речь идет о начале августа 2008 года). Прошло пять лет с тех пор, как один террорист-смертник подорвал себя и унес с собой жизни четырех служащих бундесвера. Тот теракт подвел черту под временем иллюзий». Уже к концу августа 2008 года список пополнился. 28-й жертвой стал подорвавшийся на мине 29-летний хауптфельдфебель, трое солдат получили легкие ранения.

Подобные случаи армейская статистика по негласному приказу не считает массовыми. Однако вице-президент Союза военнослужащих бундесвера Ульрих Кирш (Urlich Kirsch) полагает, что не частые, но регулярные нападения на служащих бундесвера в Афганистане отбивают у молодых мужчин желание делать военную карьеру. По его словам, на которые ссылается Neue Osnabruecker Zeitung, за прошедший год в профессиональную армию пришло на 50 процентов меньше новичков, чем годом ранее. Около 10 процентов военнослужащих, ожидавших получения офицерского звания, подали в отставку, подчеркивает Deutsche Welle. В качестве причины все чаще называется участие бундесвера в миротворческой миссии ISAF в Афганистане. Поэтому случаи «единичной гибели» в Гиндукуше никак не назовешь проблемой чисто локального характера. Глава Союза бундесвера Бернхард Герц (Bernhard Gertz) заявил: «Мы находимся в состоянии войны с фанатичным противником, готовым на все… Количество нападений на наших солдат заметно возросло в северной части Афганистана». В этой связи следует заметить, что за все время выполнения миссии в составе ISAF более чем две трети немецких военнослужащих погибли от рук террористов, а остальные — в результате несчастных случаев.

Слушать такие откровения официальным лицам ФРГ тяжело. Возможно, поэтому министр обороны Германии Франц Йозеф Юнг (ХДС) во время переговоров с президентом Афганистана Хамидом Карзаем в Кабуле (3.09.2008), принеся извинения за гибель трех мирных жителей в результате действий солдат бундесвера, потребовал прекращения дискуссий по поводу вывода немецких военнослужащих из Афганистана, которые в последнее время разгорелись в Германии. Если верно утверждение журнала Spiegel о том, что «масштабы операции определяются не теми потребностями, которые сложились в Афганистане, а настроением депутатов бундестага», а лидер талибов Кари Башир Хаккани продолжает борьбу с иноземцами под лозунгом «Главное — убивать немцев», то в обозримом будущем продолжит действовать печальная констатация от Berliner Kurier: «Мы должны уже сейчас привыкнуть к тому, что будем встречать наших солдат не только с цветами, но и со слезами на глазах».

42.34MB | MySQL:92 | 1,139sec