Большая стратегия Турции. Часть 12

Продолжаем разбирать книгу главного мозгового центра Турции – Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции под заголовком «Большая стратегия Турции».

Перед собой мы видим попытку осмысления новой роли Турции, предпринятую главным мозговым центром Турции – Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), на фоне того, как это новое, укрепившееся положение стало все более отчетливо проявляться, как минимум, в регионе нахождения страны. Главный вопрос, который занимает Турцию: каким образом страна может воспользоваться теми тектоническими сдвигами, которые сейчас наблюдаются в мире, чтобы укрепить свой статус региональной державы и даже сделать себе «апгрейд» до статуса державы глобальной.

На самом деле, задача является нетривиальной. Поскольку нередко можно слышать от зарубежных аналитиков то, что военная мощь и политическое влияние России, в её нынешнем условии, является непропорциональными её экономическому состоянию. Но если такая вещь говорится про Россию, то что можно сказать про Турцию, которая невзирая на мощь своих вооруженных сил, при отсутствии ядерного оружия и ракетных технологий, претендует на роль глобального игрока. При том, что у неё нет сверхдоходов ни от продажи сырья, ни от массовой продажи высокотехнологичной продукции, и страна входит во вторую десятку ведущих мировых экономик по объему своего ВВП. Можно расценивать так, что та же Турция испытывает «головокружение от успехов», или же, что она «неадекватно оценивает свои силы». Однако, верно и обратное: не поставив перед собой задачи, её достичь невозможно. Турция, очевидно, торопится успеть к новому мировому переделу, «переобуваясь на ходу» из региональной в глобальную державу. Даже если вот конкретно сейчас, эти «тапочки» ей пока «велики». Но «врастет» считают турецкие аналитики.

Предыдущая, одиннадцатая часть нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=76404.

Приступаем к рассмотрению второго раздела третьей главы книги, который так и озаглавлен «Большая стратегия Турции».

На самом деле, издание справедливо указывает на тот факт, что, в настоящее время, мир проходит через период глобальных трансформаций. И для того, чтобы реализовывать то, что авторы издания назвали «большой стратегией Турцией» в сфере внешней политики и безопасности, страна должна выработать целостный подход на уровне внутренней политики, региональной политики и глобальной политики. Именно «политику» авторы издания именуют тонкостью, которая лежит в основе большой стратегии Турции. Иными словами, как указывается изданием, лидеры, для защиты своих национальных интересов и укрепления положения страны, должны осуществлять шаги, которые будут объединять в себе как военные, так и невоенные шаги.

Отметим, что это – принципиально новый подход турецких идеологов к внешнеполитическому курсу страны. До сих пор, каким бы ни был фактический курс Турции, все же декларировался Ататюрковский «пацифистский подход» про «мир – на родине, мир – на земле». Сейчас турецким руководством официально декларируется готовность отстаивать с оружием в руках интересы страны. Более того, Турция эти шаги начала демонстрировать. Пусть и, по-прежнему, она делает их после многократного «прозванивания» ситуации с глобальными игроками. Но, даже с учётом этого, все равно мы видим подход, который кардинально отличается от прошлых практик страны – в Сирии, в Ливии и в Нагорном Карабахе. Идет, как можно судить, и «прозвон» по Украине.

Более того, как подчеркивается авторами издания, в какой степени большая стратегия Турции «интересуется» периодами мира, в той же мере эту стратегию должны «занимать» и периоды войны. Стратегия, как указывается авторами издания, должна органично сочетать в себе цели и используемые страной средства. Впрочем, авторы не отрицают и того, что стратегия должна не просто определять средства для достижения определенной цели, она же должна четко определять стоимость достижения этой цели такими средствами.

Опять же, самый свежий пример из нынешних дней. Состоялся визит президента В.Зеленского в Стамбул и, в эти критические для Донбасса – региона дни, Турция заявила поддержку Украине. Более того, пошла информация и о том, что Турция продала ещё крупную партию своих беспилотных летательных аппаратов Украине. В общем-то, ситуация здесь для турок типична: сделанные заявления не отличаются ни по своему наполнению, ни по своей форме от того, что Турция декларирует на протяжении всех последних лет как политику по отношению к Крыму и к Донбассу. Всегда и везде Турция подчеркивает принципиальность своей позиции по непризнанию возврата Крыма в состав России. Тональность – тоже неизменно жесткая, тайминг выбирается соответствующий. Но вот здесь, совсем не исключено, что можно использовать знаменитое Жегловское «случилась промашка ужасная». Турецкая поддержка совпала с резкой эскалацией конфликта на Донбассе и, совершенно очевидно, неудачным для Турции образом легла в общую ткань российско-турецких отношений.

Как указал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, закрытие/ограничение перелетов «связано с тревожной эпидемиологической ситуацией», опровергнув наличие связи между практически полным закрытием неба между Россией и Турцией и путешествием Зеленского «из Донбасса в Стамбул».

И, вроде как, не поспоришь… Были эпидемиологические основания закрытия Турции?  Были, есть и ещё какие… Так что, можно считать, что решение было, по крайней мере, «неполитизированным». То есть, оно не вступило в противоречие с обстоятельствами…

Однако, было ли оно, помимо всего прочего, ещё и «политическим»?

Не зря в Турции говорят, что «туристы – наша нефть» по объему доходов из них, туристов, извлекаемых. Не забудем и про «мягкую силу». Ну, а поток российских туристов в Турцию можно уподобить газопроводу — условно назовем его «Дружба». Ну или «туристопровод Дружба».

И представим себе, что, по тем или иным причинам, ставится под угрозу бесперебойная работа этого денежного станка. 7 млн туристов из России в «тучные годы» = 7 млрд долларов дохода, минимум. А там, если смотреть не только туроператоров, но и всю сопутствующую индустрию – будет кратно. «Не кот начхал» …

На каком уровне будет решаться такой вопрос? – Ясно, что на высшем.

Вообще-то говоря, накануне визита Зеленского в Стамбул президент Реджеп Тайип Эрдоган Владимиру Путину звонил, чтобы первым пунктом ситуацию с коронавирусом обсудить. А не турецкое Министерство культуры и туризма или Минздрав дозвонилось в «Роспотребназдор».

В связи с таймингом звонка, можно спросить вот ещё как: опасалась ли турецкая сторона, что её переговоры в Стамбуле на высшем уровне с Украиной, будут «неправильно истолкованы» Россией и станут «соломинкой переломившей спину верблюду»? Не пыталась ли Турция усидеть одновременно на двух стульях – российском и украинском? И Крым ещё раз не признать и туристов из России заполучить.  Правильные ответы: «опасалась» и «пыталась».

Вообще, тут мы можем видеть множество занятных совпадений.

Из серии, что сначала решился вопрос с Россией, а потом уже Турция, пришла к своему собственному решению по ограничительным мерам. А не наоборот…

Оно и понятно: основной доход турецкой туристической индустрии – это, все же, иностранные туристы, прежде всего, те, которые путешествуют из России в Турцию. Местные туристы, перемещаясь по Турции, плохо «заносят» отельерам, останавливаясь на море либо в своих собственных летних домах, либо у родственников.

Так что, тут поторопишься, побежишь вперед России, введешь строгие ограничительные меры и, о подарок судьбы, «Роспотребназдор», допустим, скажет, что «для привитых Турция, с новым английским штаммом – не опасна». Плохо получится. Придется заново все увязывать…

Иными словами, нет сомнений в том, что решение России по ограничению авиасообщения с Турцией носило в себе ещё и политический аспект. И будет его носить, когда к 1 июня российским руководством будет приниматься решение относительно того, возобновлять ли регулярное и чартерное сообщение с Турцией, далеко не только исходя из цифр заболеваемости в Турции, интересов туристических операторов и потребности российских граждан в отдыхе на юге.

Это как раз то, о чем пишет издание Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции, когда говорит, что надо четко представлять себе ту цену, которую надо платить за предпринятие того или иного шага.

Вообще, совершенно даже принимала ли в расчет российская власть политический аспект отношений с Турцией, когда решала про закрытие авиационного сообщение. Решение стало политическим ровно в тот самый момент, когда на эту тему выступил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. И стало ещё более политическим, с учетом того, как это решение России было истолковано в Турции.

Подчеркнем: если Турция подумала, что решение Росси – политическое, значит оно переходит именно в такое качество и дальше должно рассматриваться в качестве именно такового, а не чисто медицинского. И этот вопрос, вне всяких сомнений, попадает в обойму факторов, который Турция будет учитывать, определяя свои ближайшие шаги в регионе.

В качестве примера, просто укажем, что в последних утренних эфирах турецкого телевизионного канала CNN Türk шло красной нитью экспертное мнение о том, что решение по закрытию, ну или по ограничению, авиасообщения Россией с Турцией является политическим.

Прозвучало даже новое выражение «туризм – это подбрюшье турецкой экономики» (напомним, что есть ещё целый ряд афоризмов, подчёркивающих значимость туризма, вообще, и из России, в частности, для турецкой экономики, к примеру: «туристы – турецкая нефть» и т.д. – И.С.). Речь шла о том, что именно сейчас в это «подбрюшье» и ударила сейчас России под лозунгом «за нас, за вас, за Крым и за Донбасс!».

Впрочем, конечно, турецкие обозреватели не могли отрицать и того факта, что цифры по заболевшим в Турции — высокие. Все последние дни, они уверенно держатся в районе 60 тысяч заболевших в сутки. Но, все равно, как они тщательно подчеркивали, это – «политическое решение России» по аналогии с «самолетным кризисом». кризисом 2015 года.

И теперь, как отмечают обозреватели, Россия, будет смотреть на «поведение» Турции в регионе и, как предупредили на канале CNN Türk, ограничение авиасообщения Россией может быть продлено даже до конца лета, по полной аналогии с 2020 годом.

То есть, как, собственно, и сказано выше: решение по вопросу такого масштаба, как поток туристов из России в Турции – оно всегда будет если не политизированным, то содержать в себе политическую компоненту. И даже если она там – не доминирующая, всегда найдутся те, кто скажут, что это — «чистая политика».

К примеру, сейчас Турция объявила и о своих собственных ограничительных мерах на месяц рамадан, то есть до 12 мая включительно. При ближайшем рассмотрении можно заметить, что никакие это — не меры, а «косметика», которая неспособна кардинально изменить ситуацию с заболеваемостью в стране.

Её можно тоже рассматривать как «чистую политику» — переходный период к жесткому карантину. 60 тысяч заболевших в сутки наводит даже на мысли о возможности введения в Турции чрезвычайного положения, об оперативном штабе во главе с президентом Эрдоганом и о переводе страны на ручное управление. И в таких условиях решение по открытию Турции, если будет принято Россией, тоже будет «чисто политическим».

Никто ведь, почему-то, не сказал, что это работает в обе стороны: в августе прошлого года, когда открывали Турцию, строго говоря, для того не было медицинских показаний или они были очень сомнительны. И до сих пор в России говорят, что «понавезли нам штаммов из Турции». Из серии, что открылись по «чисто политическим соображениям», чтобы «народ расслабился», да и «турецкой экономике помочь». Никто ведь не говорит о том, что это не Турция «открылась сама собой», а именно Россия с 1 августа вернула и регулярное авиасообщение, и продажу туристических путевок в страну.

Можно пойти даже дальше и сказать, что игра вокруг туристического потока выходит на новый уровень: накануне издание Yeni Şafak опубликовало статью о том, что в Турции выдано одобрение на то, чтобы производить в стране вакцину Sputnik V. Не прошло, буквально, нескольких часов и начали публиковаться опровержения. Сначала было заявлено о том, что были неверно истолкованы заявления интервьюируемых в материале издания. А потом и вовсе из сети вышеупомянутый материал исчез.

Никто ведь ни будет отрицать, что одобрение производства Турцией на своей территории российской вакцины – это не только про деньги, но и про «большую вакцинную политику». А где вакцины – там и ещё и, со всей неизбежностью, туристический поток и так далее.

Зачем мы так подробно останавливаемся на этом эпизоде? – Это, как раз, иллюстрация тезиса рассматриваемого издания о том, что, делая какие-то шаги, надо четко просчитывать последствия шагов.

Играя свою украинскую партию, в разгар коронавируса, Турция может получить, нет не политическое решение России по ограничению турецкого авиасообщения. Она может не дождаться от России политического решения по тому, чтобы в условиях бушующей пандемии держать двери с Турцией открытыми.

Кстати, ту же тему тут же попытался оседлать и президент Украины В.Зеленский, который сразу выступил с заявлением о том, что, на фоне российского решения, Украина, напротив, считает необходимым поддержать Турцию отправкой своих туристов и нарастить туристический поток. Вот оно – самое что ни на есть «неполитическое решение России», к какой цепочке последствий оно привело.

Однако, возвращаясь к рассмотрению издания, как оно пишет, большая турецкая стратегия должна исповедовать такой подход, в рамках которого страна должна «обретать союзников, получать помощь от нейтральных стран и уменьшать число врагов (или же потенциальных врагов – И.С.)». Не турками придумано, но турки пытаются эту идею применять. Хотя, сразу скажем, результаты этой политики – крайне сомнительны.

При этом, как пишут авторы книги, Турция должна использовать свои особенности на переходный период, чтобы в дальнейшем облегчить себе использование той переходной динамики, которая, в настоящее время, наблюдается в мире. Вокруг Турции авторами прочерчиваются стратегические пояса, в каждом из которых стране предлагается активно использовать внешнюю политику и политику в сфере безопасности. Все эти элементы, как пишут авторы, должны органично сочетаться Турцией на пути достижения ею поставленных целей. В основе турецких действий, как указывается авторами, должна быть «устойчивая стабильность и безопасность».

Как отмечают авторами, невзирая на различия, наблюдаемые на национальном, региональном и глобальном уровне, их все объединяет общая цель – главная цель, которая заключается в том, чтобы страна «углубляла бы свою стратегическую автономию». Только она, как указывается изданием, способна предоставить Турции возможность по тому, чтобы диверсифицировать и углублять те возможности, которые существуют перед страной. Под стратегической автономией Турции в эти дни много что имеется в виду: от независимости оборонно-промышленного комплекса страны, до концепций «Синяя Родина» и «Кибер Родина».

51.89MB | MySQL:101 | 0,340sec