Об участии Саудовской Аравии в недавних событиях в Иордании

История с иорданским заговором против короля Абдаллы II с участием принца Хамзы бен Хусейна обретает новые контуры. Речь идет о роли в этой истории наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана  и подданного Иордании и КСА Басема Авадаллы, бывшего высокопоставленного  иорданского чиновника, который был арестован по подозрению в попытке государственного переворота после того, как иорданские спецслужбы перехватили и расшифровали зашифрованные голосовые и текстовые сообщения между ним и наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом. Об этом дал утечку анонимный  источник, близкий к расследованию. Из переписки очевидно, что они обсудили, как и когда использовать нарастающие народные волнения в Иордании, вызванные падением экономики королевства и пандемией коронавируса, для дестабилизации правления короля Абдаллы II. Авадалла был среди ряда нынешних и бывших иорданских чиновников, арестованных 3 апреля, когда появились слухи о предполагаемой попытке государственного переворота. Среди тех, кто был замешан в том, что иорданское правительство называло попытками дестабилизировать ситуацию в стране, был Хамза бен Хусейн, бывший наследный принц и сводный брат короля Абдаллы  II. Электронная переписка между Авадаллой и Мухаммедом бен Сальманом  рассматривались как достаточно убедительное доказательство заговора, вынашиваемого иностранной державой, чтобы иорданцы немедленно поделились им со своими американскими коллегами. Затем они доложили об этом президенту США Джо Байдену. Основываясь на этих разведданных, Байден позвонил королю Абдалле II , прежде чем сделать решительное заявление о поддержке в течение нескольких часов после того, как информация о заговоре в Иордании была обнародована. Затем Байден дополнил это заявление своими собственными словами. На вопрос, беспокоит ли его ситуация в Иордании, Байден ответил журналистам: «Нет, не беспокоит. Я только что звонил ему (королю Абдалле  II – авт.), чтобы сказать, что у него есть друг в Америке».  Иорданцы восприняли это как личное предупреждение Байдена Мухаммеду бен Сальману о недопустимости  свержения Абдаллы II . Второй источник, близкий к королевскому двору в Аммане, сообщил, что это послание также, как полагают, было направлено стратегическим партнерам Мухаммеда бен Сальмана (МБС) Биньямину Нетаньяху, премьер-министру Израиля и наследному принцу Абу-Даби Мухаммеду бен Заиду (МБЗ). «Это сообщение было таким же предупреждением для МБС и его региональных сторонников МБЗ и Нетаньяху, которые также были вовлечены, как и заявление о поддержке Абдаллы», — сказал источник, имея в виду саудовских и эмиратских наследных принцев. О характере расшифрованных разведданных также отдельно сообщил иорданский журналист, считающийся неофициальным рупором королевского двора. Фахд аль-Хайтан написал в газете «Аль-Гад»  в субботу: «Разведданные, собранные в течение нескольких месяцев, ясно указывают на другую роль, которую играл [принц Хамза], который был полностью вовлечен в процесс подготовки к нулевому часу».

Король Абдалла  II пошел на значительные меры, чтобы задушить заговор тихо, без необходимости открыто противостоять принцу Хамзе. В частности, 8 марта   Абдулла II с сыном  вылетел в Эр-Рияд  для личной встречи с Мухаммедом бен Сальманом. Цель Абдуллы  II состояла в том, чтобы сказать Мухаммеду бен Сальману, что он знает, что происходит, и получить его заверения в том, что и он, и его сын пользуются поддержкой саудовского наследного принца. «Он был настолько откровенен, насколько мог быть с  MБС.  Он сказал ему, что дестабилизация Иордании  никому не поможет и сказал наследному принцу, что хочет быть уверенным, что тот поддерживает его и его сына», — заявил один анонимный иорданский источник, информированный о ходе визите. Мухаммед бен Сальман при этом тепло встретил иорданского монарха и пообещал свою личную поддержку как иорданскому королю, так и его сыну. Тот же источник сказал: «МБС обнял их обоих. Но все помнят, как он встал на колени, чтобы поцеловать руку своего двоюродного брата Мухаммеда бен Найефа в ту самую ночь, когда он сменил его на посту наследного принца в унизительной манере». Тем не менее, Авадалла остается под арестом и дает показания. Этот неприятный для Эр-Рияда факт собственно и вызвал срочный визит  на прошлой неделе министра иностранных дел КСА Фейсала бен Фархана в Амман, чтобы добиться освобождения Авадаллы, имеющего саудовское подданство. Министр также привез официальное письмо поддержки от короля Сальмана королю Абдалле II . Однако источники сообщили, что сам иорданский монарх отказался встретиться с министром. То есть, осадочек в Аммане остался, а Мухаммед бен Сальман в очередной раз поддержал среди практически всех ближневосточных лидеров свою репутацию как «токсичной персоны».

По словам источников в службе безопасности Иордании, Авадалла был связным между принцем Хамзой и Мухаммедом бен Сальманом и  передавал сообщения от последнего принцу Хамзе вскоре после того, как окончательно расстался с королем Абдаллой  II в ноябре 2018 года. Авадалла ранее был близок с иорданским монархом. Он был главой канцелярии Королевского двора, а затем министром финансов. Затем он был уволен, но близкие отношения между Авадаллой и королем продолжались. Позже он был назначен специальным посланником  Королевского двора в Саудовской Аравии и претендовал на участие в переговорах о создании Саудовско-иорданского координационного совета — механизма, запущенного в 2016 году, который, как надеялся Амман, принесет миллиарды долларов. Эксперты Вашингтонского института ближневосточной политики сообщили в то время: «Фонд, который, как говорят, является частью недавно обнародованной Саудовской Аравией инициативы «Видение 2030» по снижению зависимости королевства от нефтяных доходов, как сообщается, сосредоточит свои инвестиции в Специальной экономической зоне Акабы». Однако деньги так и не пришли. Марван Муашер, бывший министр иностранных дел Иордании и вице-президент Института Карнеги, писал: «Саудовцы не оказывали никакой прямой двусторонней помощи Иордании с 2014 года. Объединенный пакет Персидского залива в размере 2,5 млрд долларов от Кувейта, Саудовской Аравии и ОАЭ после новой волны протестов в Иордании в 2018 году в основном принял форму кредитных гарантий и депозитов в Центральном банке Иордании, практически без прямой бюджетной поддержки. Тем временем ОАЭ и Катар расширили более мелкие двусторонние пакеты». ИВ иорданском руководстве считают эту стратегию «смягченной поддержки» частью давней стратегии по удушению королевства и его дестабилизации, Два года спустя, в июне 2018 года, когда король находился под давлением уличных протестов против мер жесткой экономии, Абдалла  II отправил в отставку тогдашнего премьер-министра Хани аль-Мульки. Авадалла тогда хвастался своим арабским друзьям, что заменит аль-Мульки. Этого не произошло, более того,   в ноябре того же года его уволили с поста посла в Эр-Рияде. После этого Авадалла начал очень негативно отзываться об Абдалле  II, как в своих беседах с МБС, так и с МБЗ. Авадалла был не единственным фактором, но он стал частью повестки дня Саудовской Аравии и ОАЭ, чтобы оказать большее давление на Иорданию, чтобы она полностью выполнила их условия

51.52MB | MySQL:101 | 0,298sec