Как работает лобби ОАЭ в США

Эмиратское лобби является одним из самых важных на Ближнем Востоке с точки зрения размера и одним из самых больших финансовых спонсоров, несмотря на то, что оно входит в число самых недавних лобби в США. Его создание началось всего за несколько лет до наступления «арабской весны». Согласно документам, с 2011 года раскрытые платежи эмиратского лобби в Вашингтоне составили 132 716 000 долларов. Согласно документам Министерства юстиции США, эта сумма была выплачена в обмен на лоббистские услуги и кампании по связям с общественностью, направленные на обеспечение интересов ОАЭ в США. Влиятельного эмиратского лобби не существовало до назначения Юсефа аль-Отейбы послом ОАЭ в США, назначение которого состоялось в июле 2008 года. До этого большинство контрактов ОАЭ в США направлялись через эмират Дубай и его финансовые и туристические учреждения либо для заключения инвестиционных соглашений, либо для продвижения туристических услуг в Дубае. До назначения Ю.аль-Отейбы  ОАЭ пытались приобрести шесть американских портов через компанию Dubai Ports World (DP World). Сенатор-демократ Чак Шумер вел ожесточенную кампанию в Конгрессе, чтобы квалифицировать это приобретение как «национальную угрозу» для США. Ему удалось превратить дискуссию по этому вопросу в вопрос национальной безопасности. Конгресс лоббировал против сделки, которую защищала администрация президента Дж.Буша, но давление Конгресса окупилось, и DP World отступила.  По мере того как мировая экономика погружалась в кризис 2008 года, Дубай стал беспокоиться о своем собственном кризисе и долгах, в то время как влияние наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида росло. ОАЭ запустили план по укреплению влияния в регионе и тем самым и в Вашингтоне. Именно в это время Ю.аль-Отейба назначается послом в США, чтобы реализовать новое видение и начать кампанию по набору кадров для привлечения талантов и ключевых фигур, знающих о рабочих подходах к Вашингтону. По прибытии в США он нанял множество крупных лоббистских фирм, некоторые из которых до сих пор работают на ОАЭ. Ниже приводится краткий отчет о фирмах и ключевых фигурах, которые работали вместе с Ю.аль-Отейбой:

Хагир Элавад, помощница аль-Отайбы в Вашингтоне и видная фигура в лобби ОАЭ. Она американка суданского происхождения, работавшая в посольстве ОАЭ с 2008 по 2016 год. Она лоббировала и координировала несколько оружейных сделок ОАЭ. В начале своей карьеры в посольстве Элавад работала над ядерным досье ОАЭ. Позже она основала свою собственную фирму, чтобы исключительно обслуживать посольство ОАЭ, сосредоточившись на политических вопросах. Она была пионером войны ОАЭ против катарского телеканала «Аль-Джазиры», который сосредоточил тогда свою информационную активность в США на негативной роли ОАЭ в войне в Йемене. Она же координировала лоббистские кампании против законодательства, призывающего прекратить участие США в войне в Йемене. Сейчас Элавад работает политическим советником Akin Gump Strauss Hauer and Feld, предоставляя свои услуги ОАЭ.

Ричард Минц, человек аль-Отейбы, эксперт по связям с общественностью и лоббированию. Минц редко появляется на публичных мероприятиях, и его фотографии редко можно найти в интернете. Во время своей профессиональной карьеры он перемещался между Белым домом, Конгрессом и лоббистскими фирмами, прежде чем обосноваться в Harbour Group, которую аль-Отейба нанял в 2009 году. Harbour Group — одна из самых важных фирм в лобби ОАЭ, поскольку она курировала сложные отношения этого лобби с американскими аналитическими центрами и средствами массовой информации, а также с высокопоставленными американскими чиновниками.  Harbour Group   играла важную роль в отношениях ОАЭ с произраильскими организациями и американскими правыми. Фирма, возглавляемая Минцем, курировала другие контракты для ОАЭ в Вашингтоне. С 2011 года выплаты фирме достигли 34 858 000 долларов.

Упомянутая выше Akin Gump Strauss Hauer and Feld (Akin Gump), лоббистская фирма, нанятая аль-Отейбой в 2007 году, курировала работу ОАЭ над ядерным досье и координировала соглашение по открытому небу между США и ОАЭ. Она сыграла заметную роль в кампании ОАЭ против «Аль-Джазиры». С 2011 года фирма получила 20 197 000 долларов.

Среди наиболее заметных лоббистов, работающих на  ОАЭ, Хэл Шапиро, американский политический и экономический советник, ранее работавший в Белом доме и  Илеана Рос-Лехтинен, бывшая ведущая республиканка в комитетах по иностранным делам.

 

Как работает лобби ОАЭ

После своего прибытия в Вашингтон в качестве посла Ю.аль-Отейба очень тщательно отобрал персонал, который будет работать с ним в последующие годы, сформировав команду экспертов для управления политической повесткой ОАЭ в Вашингтоне. Аль-Отейба назначил Эми Литтл Томас, бывшего сотрудника Госдепартамента в администрации Буша, ответственной за протокол в посольстве ОАЭ. Что касается законодательных и военных вопросов, аль-Отайба в значительной степени полагался на уже упомянутую  Элаваду. В ее задачи входили связь с Конгрессом и координация действий с американскими властями. За пределами посольства, аль-Отайба рассчитывал на Р.Минца и его саязи. При создании лобби в 2008 году аль-Отайба сильно зависел от двух фирм. Первая была глобальной юридической фирмой, которая сосредоточилась на двусторонних соглашениях, таких как мирная ядерная программа. Второй была Harbour Group , которая установила контакты между правительственными чиновниками ОАЭ и американскими аналитическими центрами, СМИ и произраильскими организациями. В 2017 году Элавад покинула посольство, чтобы создать свою собственную фирму, работающую на лобби ОАЭ. Она работала там в течение трех лет, только чтобы вернуться в 2020 году, чтобы работать на Akin Gump в интересах ОАЭ. Однако лоббирование ОАЭ не ограничивалось только наймом лоббистских фирм. Интересы ОАЭ представляли и другие организации, такие как Американо-Эмиратский деловой совет, сыгравший важную роль в реализации  соглашений между двумя странами. Совет был создан в 2007 году после встречи между Дж.Бушем и Мухаммедом бен Заидом, которая должна была положить конец спору по поводу Dubai Ports World. Совет возглавляет Дэнни Себрайт, который ранее работал в разведывательном управлении Пентагона. Себрайт имеет большой опыт работы на Ближнем Востоке, координируя израильско-американские оружейные сделки. Совет обычно координирует встречи с членами Конгресса или правительственными чиновниками США, например, обед с участием сенатора-республиканца Роя Бланта по случаю Всемирных Специальных Олимпийских игр в Абу-Даби в 2019 году, на котором присутствовали Себрайт и Элавад. Еще один метод, используемый лобби ОАЭ, отличающий его от остальных лобби стран Персидского залива и арабских государств, заключается в подготовке исследовательских данных и цифр об экономическим и инвестиционных отношениях между ОАЭ и отдельным американскими штатом, представленным политиком, с которым лобби желает поддерживать связь. Эти отчеты становятся инструментом сосредоточения внимания на прямых общих интересах между двумя сторонами и возможностью лоббировать этих политиков в поддержку ОАЭ в Конгрессе. Проще говоря, цифры говорят сами за себя – чем больше будет инвестиций, тем больше будет рабочих мест в конкретном штате. Затем политик может похвастаться новым достижением в своей карьере, чтобы завоевать новых избирателей. Среди наиболее важных мероприятий, которые проводит лобби ОАЭ — интенсивные и энергичные контакты с различными мозговыми центрами в США, независимо от их политической ориентации, а также работа по координации поездок исследователей этих центров в ОАЭ. В последние годы ОАЭ работают над созданием исследовательских партнерств с некоторыми из этих мозговых центров путем финансирования их проектов, связанных с Ближним Востоком или арабскими делами. Эти центры важны, потому что они являются отражениями течений внутри Республиканской и Демократической партий. Некоторые из этих центров работают в крупных правительственных учреждениях, таких как RAND Corporation, научно-исследовательское учреждение, работающее на Министерство обороны США. За последнее десятилетие лобби ОАЭ сосредоточилось на своих контактах с шестью аналитическими центрами. Ниже приводится краткое описание всех таких центров:

Вашингтонский институт ближневосточной политики (WINEP), для исследователей которого лобби координирует визиты в ОАЭ. Документы американского регулятора зафиксировали контакты с несколькими исследователями WINEP, такими как Майкл Найтс, специалист по делам Персидского залива и Ирака. Стоит отметить, что институт был создан при прямом финансировании одного из важнейших рычагов произраильского лобби — Американо-израильского комитета по связям с общественностью (AIPAC). Институт выступает за внешнюю военную интервенцию США, особенно против Ирана, и способствует укреплению отношений США с Израилем.

Институт Ближнего Востока, который 2016 и 2017 годах получил финансовые пожертвования от ОАЭ на сумму 20 млн долларов. У него есть филиал в Абу-Даби, с которым ОАЭ постоянно контактируют.

Центр американского прогресса, исследовательский центр, который тесно связан с Демократической партией. Центр получает пожертвования от организаций, близких к AIPAC и ОАЭ. Утечка электронных писем от аль-Отейбы выявила координацию между ним и Брайаном Катулисом, одним из ведущих исследователей центра. Американский журнал Jacobin сообщил, что центр запрещает своим сотрудникам критиковать Израиль в своих исследованиях.

Американский институт корпоративных исследований государственной политики. Лобби ОАЭ координирует ежегодные визиты в ОАЭ некоторых исследователей института. Этот институт очень активно поддерживает Израиль.

Центр стратегических и международных исследований (CSIS) получает значительное финансирование из ОАЭ.

Гудзоновский институт — исследовательский центр, тесно связанный с неоконсерваторами в США. Институт является убежденным сторонником Израиля.

 

Лобирование ядерной программы ОАЭ

На фоне нарастания иранской ядерной угрозы ОАЭ удалось убедить администрацию Дж.Буша в конце своего второго срока одобрить разработку мирной эмиратской ядерной программы. Затем ОАЭ подписали первоначальный Меморандум о взаимопонимании по разработке этой программы в 2008 году. Дэвид Скотт сыграл важную роль в реализации Меморандума о взаимопонимании. Скотт был ключевой фигурой, работая в администрации Буша в качестве директора по делам Аравийского полуострова и Северной Африки в Совете национальной безопасности. После ухода с этого поста он возглавил Emirates Nuclear Energy Corporation. С приходом администрации Б.Обамы в Белый дом она хотела разработать новую модель мирной ядерной программы, которая послужила бы примером для остальных стран региона. В октябре 2009 года ОАЭ согласились развивать свою мирную ядерную программу, подписав раздел 123 Закона об атомной энергии 1958 года. Этот закон требует от стран, стремящихся разработать ядерную программу, придерживаться конкретных «мирных» критериев и не обогащать уран для производства ядерного топлива или использования ядерной энергии в любой немирной форме. Соглашение о ядерной программе ОАЭ вызвало дебаты в Конгрессе между его сторонниками и противниками. Эксперты в области энергетики усомнились в целесообразности этой программы, особенно в условиях спада на рынке атомной энергетики, не говоря уже о том, что ОАЭ — страна, экономика которой во многом зависит от нефти. Лобби ОАЭ ответило оппозиции утверждением, что в будущем ОАЭ столкнутся с дефицитом электроэнергии и что использование атомной энергии компенсирует их будущие потребности. После проведения торгов на реализацию проекта ОАЭ выбрали ядерный реактор Корейской электроэнергетической корпорации (KEPCO) с конструкцией американской системы Westinghouse 80 +. В 2012 году корпорация начала строительство АЭС «Барака» в Абу-Даби, а в сентябре 2020 года было объявлено, что реактор достигнет 50% своей производственной мощности.

Следующие пункты заключают в себе усилия лобби ОАЭ по развитию мирной ядерной программы:

Фирма Akin Gump работала над ядерной проблемой при содействии DLA Piper. Шапиро работал над этим вопросом от имени Akin Gump в координации с президентом Американо-Эмиратского делового совета Себрайтом. Платежи ОАЭ за реализацию соглашения за этот период составили 1,6 млн долларов.

Akin Gump продолжала работать и после подписания соглашения и лоббировала в Конгрессе, чтобы американским компаниям было разрешено продавать ядерные технологии ОАЭ.

Фирма Outlook Investments, принадлежащая Абу-Даби, наняла компанию Investment Diplomacy Group, принадлежащую Д.Скотту, для предоставления «аналитических услуг» по вопросам партнерства в области безопасности ОАЭ и США. Фирме была выплачена сумма в 150 000 долларов без раскрытия какой-либо информации о ее деятельности.

Американская оборонная международная фирма координировала поездку делегации Конгресса в ОАЭ с 5 по 8 октября 2019 года. Делегация посетила компанию Emirates Nuclear Energy Corporation.

Поскольку первая установка в реакторе ОАЭ достигла 25% своей мощности, лобби ОАЭ запустило рекламные кампании для этого реактора.

Более того, эта эмиратская фирма наняла Camstoll Group, одного из самых важных участников эмиратского лобби. Фирмой руководят высокопоставленные чиновники, ранее работавшие в Министерстве финансов, в частности в отделах по борьбе с финансовыми преступлениями и финансовым терроризмом. Сообщается, что они работали на ОАЭ сразу после ухода из ведомства. Документы фирмы свидетельствуют о ее контактах с правыми американскими журналистами для написания фейковых статей о Катаре и «Братьях-мусульманах». С 2012 года выплаты ОАЭ фирме составили 41 млн долларов. Camstoll Group является самой дорогой среди лоббистских фирм ОАЭ, а ее гонорары составляют почти треть расходов эмиратского лобби за последнее десятилетие.

 

Лоббирование военно-технического сотрудничества

«Наши военные связи с ОАЭ являются исключительными, окруженными взаимным уважением и долгой историей оперативного взаимодействия». – Джеймс Мэттис, министр обороны США (2017-2019).

ОАЭ — один из крупнейших покупателей американского вооружения и военной техники, и за предыдущие десятилетия они заключили с США множество оборонных сделок. ОАЭ, как и другие страны, имеют прямые отношения с крупнейшими оборонными компаниями США. Например, их отношения с корпорацией «Локхид Мартин», крупнейшей оборонной компанией США, восходят к периоду до 2000 года. В 2000 году ОАЭ подписали с ней сделку на сумму 6,4 млрд долларов на покупку 80 истребителей F-16 с одобрения администрации США. Последовали и другие сделки, например, в 2014 году, когда ОАЭ приобрели еще 30 самолетов. Сделки не ограничивались только самолетами. ОАЭ удалось убедить администрацию Буша продать ей систему противоракетной обороны THAAD производства той же американской компании. Однако сделка была приостановлена до тех пор, пока Конгресс не одобрил ее в конце 2011 года, во время первой волны «арабской весны», что стало первой зарубежной продажей оборонной системы, способной уничтожать баллистические ракеты малой и средней дальности. Перед одобрением сделки  в 2011 году министр обороны Роберт Гейтс встретился с наследным принцем ОАЭ Мухаммедом  бен Заидом. Посол ОАЭ в США Ю.аль-Отейба также присутствовал на этой встрече. Несколько недель спустя эмиратская делегация во главе с Мухаммедом бен Заидом отправилась на встречу с президентом Б.Обамой, чтобы обсудить «борьбу с экстремизмом в регионе». Во время этого визита делегация организовала обед, на котором присутствовали Гейтс, начальник Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майкл Маллен и директор ЦРУ Леон Панетта, который несколько месяцев спустя стал министром обороны. На мероприятии также присутствовал будущий первый министр обороны при администрации  Дональда Трампа Джеймс Мэттис. Ниже подводятся итоги работы ОАЭ над американскими оборонными документами и некоторыми усилиями эмиратского лобби за последнее десятилетие:

  • Бывший министр обороны США Роберт Гейтс (2006-2011) принял участие в Арабском стратегическом форуме в 2017 году в ОАЭ после начала блокады Катара. На этом мероприятии он обсудил проблемы с Катаром, которые США и ОАЭ разделяют.
  • Во время подписания сделки по THAAD в 2011 году фирма во главе с Минцем координировала встречу с директором по разведывательным проектам компании Lockheed Мартином Райаном Маккарти, который позже занял пост министра обороны США в июле 2019 года. Маккарти встретился с Мухаммедом бен Заидом в сентябре 2019 года, чтобы обсудить общие вопросы. Онлайн-страницы Маккарти показывают его визит в ОАЭ в июле 2020 года, за два месяца до того, как была объявлена сделка по нормализации.
  • Бывший министр обороны США Леон Панетта (2011-2013) в сентябре 2015 года опубликовал статью, в которой утверждалось, что США должны противостоять иранской экспансии, вооружая своих союзников в регионе – ОАЭ, Саудовскую Аравию и Египет – для достижения баланса сил.
  • Период, в течение которого Чак Хейгел был министром обороны (2013-2015), Министерство обороны США заключило оружейную сделку с ОАЭ на сумму 5 млрд долларов на покупку 26 истребителей F-16.
  • Министр обороны США Эштон Картер (2015-2017) предложил свою полную поддержку саудовской коалиции, в которой ОАЭ принимали участие, в войне в Йемене и заявил: «Мы предоставим им разведывательную и мониторинговую помощь, а также некоторое оборудование и боеприпасы».
  • Министр обороны США Джеймс Мэттис (2017-2019) до прихода в администрацию Трампа в качестве министра обороны в январе 2017 годаМэттис работал после ухода из морской пехоты военным советником в ОАЭ. Мэттис занимал эту должность с одобрения Пентагона в 2015 году. Он прозвал ОАЭ «Маленькой Спартой».
  • В период с 2017 по 2018 год Элавад связалась с Кристофером Майклом из ВВС США, чтобы обсудить оборонные закупки, дефекты одного из вертолетов Apache и желание ОАЭ приобрести ракету AIM-9X.
  • В то же время ОАЭ связались с Робертом Хантером, главой Управления оборонной политики и стратегии Совета национальной безопасности, чтобы обсудить войну в Йемене.
  • В апреле 2019 года Элавад координировал встречу Мухаммеда бен Заида с группой членов Конгресса и его сотрудников. На встрече присутствовали председатель Комитета по международным отношениям сенатор-республиканец Джеймс Риш и сенатор-демократ Боб Менендес, лидер меньшинства в Комитете по международным отношениям. На встрече также присутствовали генерал Мигель Корреа, военный посланник посольства США в Абу-Даби, и Эрик Трейгер, старший сотрудник с комитета по вооруженным силам.

Панетта был одним из участников Арабского стратегического форума 2016 года. Этот форум продвигает на своих ежегодных конференциях то, что он называет «прямыми издержками хаоса «арабской весны»», стоимость которых, по данным форума, достигает  833 млрд долларов. После ухода с поста министра обороны Панетта отправился в Абу-Даби с лекцией, в которой заявил, что у стран Персидского залива есть три-пять лет, прежде чем они смогут возглавить и скорректировать курс арабского мира. Панетта посоветовал ОАЭ и Саудовской Аравии наращивать свой военный потенциал для противостояния Ирану. В марте 2012 года Akin Gump связалась с Панеттой, чтобы попросить «помощи у армии США». Лобби ОАЭ связалось с заместителем помощника министра обороны по делам Палаты представителей (координирующая позиция между Пентагоном и Конгрессом) Брайаном Моррисоном для обсуждения возможности новой оборонной сделки с ОАЭ. Ближе к концу 2018 года Элавад согласовала брифинг  с полковником Рэндаллом Алленом, официальнго представителя ОАЭ по делам Агентства по сотрудничеству в области обороны и безопасности при Министерстве обороны для обсуждения ожидающихся продаж. В тот же период Элавад организовала встречу делегации Министерства обороны ОАЭ, Ассоциации армии Соединенных Штатов (AUSA) и Управления безопасности оборонных технологий (DTSA). В этой встрече приняли участие старший советник по региональной политике на Ближнем Востоке Министерства обороны Майкл Бедке и Наталья Дин, работающая в Отделе оборонного сотрудничества посольства США в Абу-Даби.

 

Лоббирование денег, выделенных на продолжение войны в Йемене

ОАЭ были одной из первых стран, присоединившихся к саудовской коалиции в йеменской войне в 2015 году. Принимая участие в войне, ОАЭ сосредоточились на прибрежных районах и портах. Тем не менее, война продолжала угрожать быть заблокированной каждым законодательным актом, представленным Конгрессом США, чтобы остановить американскую поддержку войны в Йемене. Если Конгресс запрещает поддержку коалиции в ее войне в Йемене, он должен будет принять решение о запрете использования американского оружия в этой войне, такого как американские самолеты, ракеты и боеприпасы, а также запретить различным разведывательным службам США сотрудничать в Йемене со странами Персидского залива, вовлеченными в войну. И это помимо  эмбарго, т.е. полного прекращения оружейных сделок с этими странами.

Если бы Конгресс принял резолюцию, запрещающую США участвовать в войне, это лишило бы КСА и ОАЭ американского прикрытия. Поскольку это было бы крайне пагубно для интересов ОАЭ, эмиратское лобби начало свою собственную битву в Вашингтоне, чтобы обеспечить дальнейшую американскую поддержку войны. В начале 2016 года аль-Отейба создал отдел по политическим и военным вопросам при посольстве ОАЭ в США. Он назначил Элаваду своим помощником и главой отдела эмиратского лобби в Конгрессе. Покинув посольство, чтобы создать свою фирму, Элавад работала над тем, чтобы приукрасить имидж и роль ОАЭ в Йемене, заблокировать любой законопроект, внесенный в Конгресс против войны, и законы, направленные на то, чтобы воспрепятствовать оружейным сделкам Саудовской Аравии и ОАЭ с США. Фирма Элавад наняла американские адвокатские конторы для лоббирования Конгресса и поддержания связи с американскими оборонными ведомствами, чтобы обеспечить заключение оружейных сделок.

Ниже приводится краткое изложение наиболее заметных усилий эмиратского лобби по продолжению войны в Йемене:

  • Посольство ОАЭ курировало оскорбительную клеветническую кампанию против йеменских правозащитных групп, которые представляли в ООН доклады о ситуации с правами человека в Йемене и роли ОАЭ в войне. Его план состоял в том, чтобы один из союзников ОАЭ в исследовательском центре Гринвич написал доклад об этих правозащитных группах, обвинив их в работе на хоуситов, а затем р этот доклад будет распространен среди дипломатов в ООН и американских СМИ.
  • Элавад основательно поработала над йеменским досье с помощью американской Defence International. Она продвигала роль ОАЭ в войне и связывалась с американскими оборонными ведомствами для заключения сделок с оружием, а затем лоббировала в Конгрессе, чтобы обеспечить утверждение этих сделок.

В сентябре 2017 года представитель Демократической партии Ро Ханна внесла законопроект, требующий от президента США вывести американские войска из несанкционированных «боевых действий» в Йемене. Элавад согласовала встречу аль-Отейбы с Ханной, чтобы вынудить его отозвать свой законопроект. В итоге законопроект так и не был принят. Она же организовала встречу помощника Ханны с главой инвестиционного фонда ОАЭ «Мубадала» Халдуном аль-Мубараком для совместных инвестиций ОАЭ и калифорнийской фирмы, которую представляет Ханна. Постоянно общаясь с Агентством США по международному развитию (USAID), Элавад работал над улучшением имиджа ОАЭ во время войны в Йемене и подчеркивал «филантропическую» деятельность ОАЭ там.   В начале 2019 года видный сенатор-демократ Берни Сандерс предложил еще один законопроект о выводе «Вооруженных сил Соединенных Штатов из боевых действий» в Йемене. Этот закон беспокоил эмиратское лобби, поэтому его представители  провели встречи с несколькими  сенаторами, чтобы убедить их остановить законопроект. Однако на этот раз волна оказалась сильнее давления ОАЭ, и законопроект был принят в Сенате США. Однако президент Трамп пришел на помощь ОАЭ и саудовской коалиции в Йемене, используя президентское право вето, чтобы заблокировать законопроект. Во второй половине 2019 года сенатор-демократ Менендес внес законопроект,  против сделки с оружием с Саудовской Аравией и ОАЭ. Эмиратское лобби активизировало свои усилия по противодействию законопроекту, в то время как Элевад проводила рекламную кампанию, которая положительно изображала роль ОАЭ в йеменской войне. Трамп в очередной раз заблокировал предложенный законопроект, воспользовавшись президентским вето.

Влияние лоббистских долларов на американскую политику очевидно – ОАЭ и КСА платили, чтобы обеспечить американскую поддержку войны, которая погрузила Йемен в трагические гуманитарные условия. Некоторые детали изложены ниже:

  • Лобби ОАЭ обратилось, в частности, к Исследовательскому центру по вооруженным конфликтам, отвечающему за публикацию научных исследований по применению, передаче и типу оружия в различных конфликтах по всему миру. Что касается Йемена, то центр говорил только об оружии, применяемом группировкой хоуситов, без какого-либо упоминания о других участниках войны. Лобби ОАЭ работало над предоставлением центру информации для использования в его исследованиях по Йемену.
  • Посольство ОАЭ поддерживало связь с различными исследовательскими центрами и спонсировал исследовательские поездки для исследователей в Йемен, в том числе Майкла Найтса, научного сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики. Он сопровождал эмиратские силы в качестве полевого наблюдателя, и положительно писал об ОАЭ и их значении в Йемене.
  • Лобби ОАЭ работало над кампаниями по продвижению помощи ОАЭ в Йемене и другими кампаниями о готовности ОАЭ участвовать в мирных переговорах в поисках прочного мирного решения в Йемене.
  • К концу 2019 года посольство ОАЭ координировали встречи делегаций Конгресса с участием Мухаммеда бен Заида и министра иностранных дел Абдаллы бен Зайяда для продвижения роли ОАЭ в Йемене. Среди других участников были член Комитета по международным отношениям сенатор-республиканец Тодд Янг и независимый сенатор Ангус Кинг, член Комитета по вооруженным силам.

 

ОАЭ и правые США: идеальная дружба

В Вашингтоне ОАЭ искали партнеров, интересы которых могли бы пересекаться с их собственными, и стремились наладить связь со всем спектром американских правых. Правые поддерживают военные действия против Ирана, выступают за полную криминализацию палестинских движений сопротивления и призывают включить «Братьев-мусульман» в списки террористов. Правые не обеспокоены преступлениями Израиля на Западном берегу или в секторе Газа. Эти деликатные отношения между арабским государством с мусульманским большинством и американскими неоконсерваторами служат интересам ОАЭ в нескольких отношениях. И самое главное здесь — их общая враждебность по отношению к Катару, который в течение многих лет играл посредническую роль в палестино-израильском конфликте.  Документы Министерства юстиции США показывают, что ОАЭ наняли Camstoll Group, в которой работают бывшие чиновники Министерства финансов США, большинство из которых работали над экономическими санкциями и «финансированием терроризма». Некоторые из них имеют опыт работы с исламофобскими лидерами в США.   Когда Трамп победил на президентских выборах в США, его советник и лидер предвыборной кампании Стив Бэннон, один из самых влиятельных лидеров американского популистского правого крыла, стал печально известен своим влиянием. Он также является одним из сторонников концепции конфликта между «христианско-еврейской цивилизацией» и исламской цивилизацией. Бэннон — один из архитекторов и основателей знаменитой фирмы Cambridge Analytica, обвиняемой в манипулировании поведением американских избирателей на выборах 2016 года, а также на выборах в других странах мира. Благодаря возможностям и статусу Бэннона в праворадикальном популистском движении США эмиратское лобби уговорило его нанять одну из его компаний для продвижения пропагандистских материалов против Катара.

Ниже приводится краткое изложение отношений эмиратского лобби с американскими правыми:

  • Лобби ОАЭ заплатило 565 000 доларов компании «Андреа и партнеры», возглавляемой Чарльзом Андреа, бывшим сотрудником средств массовой информации Пентагона, курировавшим пропаганду в рамках «психологической войны»» во время войны в Ираке. Фирма выпустила дискредитирующий документальный фильм о Катаре под названием «»Катар: опасный союз». Позже этот документальный фильм был распространен на конференции, организованной Институтом Хадсона под названием «Противодействие насильственному экстремизму: Катар, Иран и «Братья-мусульмане»». Американские политики говорили на конференции о роли Катара в «поддержке терроризма», в том числе и Бэннон.
  • ОАЭ запустили еще одну информационную кампанию против Катара перед заседанием Генеральной Ассамблеи ООН в 2017 году через компанию SCL Social Limited, дочернюю компанию Cambridge Analytica.
  • Группа Camstoll связалась с правыми или произраильскими журналистами, чтобы написать репортажи против Катара, связав его с сирийской «Джабхат ан-Нусрой» (запрещена в России) и палестинским ХАМАСом.

 

Израильское и эмиратское лобби: вместе  в войне с «Аль-Джазирой»

Чтобы снять блокаду с Катара, страны-участницы блокады выдвинули ряд требований, в числе которых было закрытие телеканала «Аль-Джазира». Как только блокада была введена, в Вашингтоне начались лоббистские баталии. Эмиратское лобби развернуло ожесточенную кампанию против телеканала и широко распространенной в США медиа-платформы AJ+ , которая выделялась своим освещением палестинского вопроса и арабо-израильского конфликта в американских СМИ. Платформа обеспечила освещение в средствах массовой информации кампании Бойкота, отчуждения и санкций (BDS) против Израиля. ОАЭ стремились добиться того, чтобы американские власти зарегистрировали «Аль-Джазиру» в качестве иностранного агента интересов катарского правительства в соответствии с принципами FARA. Эта кампания принесла свои плоды, когда Министерство юстиции США приказало «Аль-Джазире» зарегистрировать AJ + в соответствии с FARA. Поразительно, но приказ был отдан 14 сентября 2020 года, за день до подписания в Белом доме  соглашения о нормализации отношений ОАЭ и Бахрейна с Израилем. «Аль-Джазира» осудила это решение и сочла его частью соглашения о нормализации. Этот приказ Министерства юстиции относит «Аль-Джазиру» к числу телеканалов, продвигающих правительства, которые их финансируют, таких как Russia Today, принадлежащая российскому правительству, TRT, принадлежащая турецкому правительству, и  китайские телеканалы. Стоит отметить , что фирма Элавад опертивно распространила видео, в  котором она утверждала, что  «Аль-Джазира видео» отрицала события Холокоста, ссылаясь на видео, опубликованное арабской версией платформы AJ+ о Холокосте, утверждая, что Государство Израиль извлекло из него выгоду.  Американский союз гражданских свобод (ACLU), крупнейшая правозащитная организация США, расценил это решение Министерства юстиции как угрозу свободе прессы. Так, представитель ACLU заявил, что граждане США полагаются на заслуживающие доверия СМИ, чтобы знать о влиянии политики своего правительства на мир, добавив, что правительство США: «Не должно злоупотреблять расплывчатым и чрезмерным законом об «иностранных агентах», чтобы нацеливать новостные организации в политических целях».

Ниже приводится хронология войны, развязанной против «Аль-Джазиры», приведшей к решению, принятому Министерством юстиции США:

  • В 2017 году фирма Harbour работала с произраильскими организациями над кампаниями против «Аль-Джазиры», включая Антидиффамационную лигу (АДЛ), организацию, которая выступает за Израиль и резко выступает против любой критики в его адрес.
  • В середине 2018 года лобби ОАЭ связалось с членами и сотрудниками Конгресса, включая конгрессмена-республиканца Ли Зельдина и сенатора-республиканца Теда Круза, чтобы обсудить регистрацию «Аль-Джазиры» и ее правовой статус в США.
  • В сентябре 2018 года Akin Gump координировала специальную встречу с Федеральной комиссией по связи США для обсуждения требований к регистрации «Аль-Джазиры» в качестве иностранного агента для Катара. Элавад присутствовала на встрече, представляя посольство ОАЭ.
  • В апреле 2019 года посольство ОАЭ наняло международных консультантов Gilliland и McKinney для оказания лоббистских услуг в отношении «Аль-Джазиры».
  • После того, как республиканка Илеана Рос-Лехтинен начала работать на Akin Gump в июле 2020 года, она опубликовала 124-страничный отчет, чтобы усилить рассказ ОАЭ о ситуации на телеканале.

 

Лоббирование нормализации отношений между ОАЭ и Израилем

Проект «Дом семьи Авраама», открытие которого было объявлено в конце 2019 года в ОАЭ и объединяющий в одном месте храмы трех монотеистических религий (христианства, иудаизма и ислама), стал еще одним шагом на многолетнем пути ОАЭ к нормализации отношений с Израилем. На переднем крае этого процесса нормализации ОАЭ ставят ссылки на терпимость и принятие «другого», без какого-либо упоминания о палестинском «другом» и правах, которые ежедневно узурпируются на оккупированных территориях. С помощью произраильского лобби в США лобби ОАЭ в течение последнего десятилетия работало над укреплением отношений между ОАЭ и Израилем. Путь нормализации начался в Вашингтоне с введения «мягкой нормализации» и «культурной нормализации», а также с активизации взаимодействия с произраильскими организациями, осуществляемого через фирму Harbour, возглавляемую Минцем. Эмиратскому лобби удалось сохранить тесные и прочные отношения, возможно, самые тесные среди арабских лобби, с произраильским лобби в Вашингтоне.

Ниже приводится отчет о наиболее заметных усилиях ОАЭ в этом направлении:

  • Фирма Harbour поддерживала связь с Центром еврейской студенческой жизни Бронфмана при Нью-Йоркском университете, возглавляемым Иегудой Сарной, который позже был назначен главным раввином еврейской общины ОАЭ.
  • С 2010 года Harbour координирует ежегодные поездки членов Американского еврейского комитета (АЕК), произраильской организации, чтобы ежегодно посещать ОАЭ и встречаться с эмиратскими официальными лицами, включая министра образования Нахайяна бен Мубарака аль-Нахайяна, государственного министра иностранных дел Анвара Гаргаша и эмиратского академика Абдулхалека Абдуллу. Делегации АЕК не менее двух раз посещали телеканал «Аль-Арабия» и встречались с палестинским журналистом Набилем аль-Хатибом, занимавшим должность исполнительного редактора телеканала. Делегации также посетили Музей исламской цивилизации Шарджи в сопровождении султана Сууда аль-Кассеми, эмиратовского интеллектуала, занимающегося арабским и исламским искусством.
  • Лобби осуществляло интенсивные контакты с АДЛ и координировало встречи между аль-Отейбой и исполнительным директором АДЛ Джонатаном Гринблаттом. Эмиратовское лобби сотрудничало с АДЛ в ее кампании против «Аль-Джазиры» и координировало эти усилия с вашингтонским директором по международным делам произраильской организации Дэвидом Вайнбергом, который сосредоточился на своей против «Аль-Джазиры».

 

ОАЭ платят за президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси в Вашингтоне

После военного переворота, приведшего к свержению избранного президента Мухаммеда Мурси в 2013 году, несколько членов Конгресса призвали президента Б.Обаму выступить против того, что произошло в Египте, и потребовали квалифицировать действия армии как государственный переворот. Это было бы юридически обязательным для администрации Обамы, чтобы урезать пакет помощи, предоставленный египетской армии, на сумму не менее 1,3 млрд долларов. Одним из самых известных членов Конгресса был сенатор-республиканец Джон Маккейн, который тогда заявил, что США должны приостановить оказание помощи до разработки новой конституции и проведения честных и свободных выборов в Египте. В Конгрессе были и другие голоса, не столь громкие, как у Маккейна, но более озабоченные безопасностью Израиля. Один из таких голосов принадлежал сенатору-демократу Менендесу, который требовал использовать американскую помощь лишь для оказания давления на египетскую армию с целью передачи власти гражданскому правительству. В июле 2013 года лобби ОАЭ установило контакты с сенатором Менендесом и его коллегой сенатором-демократом Джеком Ридом, которые задавались вопросом о целесообразности приостановки помощи, направленной египетской армии. Кроме того, в этот период эмиратское лобби связалось с исследовательскими центрами для обсуждения событий в Египте. Утечки из электронной почты аль-Отейбы показали, что ОАЭ заплатили 3 млн долларов от имени Египта за лоббистский контракт в пользу президента АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси.

 

Бывший сотрудник израильской разведки в роли лоббиста ОАЭ

В конце 2019 года компания Dubai Ports World заключила контракт с Ари Бен-Менаше, бывшим сотрудником израильской разведки. Цель контракта заключалась в заключении 20-летнего соглашения о вступлении во владение портом Порт-Судана. Контракт предусматривал, что Бен-Менаше будет лоббировать правительство и разведку США, чтобы гарантировать, что ОАЭ выиграют контракт. Стоит отметить, что Бен-Менаше также был нанят Переходным военным советом Судана (ПВС),  командующим Ливийской национальной армией Халифой Хафтаром и главой Палаты представителей Ливии  Акилой Салехом.

 

Лоббирование в интернете

Ю.аль-Отейба нанял компанию Terakeet LLC, специализирующуюся на услугах поисковой оптимизации (SEO), чтобы улучшить свое онлайн-присутствие в Google после того, как заголовки прессы, критикующие его, возглавили результаты поиска. компании удалось очистить результаты поиска посла, выдвинув на первый план страницу аль-Отайбы на официальном сайте посольства, а затем его личный сайт и аккаунт в LinkedIn. Аль-Отайба заплатил за эти услуги 350 000 долларов. Стоит отметить, что генеральным директором этой компании является Мак Каммингс, директор по финансовым вопросам во время президентской кампании Хиллари Клинтон в 2008 году. Документы раскрывают  контракт с TRG Advisory Services LLC и ее владельцем Дэвидом Роткопфом, бывшим генеральным директором и главным редактором Foreign Policy с 2012 по 2017 год. ОАЭ наняли Роткопфа после ухода из журнала для оказания консультационных и медийных услуг, включая координацию производства подкаста, модерируемого Аль-Отайбой. До сих пор фирма получила за свои услуги 1,3 млн долларов.

56.03MB | MySQL:106 | 0,504sec