О причинах топливного кризиса в Ливане

В резком росте цен на топливо, вызванном его хронической нехваткой, министр энергетики Ливана обвинил  контрабандистов, переправляющих субсидированные поставки в охваченную войной Сирию. Раймонд Гаджар сказал, что цена на бензин в Сирии втрое выше ливанской цены, что поощряет контрабандистов продавать топливо там. «Потребность в бензине на сирийском рынке подталкивает ливанских контрабандистов к контрабанде его в Сирию с огромной прибылью», — сказал Гаджар журналистам. За последние два года неоднократно поднимались волны протестов против ливанской политической системы из-за ее неспособности контролировать инфляцию и предоставлять основные услуги населению. Гаджар сказал, что ливанцы не должны копить запасы топлива и что кратковременной отмены субсидий не будет до тех пор, пока не будет разработана система нормирования. Правительство соседней Сирии, где часто стоят многочасовые очереди за ограниченным запасом топлива, в марте повысило цены на бензин более чем на 50%. В Ливане 20-литровый бак субсидируемого государством бензина сейчас стоит около 3 долларов по рыночному курсу, в то время как в Сирии тот же объем продается за 7-13 долларов, в зависимости от сорта. Многие сирийцы, располагающие финансовыми средствами, предпочитают покупать ливанское топливо, контрабандно перевозимое через границу, по наценке до 25 долларов за бак, вместо того чтобы иногда ждать более шести часов для получения минимальных поставок топлива по официальным каналам. Ливанские официальные лица уже давно объясняют такой контрабандной деятельностью нехватку топлива в Ливане, но не дают более подробной информации.  В июле Гаджар сказал, что топливо «испаряется, мы хотим знать, куда оно идет — наверняка есть контрабанда, но мы все еще не знаем количества». Ливанская валюта находится в свободном падении с середины 2019 года, потеряв более 85% своей стоимости по отношению к доллару. Это вызвало экономический кризис и сокрушительную инфляцию, при этом цены на основные товары выросли на 144%, согласно оценкам Международного валютного фонда. Более половины населения страны находится за чертой бедности. В этой связи после закрытия 2 апреля второй электростанции в Дейр-Аммаре из-за нехватки топлива на первое место в преодолении топливного кризиса вышли ливанские службы безопасности, которые  уделяют все более пристальное внимание контролю над границей страны с Сирией. Согласно ряду  источников, ливанский правительственный нефтяной департамент, Дирекция Générale du Pétrole, обратилась с просьбой к руководству военной разведывательной службы B2, которую возглавляет с ноября 2020 года Тони Кахваджи, увеличить свое присутствие на границе, в частности на контрольно-пропускном пункте Ас-Садака в провинции Бекаа, и усилить координацию с 1-м сухопутным пограничным полком, который отвечает за наблюдение в этом районе. Тем временем разведывательные службы выявили множество неофициальных пунктов пересечения границы, например, в Эль-Касре в провинции Хермель, где на заправочных станциях уже закончились запасы топлива. Ливан, на топливный баланс которого негативно повлияло не продление его контракта с алжирской Sonatrach  и сложное соглашение о поставках топлива с Ираком, куратором которого является начальник разведки  Générale de la Sürete Générale Аббас Ибрагим, сталкивается сейчас с серьезным дефицитом топлива в том числе и из-за пробуксовки сделки с Ираком. Чтобы выполнить свои обязательства по снабжению Ливана нефтью и облегчить энергетический кризис страны, Багдад нанял местного трейдера Qaiwan Global Energy для создания новой системы свопов, поскольку в курдистанской нефти слишком много серы, чтобы ее можно было использовать на ливанских электростанциях. В этой связи Багдад был вынужден выбрать систему свопов, чтобы выполнить свою нефтяную сделку, подписанную с Ливаном в декабре при посредничестве Аббаса Ибрагима. Qaiwan Global Energy является специализированной компанией по организации свопов именно в интересах Иракского Курдистана. Qaiwan Global Energy, дочерняя компания Qaiwan Group, также занимающаяся недвижимостью и гостиничным бизнесом, была образована в Сулеймании, Иракский Курдистан, в 1992 году. Именно в этом оплоте Патриотического союза Курдистана, возглавляемом семьей Талабани, она управляет собственным нефтеперерабатывающим заводом и электростанцией. Генеральный директор Саад Хасан добился успеха в расширении присутствия компании по всему региону, в том числе и в Дубае. Ее совладелец Фахир Хасан, работает в Министерстве электроэнергетики регионального правительства Курдистана.  На сегодня руководство этой компании  уже обсудило окончательные детали сделки с Министерством экономики в Багдаде 15 марта после представления условий поставки  в Ливан. Qaiwan планирует продать обещанные Бейруту нефтепродукты другому клиенту и использовать вырученные от продажи средства для покупки, а затем и доставки топлива, пригодного для ливанских электростанций. Своп-сделки часто используются для решения проблем поставок, а также международных санкций и, как правило, очень прибыльны для трейдера. Багдад рассматривал несколько вариантов доставки обещанных Ливану 500 000 тонн нефти, включая морской маршрут через Сирию или Египет, но именно несовместимость иракской нефти с ливанскими электростанциями сорвала эти планы и побудила прибегнуть к своповой сделке. Бейрут сейчас находится на грани отключения электроэнергии, несмотря на регулярные поставки топлива компанией ZR Energy  и предоставление 16 марта кредита Electricité du Liban в размере 200 млн долларов — сумма, которая едва покрывает закупки, необходимые для производства электроэнергии в течение следующих двух месяцев.   По нашей информации, многие дистрибьюторы топлива в приграничных зонах Ливана, которые уже столкнулись с ухудшением экономической ситуации, предпочитают продавать топливо, субсидируемое ливанским Министерством энергетики, на черном рынке, где оно часто попадает в руки сирийцев. Не говоря уже о водителях бензовозов, которые часто предпочитают продавать свои грузы посредникам, а не доставлять их на заправочные станции или электростанции, которые уже отключили 60% своих генерирующих мощностей из-за нехватки топлива. Увеличение поставок субсидированного ливанского топлива в Сирию произошло по мере того, как спрос в самой Сирии резко возрос, в частности, благодаря девальвации сирийского фунта. 27 марта министр нефти и минеральных ресурсов Сирии Сулейман аль-Аббас объявил, что бензин нормируется исключительно под предлогом того, что Суэцкий канал был заблокирован контейнеровозом. Только такси разрешалось покупать топливо, да и то раз в четыре дня. При этом, по данным тех же ливанских источников, трансграничная торговля топливо существует в рамках уже испытанной  системы контрабанды, действующей при попустительстве военных из 4-й бронетанковой дивизии сирийской армии, которой командует брат президента Башара Асада, Махер Асад. Дивизия дислоцируется на границе, ее командир считается близким к Ирану и «Хизбалле», которая действует по обе стороны ливано-сирийской границы. Некоторые источники утверждают, что существуют наработанные «коммерческие связи» между «Хизбаллой» и ливанскими силами безопасности, что вызывает определенные сомнения в их способности эффективно усилить пограничный контроль, чтобы предотвратить контрабанду ливанского топлива в Сирию.

51.63MB | MySQL:101 | 0,335sec