Об ирано-саудовских переговорах при посредничестве Ирака

Саудовские и иранские официальные лица встретились в Багдаде 9 апреля.  Багдад способствовал этим переговорам, которые были ускорены иранскими ядерными переговорами с США и наступательной активностью в Йемене поддерживаемых Ираном повстанцев-хоуситов. Ливанский проиранский телеканал Al Mayadeen и информационное агентство Unews  20 апреля  цитировали иранский источник, отрицающий переговоры с Саудовской Аравией. FT также сообщила, что высокопоставленный саудовский чиновник отрицает, что были какие-либо переговоры с Ираном. Но факт этих переговоров, результаты которых были обозначены как «умеренно позитивные», были подтверждены рядом правительственных иракских чиновников, которые были знакомы с ходом консультаций.   Тегеран и Эр-Рияд разорвали дипломатические отношения пять лет назад после того, как саудовское посольство в Тегеране было атаковано толпой, разгневанной казнью известного саудовского шиитского священнослужителя шейха Нимра ан-Нимра. Официальные лица, участвовавшие в переговорах, заявили, что личное участие премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми имело решающее значение для переговоров, поскольку он смог выступить в качестве «коммуникационного моста» между соперниками. М.аль-Казыми с этой целью посетил Эр-Рияд, чтобы встретиться с наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом в прошлом месяце. Багдад также содействовал переговорам Ирана с Египтом и Иорданией. В этой связи эксперты отмечают, что такой ход Эр-Рияда был во многом вынужденной мерой. Наследный принц Мухаммед бен Сальман в свое  время решительно поддержал кампанию максимального санкционного давления бывшего президента США Дональда Трампа на Иран, включая повторное введение санкций в отношении этой страны. Однако уязвимость Саудовской Аравии перед атаками беспилотников и ракет средней дальности  была выявлена после того, как атака в сентябре 2019 года временно вывел из строя половину добычи сырой нефти в королевстве. Хоуситы тогда взяли на себя ответственность за нападение, но официальные лица США и Саудовской Аравии сразу же обвинили в этом  иранцев, которые использовали в качестве плацдарма для этой атаки базы своих прокси в Ираке. Политика саудовского наследного принца теперь, похоже, сместилась в сторону поддержки более мягкой политики преемника Трампа Джо Байдена. Саудовскую делегацию на переговорах в Багдаде возглавлял глава разведки Халид бен Али аль-Хумадиан, что свидетельствует о том, что на переговорах в первую очередь обсуждались деликатные вопросы. Если точнее, то выход из политического тупика в Ливане и нападения хоуситов являлись главными вопросами повестки дня. При этом активность проиранских прокси в Ираке и вообще иракское досье принципиально не обсуждались.

 

Иракские официальные лица и политики, знакомые с ходом переговоров, сообщили на условиях анонимности, что Ирак не участвует в обсуждениях на данном этапе и что вместо этого основное внимание уделяется другим вопросам, которые обе стороны считают приоритетными. «Ирак является посредником в этих переговорах, и поэтому он не будет участвовать в этих переговорах, тем более что саудовское влияние в Ираке очень ограничено», — сказали они. «Поэтому приоритетом являются другие файлы. Мы организовали соответствующие условия для них, предоставили им место и гарантировали им секретность. То, что остается, относится к ним, а не к нам. Контакты находятся  еще в зачаточном состоянии, но они продолжаются. Им обоим нужно несколько раундов, чтобы сломать лед и укрепить доверие между ними, тем более что трещина затянулась надолго, поэтому им нужно время, прежде чем появятся какие-либо результаты»,   — добавил высокопоставленный иракский чиновник, знакомый с ходом переговоров.  Большая часть соперничества Ирана и Саудовской Аравии в регионе оспаривается по сектантским линиям, а политические и военные конфликты обусловлены  суннитско-шиитский расколом. При этом, хотя в последние годы влияние Саудовской Аравии в Ираке значительно сократилось по сравнению с влиянием Ирана, Эр-Рияд имеет влияние на стабильность иракской безопасности, которое нельзя упускать из виду.

Кроме того, считается, что ирано-саудовское соглашение нейтрализует вооруженные группировки, поддерживаемые Ираном, и подстрекательские саудовские СМИ, открывая двери для саудовских фондов и компаний  для инвестиций в Ирак, заявили иракские чиновники и политики. Как бывший глава иракской разведки, премьер-министр Мустафа аль-Казыми поддерживает хорошие отношения со спецслужбами большинства стран региона, в частности Ирана и Саудовской Аравии. Он также полагает наследного принца КСА «фаворитом»  среди своих союзников в регионе. В конечном счете аль-Казыми воспользовался этими особыми отношениями, чтобы убедить саудовских и иранских официальных лиц сесть за стол переговоров в Багдаде и обсудить свои разногласия. По словам источников, он также лично спонсировал и руководил усилиями по их сближению. Первоначальные итоги переговоров были охарактеризованы как «многообещающие», и диалог продолжается — и он не ограничивается конкретными сессиями. Иранская делегация прибыла в Багдад 26 апреля, чтобы обсудить последние по времени события с иракскими союзниками  и подготовить почву для возобновления переговоров в более позднее время.

Ряд признаков и сам факт того, что такие консультации идут, указывают на то, что Саудовская Аравия в настоящее время находится в «более слабом» положении, чем Иран, и что у нее, по-видимому, есть большая потребность в успехе переговоров, поскольку новая администрация США, похоже, не заинтересована в том, чтобы рассматривать Эр-Рияд как своего ключевого союзника в регионе. От 2015 года. Шестилетняя война Саудовской Аравии в Йемене против хоуситов подрывает безопасность королевства, так как они, поддерживаемое Ираном, регулярно запускает ракеты и беспилотники на саудовские нефтяные объекты и аэропорты. Напротив, Иран, несмотря на свою большую международную изоляцию и разрушающуюся экономику, пораженную жестокими американскими санкциями, имеет большие рычаги влияния на КСА благодаря своей способности остановить атаки хоуситов, если он того пожелает. Между тем американо-иранские переговоры по ядерной сделке продвигаются быстро, и многие из самых жестких санкций, как ожидается, будут сняты в ближайшее время. Иракские наблюдатели и официальные лица сообщили, что главным приоритетом Эр-Рияда сейчас является прекращение нападений на саудовскую территорию, которые совершаются иранскими союзниками в Йемене и, иногда, в Ираке. С другой стороны, ослабление напряженности отношений с арабскими государствами Персидского залива для прекращения изоляции Ирана и укрепления его экономики является насущной необходимостью. «Иран стремится достичь этого на данном этапе», — сказал чиновник, знакомый с ходом переговоров. В этой связи уточним от себя. Атаки  хоуситов на фоне демонстративного вывода американцами четырех батарей систем ПВО «Патриот» безусловно были четким сигналом для Эр-Рияда со стороны Вашингтона: США настроены на мирный процесс урегулирования кризиса  в Йемене и готовы к переговорами с хоуситами. Новая администрация США считает войну в Йемене саудовской проблемой, и в Эр-Рияде должны решить ее сами, поэтому именно это он пытается сделать сейчас. Эта ситуация требует проработки этого вопроса с союзником хоуситов – Ираном. Но самое главное – нынешняя динамика развития ситуации в ключевой с точки зрения сохранения правительства А,М.Хади как легитимной силы в Йемене  провинции  Мариб  развивается в последние недели далеко  не в пользу КСА. В случае ее падения Саудовская Аравия фактически остается без своего плацдарма на севере страны.  При этом ОАЭ из конфликта с хоуситами в принципе вышли, а КСА прямо предлагали пойти по их пути – достигнуть с иранцами пакта о ненападении. Что сейчас они и пытаются сделать, хотя, судя по боевым действиям в Марибе и продолжению атак дронов, до серьезного прорыва на переговорах еще очень далеко.

Второй вопрос – кризис в Ливане. Хотя Саудовская Аравия может предложить Ирану путь к нормализации отношений со своими арабскими союзниками, она также может оказать поддержку Ливану, который переживает пугающий экономический кризис, серьезно затронувший ливанских доверенных лиц Тегерана. Ливанские  лидеры оказались совершенно неспособными сформировать правительство, поскольку предыдущее правительство ушло в отставку после мощного взрыва в бейрутском порту в августе прошлого года. Источники говорят, что Эр-Рияд может оказать давление на своего союзника Самира Джааджаа, лидера партии «Ливанских силы» и традиционного противника «Хизбаллы», «чтобы ускорить формирование правительства, поддерживаемого «Хизбаллой»,  и это может быть сделано за счет отставки назначенного премьер-министром Саада Харири, которого лично саудовский наследный принц не любит». «Иранцы находятся в лучшем положении на этих переговорах, несмотря на свои экономические неурядицы, стремление к возможности нормализовать ситуацию в регионе и выйти из изоляции. Саудовская Аравия, похоже, находится в отчаянном положении и нуждается в успехе этих переговоров. С точки зрения Ирана, Саудовская Аравия мало что может сделать в Ираке, поэтому Ливан находится на вершине приоритетов иранцев, а Йемен — на вершине приоритетов саудитов», — сказал в этой связи  один из иракских чиновников, знакомых с ходом переговоров.

Какой интерес в этой ситуации для Багадад?  Иракские политические лидеры и наблюдатели считают, что большинство споров между Ираном и Саудовской Аравией — это «шоу, основанное на лозунгах, а не на реально существующих разногласиях», как выразился один политический лидер, близкий к М.аль-Казыми. Таким образом, сосредоточение внимания на взаимных интересах и разделении власти на общих аренах «будет способствовать ослаблению напряженности в регионе и так или иначе позитивно отразится на Ираке». «Если Иран проявит интерес к разрядке со своим традиционным противником в регионе при посредничестве Ирака, а Соединенные Штаты ослабят свое давление на Иран, то сильное правительство в Ираке и стабильная ситуация в области безопасности будут более выгодны иранцам, чем слабое правительство и хрупкая ситуация в области безопасности. В какой-то момент, если иранцы почувствуют, что они в состоянии заключить реальную сделку с гарантиями, от которых нельзя отказаться, они откажутся от вооруженных групп, которые они поддерживают и защищают внутри Ирака», — сказал он. При этом он, однако, подчеркнул, что Тегеран не будет жертвовать хоуситами или «Хизбаллой», но будет рад уменьшить свою поддержку и прикрытие для вооруженных группировок, которые он поддерживает в Ираке. На самом деле это та стратегия, над которой работает М.аль-Казыми: представить Ирану полезного союзника, который может сохранить его интересы без проблем, потерь или санкций в обмен на отказ от фракций внутри Ирака. Любой успех в этих переговорах  будет означать, что обе стороны  будут продолжать поддерживать аль-Казыми и его правительство, особенно в ближайшие несколько месяцев, которые неизбежно станут свидетелями многих кризисов в преддверии парламентских выборов в октябре.

51.48MB | MySQL:101 | 1,887sec