ФРГ: приоритеты ближневосточного вектора

Мировой финансовый кризис, ситуация в Пакистане и Афганистане и другие актуальные международные и локальные события вызвали необходимость встреч министра иностранных дел ФРГ Франка-Вальтера Штайнмаейра (Frank-Walter Steinmeier) с лидерами и деловой элитой стран Ближнего Востока. Визиту министра иностранных дел Ф.-В. Штайнмаейра в Пакистан, Саудовскую Аравию и ОАЭ, продолжавшемуся с 28 по 30 октября, предшествовала состоявшаяся накануне этого вояжа встреча в Берлине канцлера Ангелы Меркель и других официальных лиц с королем Бахрейна Хамадом бин Иса Аль-Халифом и министром иностранных дел Бахрейна Шейхом Халидом бин Мохаммедом Аль-Халифом.

«У нас было интенсивное обсуждение», — сказала Меркель в заключение встречи. Отметив «исключительно хороший» характер отношений, она подчеркнула их значение для использования обоюдного влияния на процессы, происходящие как в регионе Персидского залива, так и в мире. В ответном слове король Хамад указал спектр областей, в которых Бахрейн предпочел бы опираться на опыт ФРГ (сферы образования, медицины, экономики, финансов) и ее вес в ЕС, с которым страны в регионе Персидского залива связывают долгосрочные перспективы.

«Германия — надежный европейский партнер Бахрейна», — отметил в своем интервью бахрейнской газете Al-Ayyam (26.10.2008) глава внешнеполитического ведомства ФРГ. «Я счастлив, что Германия и Бахрейн обладают такими превосходными двусторонними отношениями. С середины семидесятых, когда они были формально установлены, обе страны преуспели в налаживании основательных, почтительных и доверительных отношений, — сказал Штайнмайер. — Политически мы тесно сотрудничаем по различным проблемам — Бахрейн поддерживает немецкие начинания, и наоборот». Министр объяснил развитие экономических связей тем фактом, что в обеих странах «деловые круги доверяют друг другу». Следствием этого служит возрастающий интерес немецких компаний к Бахрейну.

Сложившиеся связи и обстановка стабильного взаимопонимания имеют свою историю и объяснение. Германия, которая установила дипломатические отношения с Бахрейном в 1973 г., видит в этом небольшом островном государстве (33 острова) с населением 1 млн жителей союзника в решении региональных конфликтов. Это восприятие связано с тем, что монарх и его приближенные являются поборниками экономических и демократических реформ, что дало повод Die Zeit (13.01.2005) назвать страну лабораторией арабской демократии. «В Бахрейне возможно то, что совершенно невообразимо в Иране, Сирии или Саудовской Аравии: свободные выборы и свободная речь», отметила газета.

Памятуя об отзыве прежнего канцлера ФРГ Г. Шредера о визите в Бахрейн и о собственных впечатлениях о приеме в Бахрейне (2006), Штайнмайер выразил готовность «усилить наши превосходные отношения». Данные отношения показали возможности Бахрейна, которые особенно ярко проявились в тот период, когда Германия председательствовала в Евросоюзе (2007) и последовательно выступала за углубление кооперации ЕС с ЛАГ, что Штайнмайер изначально считал приоритетным направлением. В этой связи показательно, что ФРГ в лице федерального министра весьма высоко оценила бахрейнскую инициативу — решать региональные конфликты при участии всех без исключения государств Ближнего Востока. Подобное предложение шеф внешнеполитического ведомства оценил как «ободряющий сигнал готовности» к арабо-израильскому диалогу, успех которого в значительной степени зависит от самих жителей Ближнего Востока, хотя и страны Запада по-прежнему будут прикладывать существенные усилия в этом направлении.

Следует в этой связи напомнить, что тема «Состояние и перспективы мирного процесса на Ближнем Востоке» затрагивалась пять месяцев назад, в ходе состоявшейся 30 мая с.г. встречи глав внешнеполитических ведомств ФРГ и Бахрейна. Тогда обе стороны пришли к единому мнению: Арабский регион в состоянии сам решать свои проблемы, будь это отношения израильтян и палестинцев или вопрос о положении в Ливане, — для этого необязательно делать их заботой международного сообщества.

Чем скорее будут достигнуты стабильность и взаимопонимание в регионе, государства которого играют стратегическую роль в установлении мира, тем быстрее завершатся переговоры по свободному торговому соглашению между ЕС и Советом сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ). «Мы должны усилить сотрудничество между нами и странами Совета», — подчеркнул глава внешнеполитического ведомства Германии.

Напомним, что Бахрейн является одним из шести членов (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты и Оман) созданной в 1981 г. организации — ССАГЗ, арабского аналога Евросоюза. Государства ССАГЗ с территорией почти 2,7 млн кв. км., 32 млн жителей и ВВП 790 млрд долларов США добывают каждую пятую тонну нефти в мире и являются обладателями 55% ее всемирных запасов. Тем с большей тревогой мир следит за изменениями в этом регионе. Так, в последние недели в результате снижения мировых цен на нефть резко снизились ежедневные поступления стран Залива (Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ и Омана в первую очередь); так, если сравнивать уровни дохода от продажи нефти в октябре и июле, то их уровень снизился примерно в 2,5 раза.

Для Бахрейна также характерна нефтедобыча, хотя она не является определяющей отраслью. Однако в связи с интенсивно разрабатываемыми месторождениями нефти и перспективой их истощения в ближайшие 10 лет предприняты попытки поиска не только новых пластов углеводородного сырья, но и развития других отраслей. В том числе судо- и автомобилестроения, в которых мировой авторитет и опыт немцев не подвергается сомнению и уже используется, к примеру, в производстве автомобилей. В данной отрасли, кстати сказать, Бахрейн является пионером региона, поскольку это первая арабская страна с собственным автомобилестроением. Технологии ФРГ могли бы пригодиться Бахрейну также в решении актуальных проблем в производстве алюминия, а также в рыбоводстве и текстильной промышленности.

Мир меняется на глазах, и лидерам разных стран и континентов необходимо объединять усилия, чтобы создавать достойные условия жизни для своих сограждан. Таков лейтмотив действий Ф.-В. Штайнмайера, который, комментируя важность встреч в Бахрейне, подчеркнул: «Проблемы, перед которыми мы оказываемся, имеют все более и более глобальную природу. Поэтому они нуждаются в глобальных ответах. Возьмите текущий финансовый кризис, например. Как в остальной части мира, эта проблема находится на повестке дня моего правительства… Только ценой огромных усилий международной координации и сотрудничества мы надеемся взять кризис под свой контроль… Финансовый кризис — всего лишь один пример взаимозависимости, которая характеризует наш объединенный мир».

В свете преодоления последствий актуального международного финансового кризиса свободное торговое соглашение между ЕС и ССАГЗ, в продвижении которого заинтересован и Бахрейн, имеет ключевое значение. В контексте взаимовыгодных экономических отношений с Бахрейном успех соглашения позитивно отразится на ряде совместных германо-бахрейнских планов как в уже указанных областях, так и в железнодорожном строительстве, сферах образования и здравоохранения, что было предметом обсуждения Ф.-В. Штайнмайера с королем Бахрейна Хамадом бин Иса Аль-Халифом и министром иностранных дел Бахрейна Шейхом Халидом бин Мохаммедом Аль-Халифом. В частности, в уже упомянутом интервью газете Al-Ayyam федеральный министр подчеркнул, что Германия хотела бы развивать культурные взаимосвязи и планирует в этой связи открытие в стране центров по изучению немецкого языка и организацию поездок на учебу в университеты Германии бахрейнской молодежи.

Встречи с лидерами Бахрейна стали, таким образом, прологом к поездке западногерманского министра в страны Ближнего Востока.. Поднятые на них темы (международный финансовый кризис, положение в регионе Залива и в целом на Ближнем Востоке, иранское ядерное досье, совершенствование двусторонних отношений) получили дальнейшее развитие в Исламабаде, Эр-Рияде и Абу-Даби.

* * *

Пакистан неслучайно привлек внимание федерального министра. Визит Штайнмайера проходил на фоне серьезных потрясений. Первое из них — финансовое. В связи с выходом из-под контроля инфляции в Пакистане, начиная с сентября с.г., продолжается глубокий экономический кризис. Чтобы предотвратить крах хозяйственных структур, в течение ближайшего месяца необходимы финансовые вливания в размере от 3 до 5 млрд долларов. Переговоры с МВФ уже начаты и требуют завершающей фазы. В этом вопросе Пакистан надеется на содействие ФРГ.

Второе — военно-политическое.. Воспользовавшись сложной экономической обстановкой, активизировались антиправительственные силы, которые перенесли удары на крупные города. Масштабы сопротивления нарастают, несмотря на воздушные налеты армии США, из-за чего увеличивается число жертв, в том числе и среди мирного населения. Это в свою очередь ведет к пополнению рядов повстанцев, в том числе и представителями пуштунских племен в южной части Афганистана.

Пакистан, по мнению немецких экспертов, сегодня особенно нуждается в поддержке ФРГ. Попытка демократизации страны в результате недавних выборов президента и парламентских выборов — важный шаг навстречу новому Пакистану. Новый президент страны Асиф Али Зардари, избранный в начале сентября, является вдовцом убитой в прошлом году Беназир Бхутто. Перед ним, как и перед всем правительством, стоят неотложные задачи: решение экономических проблем (энергетический кризис, повышение цен, спад производства) и разрешение ситуации в сфере безопасности. Поэтому Германия рассматривает Пакистан как сферу неослабного внимания. ФРГ — член международной группы «Друзей Пакистана», которая 26 сентября с.г. впервые встретилась в Нью-Йорке полным составом, включающим США, Великобританию, Пакистан, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовскую Аравию, Германию, Италию, Францию, Японию, Турцию, Китай, Австралию, ЕС и ООН.

Однако чтобы осуществить хозяйственные преобразования в Пакистане, необходимо обеспечить надежность границ с Афганистаном. Район афгано-пакистанской границы стал территорией, на которой активно действуют террористы. Важность ее охраны была подчеркнута на первой же конференции по Афганистану (Бонн, 2001) в числе главных целей по стабилизации положения в обеих странах. В этом регионе и в целом по стране ФРГ обеспечит военное присутствие, «пока афганцы снова будут в состоянии принять полную ответственность за свою безопасность», указал федеральный министр. Он интересовался работой группы депутатов бундестага, которые заняты подготовкой документов с целью обоснования субсидирования из федерального бюджета. Речь идет о сумме в 30 млн евро, которые следовало бы направить на стабилизацию положения в приграничных областях с Афганистаном.

Германия уже предпринимала попытки по содействию стабилизации в Пакистане на европейском (в рамках ЕС) и всемирном (в период президентства G8 в прошлом году) политическом поле, а также в ходе двухстороннего сотрудничества, которое длится с 50-х годов. В рамках пакета проектов, касающихся непосредственного развития германо-пакистанских культурных связей, предусмотрено учреждение в Пакистане сети школ, где немецкий язык изучается как иностранный, продолжение действия программы по получению высшего образования молодыми пакистанцами в вузах ФРГ (ежегодный контингент приезжающих в Германию из Пакистана превышает 100 человек). Немецкое культурное присутствие недавно усилилось: были открыты Институты Гете (мировая сеть просветительских учреждений по изучению немецкого языка и культуры Германии) в Карачи и Annemarie Schimmel House (культурный центр, названный по имени всемирно известного немецкого религиеведа, арабиста и ираниста) в Лахоре. Перспективные планы предусматривают открытие немецко-пакистанского Технического университета в Лахоре.

Встречи Штайнмайера с президентом Зардари и министром иностранных дел Куреши 27 октября в Карачи обозначили главные направления, по которым будут развиваться германо-пакистанские связи.

Первое — содействие ФРГ в решении неотложных экономических и финансовых проблем, о котором уже упоминалось. «Кредит Международного валютного фонда нужен незамедлительно, не через шесть месяцев или шесть недель, а через шесть дней», — подчеркнул Штайнмайер.

Второе направление — участие ФРГ в программе «Друзей Пакистана», которая будет детально рассмотрена в ходе следующей встречи международной группы в середине ноября в Абу-Даби. Но «группа «Друзей» не будет универсальным инструментом», подчеркнул в Карачи федеральный министр, поскольку решающая роль принадлежит другим финансовым источникам.

Третье направление — конкретное содействие в продвижении пакистанской продукции, прежде всего товаров текстильной промышленности, на европейский рынок. Однако, подчеркивают немецкие эксперты, при этом важна идентификация проектов, что обеспечит целевое использование выделяемых средств (44 млн евро в течение двух последних лет) и станет главным заданием пакистанскому правительству. Консультации, касающиеся развития сотрудничества между Германией и Пакистаном, планируются на ноябрь в Берлине. Об этом Штайнмайер рассказал в интервью пакистанской газете «The News» (28.10.2008). В частности, он указал на два вида поддержки со стороны ФРГ: помощь в краткосрочном плане (решение проблем угрозы безопасности из-за терроризма и насилия, экономический и финансовый кризис) и в долгосрочном — содействие «в укреплении верховенства закона, прав человека и гражданского общества в целом». В то же время федеральный министр дал понять, что пакистанцам уместно и самим прилагать какие-то усилия в решении афгано-пакистанского конфликта или, по крайней мере, проявлять взаимную готовность к пониманию ситуации. В этой связи характерна сама постановка вопроса газетой «The News»: «Во время президентства G8 в прошлом году вы проявили инициативу, чтобы продвинуть сотрудничество между Афганистаном и Пакистаном. Как обстоят дела в этом вопросе?» На что Штайнмайер дал довольно резкий ответ: «Это — то, о чем я спрашиваю Пакистан и афганских друзей! Афганско-пакистанское сотрудничество не может быть спроектировано снаружи… Это зависит от готовности пакистанцев и афганцев трудиться для общего будущего». «Мы, — продолжал министр, — можем только обеспечить помощь, начиная со встречи G8 (Потсдам, 2007), когда было предложено более 150 проектов — от студенческих обменов до усиления пограничного контроля. Однако, судя по всему, федеральный министр так и не получил после встреч в Исламабаде ясного ответа, продвинулся ли вопрос о сотрудничестве двух стран или здесь по-прежнему ждут подталкивания навстречу друг другу со стороны. При этом позитивным фактом можно считать то, что, как сказал Штайнмайер, «президент Карзай и президент Зардари недавно прояснили, что усиление двустороннего сотрудничества не только желательно, но и крайне важно».

Неожиданным послесловием к визиту Штайнмайера в Пакистан стало землетрясение в провинции Белуджистан. В послании, адресованном пакистанскому коллеге по внешнеполитическому ведомству, федеральный министр выразил «глубоко прочувствованное соучастие» в связи с многочисленными человеческими жертвами и разрушением сотен домов. Он сообщил также о срочной помощи правительства ФРГ в размере 250 тыс. евро. Напомним, что это уже не первый жест благотворительности со стороны Германии. Так, в октябре 2005 г., когда землетрясение обрушилось на Кашмир и северные регионы Пакистана, пострадавшим было направлено по линии Красного Креста и Красного Полумесяца 6,9 млн евро немецкой помощи. * * *

Программой визита в Саудовскую Аравию (28-29.10.2008) были предусмотрены как политические беседы с королем Абдаллой и министром иностранных дел принцем Саудом аль-Фейсалом, так и совещания с участием министра финансов, президента саудовского Центрального банка и губернатора столицы государства Эр-Рияда.

Учитывая тот факт, что Саудовская Аравия составляет 70% экономической мощи стран, входящих в ССАГЗ, на первом плане стоял вопрос о кризисе, разразившемся на мировых финансовых рынках. Эта тема была тем более актуальна, что буквально за несколько дней до прибытия шефа внешнеполитического ведомства ФРГ там же, в Эр-Рияде, состоялось чрезвычайное совещание «ответственных за сферу финансов стран Залива», в котором приняли участие практически те же политики, с которыми впоследствии встречался Штайнмайер. Его познакомили с итоговым документом совещания — заявлением, в котором подчеркивалось, что власти этих стран «усилят контроль над банковской сферой с тем, чтобы оградить банковскую систему стран — членов Совета сотрудничества от возможных последствий развивающегося мирового кризиса». Залогом преодоления последствий финансовых кризисов, подобно нынешнему, страны — участницы ССАГЗ назвали, в числе прочих мер, создание Объединенного центрального банка и введение единой валюты Совета сотрудничества.

Штайнмайер, с пониманием относящийся к подобным защитным мерам, в то же время видит решение проблемы, с одной стороны, в большей кооперации развитых и развивающихся стран, а с другой стороны, в создании единых условий для обеспечения стабильности и прозрачности финансовых рынков. Для этого необходимо, по его мнению, более активное влияние «мощного финансового мира государств Персидского залива» в деле выработки подобных условий, с тем чтобы определить «правила движения» финансовых потоков. Данное требование продиктовано предстоящей встречей «Группы 20», являющейся, по существу, саммитом деловых людей планеты (Вашингтон, 14-15.11.2008). «Мы нуждаемся в финансовом надзоре за рынком, который уместнее всего учредить при Международном валютном фонде», указал Штайнмайер.

На пресс-конференции в Эр-Рияде (29.10.2008) министр иностранных дел Саудовской Аравии отметил, что в ходе встреч с высоким немецким гостем король выразил уверенность в силе как саудовской экономики, так и государств — членов ССАГЗ, «в устойчивой банковской системе, позволяющей справиться с возможными эффектами глобального финансового кризиса».

Экономические темы играли в программе визита ключевую роль, что было подтверждено наличием в составе делегации представителей деловых кругов ФРГ. Саудовская Аравия реализует масштабные проекты, такие как железнодорожное сообщение между Красным морем и Персидским заливом. Понятно, что руководители крупнейших немецких фирм увидели перспективу своего участия в подобных проектах и имели возможность оценить реальность подобных возможностей в ходе встреч с саудовскими коллегами. Штайнмайер положительно оценил эти усилия и в ряде бесед отметил, что Германия имеет шанс на продвижение своих технологий в динамично развивающейся стране.

Саудовская Аравия воспринимается Германией как лидер региона благодаря двум факторам: росту благосостояния и активно развивающейся внешнеполитической деятельности. Это объясняется мощным рывком в хозяйственном развитии в последние годы и растущим авторитетом на мировой арене. Последнее, в частности, подтверждается саудовской мирной инициативой по Ближнему Востоку (2002), посреднической миссией в ходе внутриполитического диалога в Пакистане, участием в проведении встречи-диалога представителей различных религиозных конфессий (Мадрид, 2007).

Накопленный опыт неоценим и, по мнению Штайнмайера, может быть использован в развитии политического диалога между Афганистаном и Пакистаном, на что принц Сауд аль-Фейсал сообщил: первый круг бесед в Мекке всех заинтересованных сторон на афгано-пакистанскую тему завершен и есть надежда на дальнейшее продвижение. Сложно сказать, о каком прогрессе идет речь, поскольку известно, что руководители исламистов в Мекке подтвердили намерение продолжать вооруженную борьбу до полного ухода из страны иностранных войск, в том числе и бундесвера.

По заявлению Штайнмайера, он получил от своего саудовского коллеги весьма ценные комментарии по поводу встречи в Мекке, которые помогают лучше представить позиции афганских лидеров — как руководства страны, так и афганской оппозиции в лице исламистского движения «Талибан». Встреча была организована по просьбе кабульских властей, хотя в последние недели они неоднократно опровергали подобные сообщения. На встрече с высоким официальным лицом Германии саудовский министр иностранных дел еще раз подтвердил, что его страна и впредь будет способствовать достижению мира и безопасности в Афганистане, «но все будет зависеть от воли самого афганского народа».

При этом фундаментальным остается предварительное условие, выдвинутое сторонам Саудовской Аравией, — резкое осуждение терроризма и насилия как такового. Условие, по свидетельству аль-Фейсала, не выполнено. Афганистан стал, по его словам, «средой обитания и приютом для террористов». Чтобы изменить положение, необходимо не только расширение здесь масштабов хозяйственного и гражданского строительства, но и обеспечение «национального единства всех афганских этнических сегментов».

Важной частью визита в Саудовскую Аравию было обсуждение пакистанского кризиса. Средства МВФ, о предоставлении которых Исламабад ведет переговоры долгое время, не считаются оптимальным решением. Причина этого — жесткие условия кредитования, которые способны спровоцировать дальнейшую дестабилизацию страны. Поэтому предпочтительным вариантом считаются финансовые потоки от богатых соседей — нефтедобывающих государств Залива. В качестве вероятных кредиторов Берлин видит прежде всего Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Произошел обмен мнениями относительно иранской атомной программы. Комментируя положение в этой сфере, глава внешнеполитического ведомства ФРГ указал на то, что момент прямых договоренностей так и не наступил, хотя еще несколько месяцев назад сигналы из Тегерана, казалось, свидетельствовали, что время конструктивных бесед пришло. Однако, заметил Штайнмайер, хотя последние недели обозначили регресс в этой теме, шанс для успеха имеется.

Принц С. аль-Фейсал дал положительную оценку роли и усилиям Германии в рамках группы «Пять плюс один», которая стремится мирно решать проблемы, связанные с кризисом, и обеспечить свободу региона Персидского залива от оружия массового поражения, гарантируя право стран использовать в мирных целях ядерную энергию в соответствии со стандартами и процедурами МАГАТЭ. Он заявил, что, «ценя эти усилия, королевство возобновляет свой призыв расширять инициативы по мирному процессу ко всем странам Ближнего Востока, включая Израиль». Принц С. аль-Фейсал указал, что при обсуждении всех тем, будь это международный финансовый кризис или международные и региональные политические проблемы, точки зрения саудовской и немецкой сторон «были идентичны».

* * *

Объединенные Арабские Эмираты можно без преувеличения назвать одним из важнейших экономических партнеров ФРГ: здесь работает около 700 немецких фирм. Германию привлекает ряд факторов. Прежде всего, процесс развития. В настоящее время ОАЭ — самый динамично развивающийся центр мира с доходом в расчете на душу населения почти 38 тыс. долларов (2007). Кроме того, при сохранении традиционных ценностей это быстро модернизирующееся общество.

В программе визита Штайнмайера (29-30.10.2008) значилась встреча с правлением инвестиционной компании Abu Dhabi Investment Authority (ADIA), которая управляет средствами в размере более чем 875 млрд долларов. Касаясь темы движения мировых денежных потоков, немецкий министр отметил, что всемирное финансовое хозяйство нуждается в новых правилах: «Мы больше не справляемся с ним, находясь в старых форматах».

Немецкие деловые круги предложили ОАЭ взаимовыгодные перспективные идеи. Есть идея создания так называемого Null-Emissions-Haus — своеобразного Немецкого дома в Абу-Даби, где размещались бы посольство ФРГ и другие учреждения Германии. Причем, благодаря внедрению новейших технологий, потребность данного дома в энергии могла бы составить лишь 10% обычно требуемого количества при тех же параметрах строения. Учитывая интерес специалистов ОАЭ к немецким ноу-хау в области возобновляемой энергии, на ноябрь текущего года запланирован так называемый общий энергетический мастер-класс в Германии. Эти и другие идеи были всесторонне обсуждены в Абу-Даби и получили развитие.

Становится более интенсивным внешнеполитическое влияние ОАЭ, в том числе осуществляемое в сотрудничестве с ФРГ. К примеру, страна активно участвует в различных программах по хозяйственному реформированию Афганистана, помогает в кооперации с ФРГ строить штаб-квартиру Кабульского оперативного отряда, наряду с Германией поддерживает деятельность иракских органов безопасности. ОАЭ включены в работу группы «Друзей Пакистана», являясь, наряду с США, Великобританией и Пакистаном, одним из четырех сопредседателей организации.

«ФРГ и ОАЭ имеют немало общих точек зрения на международные и локальные проблемы, — подчеркнул министр иностранных дел ОАЭ шейх Абдулла, — в частности, на ситуацию в Афганистане и Пакистане. «Мы хотим предотвратить дальнейшую дестабилизацию» — эту политическую формулу главы внешнеполитического ведомства ФРГ полностью разделяют официальные лица ОАЭ, также способствующие мобилизации крупной международной помощи Пакистану в тяжелый для него политический период, осложненный мировым финансовым кризисом. Для ОАЭ и ФРГ данная встреча — серьезный повод для того, чтобы скорректировать позиции накануне встречи «Друзей Пакистана» в Абу-Даби (17.11.2008).

Были обсуждены дальнейшие культурные контакты, например, проекты в области образования. Один из проектов получил реальное воплощение: глава внешнеполитического ведомства в ходе визита открыл в Абу-Даби школу, строительство которой обошлось в 20 млн долларов. «Учебное заведение в столице ОАЭ, которое носит название Немецкая международная школа, — тот образец просветительских учреждений, сеть которых мы хотели развернуть как на Ближнем Востоке, так и в мире», — отметил на церемонии открытия немецкий гость. Она рассчитана на 12-летнее обучение по международным методикам; поэтому выпускникам будет выдаваться аттестат зрелости, соответствующий современным мировым стандартам. Учебу в НМШ, как следует из пресс-релиза посольства ФРГ в Абу-Даби, начали 254 ученика; школа рассчитана на 600 человек.

* * *

Оценивая в целом результаты встреч министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмаейра с лидерами и деловой элитой Пакистана и стран Ближнего Востока, можно отметить следующее. Поездка федерального министра обозначила, с одной стороны, возрастающую степень немецкого участия в решении неотложных политических и хозяйственных проблем, а с другой стороны — важность усиления кооперации с названными странами в регионе, где не прекращается формирование очагов напряженности и военных конфликтов.

Международные обозреватели ФРГ отметили сходство маршрутов Ф.-В. Штайнмайера и А. Меркель. Напомним, что глава кабинета министров 3-6.02.2007 нанесла аналогичные визиты высоким официальным лицам Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта. В поездке по Ближнему Востоку канцлера сопровождал министр экономики Михаэль Глос. Штайнмайер, как уже отмечалось, также находился в окружении экономических экспертов и представителей делового мира ФРГ. Отмечая сходство двух визитов, эксперты в то же время подчеркивают пункты, которые отличают ближневосточную поездку Штайнмайера.. Это прежде всего общемировые и локальные сложности в финансовой, экономической и политической сферах, усиление кризисной ситуации в Афганистане и Пакистане, ядерные притязания Ирана.

Примечательно, что следом за главой внешнеполитического ведомства ФРГ на Ближний Восток отправился британский премьер-министр Гордон Браун. Маршрут его был примерно тот же (Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар). Главной темой его встреч с руководством ближневосточных стран стали меры по преодолению мирового финансового кризиса.

Совершенно очевидно, что ведущие страны Старого Света определяют ближневосточный политический вектор во внешней политике как важный со стратегической точки зрения.

42.25MB | MySQL:92 | 0,970sec