Мировой финансово-экономический кризис и Иран

Финансовый кризис, начавшийся в США, уже успел перерасти в мировой финансово-экономический кризис. При этом он настолько глобален, что ни одна страна, даже блок самых развитых стран, не в состоянии в одиночку справиться с ним. Поэтому ведущие мировые державы сообща должны искать выход из создавшегося положения. Предстоящий 15 ноября нынешнего года антикризисный саммит лидеров государств «группы 20» призван выработать меры по преодолению кризиса. Участники саммита намерены сделать все возможное, чтобы не допустить повторения глобальных финансовых потрясений в будущем.

По данным Международной организации труда, из-за мирового финансового кризиса число безработных в мире увеличится на 20 млн человек и, таким образом, к 2009 г. общее число безработных достигнет 210 млн. Утверждают, что финансовый кризис нанесет ощутимый удар прежде всего по автомобилестроению и строительству, финансовым учреждениям, туризму и недвижимости.

Как видно уже теперь, мировой финансово-экономический кризис не обойдет стороной и нефтедобывающую отрасль. Уже сейчас констатируется, что спрос на нефть в мире сократился на 8-10%. Резонно полагать, что резкое, более чем двукратное уменьшение цен на нефть может сильно подорвать социально-экономические программы нефтедобывающих стран. Как выясняется, недавнее решение ОПЕК по сокращению добычи нефти на 1,5 млн баррелей в день, принятое на внеочередном заседании этой организации 24 октября в Вене, не в состоянии кардинально изменить ситуацию. Поэтому уже в декабре ожидается последующее сокращение добычи нефти со стороны членов ОПЕК. В этой организации утверждают, что в результате обвала цен на нефть в наиболее тяжелом положении могут оказаться те страны, экономическое развитие которых в большой степени зависит от нефтяных поступлений. С этой точки зрения, в чрезвычайно невыгодном положении окажутся страны Персидского залива, включая Исламскую республику Иран.

Как известно, по объему добычи нефти Иран занимает второе место среди нефтедобывающих стран Персидского залива после Саудовской Аравии. Нефтяная промышленность является ведущей отраслью иранской экономики. Следовательно, от ее состояния во многом зависит выполнение пятилетних планов экономического развития страны, а также многих социальных программ. При этом не следует забывать, что однобокое, преимущественное развитие нефтяной промышленности в Иране, за что в свое время противники шахского режима неустанно критиковали его, продолжает оставаться головной болью и для нынешних иранских властей. Более того, вопреки ожиданиям в последнее время ее доля в экономике Ирана продолжает постоянно расти. Конечно, во время бурного роста цен на нефть Иран стал получать баснословную прибыль. За счет этого стремительно пополнялся валютный запас страны. Однако ситуация кардинально изменилась после начала финансового кризиса. Резкое падение цен на нефть (до отметки 60 амер. долл. за баррель) поставило под сомнение осуществление многих экономических и социальных программ. Тем более что, как оказалось, правительство М. Ахмадинежада без всякого контроля, в том числе и со стороны иранского парламента, по своему усмотрению пользовалось валютным запасом государства. В настоящее время в Иране делаются различные неутешительные прогнозы о возможных губительных последствиях финансового кризиса для иранской экономики. В результате государственный бюджет из профицитного легко может превратиться в дефицитный. Согласно МВФ, для сбалансирования своего бюджета Иран нуждается в высоких ценах на нефть — примерно 90 амер. долл. за баррель.

В ситуации, когда страна стоит перед множеством социально-экономических проблем, в Иране делают вид, что ничего особенного не происходит. По заявлению бывшего президента Ирана Мохаммада Хатами, «сегодня, согласно средствам массовой информации и заявлениям с высокой трибуны, государство представляет собой идиллию (он сравнил это с известной персидской притчей о любви соловья и розы). Ни слова о дороговизне, о проблемах, о безработице, о бедности, о растлении и проституции!» Конечно, все эти проблемы на фоне усиливающегося мирового кризиса могут еще более обостриться.

Можно было предположить, что из-за отсутствия прямой связи между банковской системой Ирана и мировой банковской системой финансовый кризис обойдет стороной эту страну. Однако, как пояснил ушедший в отставку бывший генеральный директор Центрального банка Ирана Тахмасб Мазахери, принявший участие в недавних совместных заседаниях Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне, «падение цен на нефть является весьма чувствительным для Ирана, что в будущем сделает страну более уязвимой». Падение цен на нефть может иметь два негативных последствия: с одной стороны, уменьшение спроса на нефть приведет к сокращению нефтяного экспорта, с другой стороны, уже вложенные многомиллиардные национальные инвестиции в иранскую нефтяную промышленность в ближайшее время приведут к дальнейшему росту добычи нефти. Это обстоятельство в свою очередь отразится на увеличении предложений, что вызовет последующее падение цен на сырую нефть Ирана.

В связи с резким падением цен на нефть в Иране все чаще раздаются голоса, открыто критикующие экономическую политику девятого правительства М. Ахмадинежада, тесно связанную с экспортом сырой нефти. Однако сам президент настроен оптимистично. На встрече с большой группой отечественных экспортеров М. Ахмадинежад привел много статистических данных, якобы свидетельствующих об экономических достижениях его правительства в неуглеводородном экспорте. Согласно его заявлению, общий объем экспорта, за исключением нефти, составил 21 млрд амер. долл. При этом он выразил надежду, что в ближайшие годы он может достичь 50 млрд амер. долл.

При этом иранские экономисты выражают сомнение относительно как указанного объема экспорта, так и его состава. Дело в том, что такой объем экспорта правительство получило благодаря включению в него нефтепродуктов. По заявлению председателя экономической комиссии иранского парламента Мисбахи Мокаддама, «если мы уберем экспорт нефтепродуктов из общего объема неуглеводородного экспорта, то доля последнего окажется незначительной». Следовательно, если ситуация не изменится, падение цен на нефть может пагубно сказаться на экономическом положении страны.

В связи с возможными последствиями мирового кризиса для Ирана представитель духовного лидера в Высшем совете национальной безопасности и председатель Центра стратегических исследований в Совете по целесообразности принимаемых решений Хасан Рухани подверг критике разбазаривание валютных запасов страны со стороны нынешнего правительства. На специальном заседании Центра стратегических исследований, посвященном вопросу о мировом экономическом кризисе и его влиянии на Иран, Хасан Рухани завил, что «только воздержание от траты средств, оставшихся от валютного резерва, отказ от повторения ошибочной, научно необоснованной политики, а также от упрямства и изоляции может помочь спасти экономику Ирана». Признав, что сокращение нефтяных поступлений окажет негативное влияние на государственный бюджет, он тем не менее указал на тот факт, что подобное падение цен на нефть неоднократно имело место и в прошлом. По этой причине в статье 60 Закона о третьей программе экономического развития уже был предусмотрен отказ от чрезмерного использования доходов от реализации сырой нефти. По утверждению Хасана Рухани, если бы правительство придерживалось этой политики, то на валютном счету государства в настоящее время находилась бы солидная сумма в размере 150 млрд амер. долл. Если прежде в вопросе об использовании валютных средств парламент был принципиален, да и тогдашнее правительство проявляло некоторую осторожность, то в течение последних лет, несмотря на взлеты и падения цен на нефть, был сделан неправильный анализ ситуации на нефтяном рынке, согласно которому в ближайшие годы следовало бы ожидать повышения цен на нефть. Нашлись и такие, кто стал утверждать, что в ближайшем будущем цена на нефть не опустится ниже 100 амер. долл. Руководствуясь данными «прогнозами», правительство М. Ахмадинежада начало активно расходовать валютные запасы страны. В результате в течение трех последних лет, т.е. в период нахождения у власти правительства М. Ахмадинежада (2005-2008), из валютного запасника было израсходовано 46,6 млрд амер. долл. Такое расточительство привело не только к опустошению валютных резервов, но и к увеличению массы наличных денег в стране и, как следствие, к росту инфляции.

43.87MB | MySQL:87 | 0,846sec