Бизнес-ландшафт современной Сирии

По мере того как сирийский конфликт вступает в завершающую стадию, Дамаск готовит крупные контракты, столь желанные его донорами, для восстановления страны. Бизнес-ландшафт современной Сирии претерпевает большие изменения, поскольку бизнесмены, разбогатевшие во время войны, оказываются втянутыми в политическую борьбу за власть. Асма Асад, супруга сирийского президента Башара Асада, продвигает интересы нового могущественного клана, что означает уход в тень целой плеяды старых олигархов. В этой связи есть смысл посмотреть внимательнее на тех, кто, скорее всего, будет занимать ведущие экономические позиции в завтрашней Сирии. Старое поколение сирийских олигархов, воплощенное Рами Махлюфом и Фаресом аль-Шихаби, постепенно теряет контроль над сирийским бизнесом, поскольку новички, такие как С.ФошНадер Калай (умер 2 февраля от коронавируса; на его место встал еще один крупный бизнесмен Халед аз-Зубейди), Назир Джамаль Эддин и Хусам Катерджи, становятся все более заметными. Близкая к Асме Асад группа бизнесменов также борется за место в сирийской экономике Ее возглавляют Тариф Ахрас и Мухаммед аль-Даббаг, которые, в свою очередь, выступают против Мухаммеда ХамшоГассана Али Билала и других фигур, близких к младшему брату президента  Башара Асада Махеру.

Крупные бизнесмены в сфере недвижимости занимают почетное место в формирующейся модели реконструкции, которую некоторые сравнивают с системой «Солидер» Бейрута 1990-х годов. Администрация президента стремится доверить эти проекты лояльным бизнесменам. Наиболее ярким примером является проект Марота-Сити, который недавно был подвергнут американским санкциям в соответствии с недавним «Законом Цезаря». Этот масштабный проект будет включать в себя строительство десятков домов, магазинов и роскошных отелей на юго-западе Дамаска под бдительным контролем губернатора Дамаска Аделя Анвара аль-Обади., который близок к президенту. Некоторые из ведущих бизнесменов Дамаска собрались вместе, чтобы создать компанию, которая будет курировать этот проект, Damascus Cham Holding, которая была основана губернатором Дамаска.
Внутренняя борьба в значительной степени сводится к растущему влиянию группы бизнесменов, близких к Асме Асад, своего рода клана, который сирийский президент пока не собирается обуздывать. Военачальники, верные Махеру Асаду и алавитской «старой гвардии», изо всех сил стараются сохранить свое место в тесном семейном кругу.
Завтрашние олигархи надеются завоевать расположение президентской четы, не затмевая их и оставаясь в стороне от ирано-российских битв за влияние, которые переплетаются с внутренней борьбой за власть в Сирии. Им придется умело маневрировать между благотворительным сектором, который является незаменимым инструментом для будущих олигархов, и тщательно продуманной политической карьерой. Ведущее положение в региональной торговой палате также является основным активом тех новых бизнесменов, которые будут использовать такой канал для распространения своего влияния. После девяти лет вооруженного конфликта Башар Асад сейчас готовится к выборам и новой Сирии, где военная победа должна быть преобразована в прочную политическую стабильность. Тяжелая экономическая ситуация, ущерб от западных санкций — включая недавний «Закон Цезаря», принятый в США — и растущая зависимость страны от России и Ирана — вот те многочисленные препятствия, которые режиму Дамаска еще предстоит преодолеть. Сирийский президент рассчитывает, что могущественный бизнес-класс страны, обогащенный военной экономикой, поможет ему достичь своих целей.

 

Асма Асад (урожденная аль-Ахрас) и ее клан

Родилась в Лондоне в 1975 году.  Первая леди Сирии Асма Асад продолжает расширять свое влияние, как показали недавние потрясения в первом круге власти Дамаска. Брак президента Башара Асада с представителем суннитской буржуазии Хомса в 2000 году был призван продемонстрировать открытость алавитской общины сирийскому населению. Семья аль-Ахрас всегда работала на режим Асада — отец Асмы, Фаваз аль- Ахрас, работал врачом-кардиологом в Великобритании и возглавлял Британский сирийский  совет. Долгое время Асма находилась в тени Аниссы Махлюф, матери Башара Асада и бабушки Рами Махлюфа, которая железной рукой держала бразды правления своим кланом, защищая интересы алавитской «старой гвардии». Когда она скончалась в 2016 году, это открыло брешь, в которую Асма очень быстро вошла. С тех пор Она создала свою деловую сеть через мощный Сирийский фонд развития — благотворительный фонд, занимающий центральное место на сложной шахматной бизнес-доске Дамаска. Внутри страны организация, пользующаяся благосклонностью режима, привлекла некоторых ключевых бизнес-лидеров. Уроженец Хомса Бади аль-Дуруби, который раньше был близок к Рами Махлюфу и его брату Ихабу Махлюфу, теперь работает с  Асмой Асад через свою строительную компанию Al Douroubi. Сумев по существу монополизировать благотворительный сектор, Асма с 2014 года организовала маргинализацию собственной благотворительной организации Рами Махлюфа «Аль-Бустан». Фонд Асмы также централизует запросы на доступ в Сирию от иностранных НПО, тем самым давая ей влияние на каждую гуманитарную организацию, которая желает войти в районы страны, контролируемые сирийским режимом. Последний по времени раунд санкций Казначейства США в соответствии с «Законом Цезаря» от 22 декабря прошлого года нанес удар по людям Асмы  в Лондоне, которые теперь оказались под пристальным вниманием Вашингтона. Хотя санкции напрямую затрагивают членов семьи Асмы Асад, они также затрагивают ее доверенных лиц.   Братья первой леди Двом аль-Ахрас и Фирас аль-Ахрас  и ее мать Сахар аль-Ахрас попали под новые санкции, хотя основные активы Асмы уже были заморожены правительством Великобритании еще в 2012 году. При этом ее отец  Фаваз аль-Ахрас без больших проблем  продолжает управлять  Британским сирийским обществом (BSS), которое он основал в 2002 году. BSS, которое изначально было создано для укрепления сотрудничества между Великобританией и Сирией, в 2011 году превратилась в организацию, продвигающую интересы сирийского режима, посредством таких мероприятий, как Конференция в Дамаске, последняя по времени из которых состоялась в 2019 году. Фаваз аль-Ахрас получает помощь в продвижении режима от видных членов британского истеблишмента, таких как  Рэймонд Асквит (лорд Оксфорд), пожизненный пэр, вступивший в BSS в декабре 2019 года. Асквит, бывший глава отделения Секретной разведывательной службы (СИС), или МИ-6  в Москве и Киеве в 1980-х и 1990-х годах, является директором ряда  компаний, включая Advanced Sustainable DevelopmentDessna CompanyZander Group и Intec International, а также страховую компанию Ferravale. В январе 2018 года Эндрю Грин (лорд Грин) из Деддингтона, присоединился к BSS в качестве директора. Грин, основавший в 2000 году группу давления MigrationWatch UK, был послом Великобритании в Сирии с 1991 по 1994 год. Еще ближе к Ф.аль-Ахрасу находится Питер Форд, британский посол в Дамаске с 2003 по 2006 год, который был назначен сопредседателем BSS в 2017 году и с тех пор был откровенным критиком позиции британского правительства по сирийскому конфликту. Бывший командир SAS Джон Холмс, глава корпоративной разведывательной фирмы Quintel Intelligence, также оказывал  поддержку Дамаску, особенно в вопросе отрицания фактов использования режимом  химического оружия. В этой связи отметим, что сейчас ситуация для клана Асмы Асад в связи с «Законом Цезаря» несколько трансформировалась. Внеся недавно поправки в сирийское санкционное законодательство, содержащееся в «Законе Цезаря», Вашингтон автоматически помогает благотворительным организациям под патронажем Асмы продолжать свою деятельность под предлогом того, что они носят гуманитарный характер. Делая эти уступки, и в то же время пытаясь сохранить давление на режим, администрация Джо Байдена показала, что она все еще не определилась со своей сирийской политикой. Предлагая две поправки к «Закону Цезаря»,  вступившему в силу в июне 2020 года,  Казначейство США уступило критикам, обвинившим его в обострении и без того тяжелой гуманитарной ситуации в Сирии. Два новых ответа на часто задаваемые вопросы (884 и 885), опубликованных 5 апреля, уменьшают подверженность так называемым «вторичным» санкциям, то есть чисто экстерриториальным, затрагивающим отдельных лиц, НПО и неамериканские финансовые учреждения, в то же время позволяя им продолжать свою гуманитарную деятельность в Сирии. Поправки, внесенные Управлением по контролю за иностранными активами (ОФАК) не влияют на угрозы санкций против частных лиц или неправительственных американских организаций, работающих с лицами, которые сами являются уголовно наказуемыми  по «Закону Цезаря «(прежде всего это  Фаваз аль-Ахрас и его круг в Лондоне), но позволит некоторым операторам под предлогом гуманитарного характера их деятельности избежать санкций в соответствии с изменениями законодательства. Например, французская проасадовская неправительственная организация SOS Chrétiens d’Orient , которая осуществляет свою деятельность в районах, контролируемых сирийским правительством, будет теперь иметь больше возможностей для маневра, несмотря на ее предполагаемые связи с Ассоциацией сирийского доверия, возглавляемой первой леди Сирии Асмой Асад. То же самое касается всех международных гуманитарных организаций в Сирии, которые обязаны проходить через ее ассоциацию, которая, в свою очередь, контролирует все НПО, действующие в районе, находящемся под контролем правительства. Эти уступки, как полагают эксперты, были введены в связи с тем, что новая американская администрация все еще пытается найти свой путь в сирийском вопросе.   Ежегодная Оценка угрозы, опубликованная Управлением директора национальной разведки (ODNI) 9 апреля, посвящает Сирии всего несколько строк, отчасти для того, чтобы рассказать о гуманитарной ситуации там. Опрос членов подкомитета Палаты представителей по Ближнему Востоку и Северной Африке по поводу Сирии 15 апреля, показал, что они разрываются между желанием сохранить давление на режим и улучшить гуманитарный доступ в страну. Тем не менее,  они продемонстрировали, что хотели бы сыграть еще не до конца определенную роль в урегулировании кризиса.

Первая леди также имеет все большее влияние на политические перестановки, о чем свидетельствует майское назначение Талала аль-Барази, бывшего губернатора Хомса и друга семьи аль-Ахрас, министром внутренней торговли. С тех пор аль-Барази инициировал несколько конфискационных мер против интересов Рами Махлю Асада фа. Как известно, Асма и двоюродный брат Башара Камаль Асад, глава Торгово-промышленной палаты Латакии, также консультировались с кандидатами на парламентских выборах 19 июля прошлого года, в результате чего Фарес аль-Шихаби был отстранен от власти в Алеппо.

Тариф аль-Ахрас

Родился в Хомсе в 1949 году. Генеральный директор Tarif Akhras Group Тариф аль-Ахрас, двоюродный брат отца Асмы Фаваза аль-Ахраса, сколотил состояние на импорте сахара, пшеницы и других товаров через Tarif Akhras Group, базирующуюся в фамильном его поместье  в Хомсе. Он построил Ближневосточный сахарный завод и Ближневосточный комбикормовый завод, оба из которых входят в группу Tarif Akhras Group, в промышленном городе Хассия, в 40 км к югу от Хомса на стратегической трассе М5. Май Кусайби и брат Т.аль-Ахраса Мухаммед Мурфа аль-Ахрас, владелец производителя оливкового масла Mohammed Murfah Al Akhras & Co, являются его партнерами в Tarif Akhras Group. Тариф аль-Ахрас имеет большое влияние на бизнес-сообщество региона в качестве председателя Торгово-промышленной палаты Хомса. Он был санкционирован Европейским союзом (ЕС) и Соединенными Штатами вскоре после начала сирийского конфликта в 2011 году. Он проиграл апелляцию против санкций в Европейском трибунале в июле 2012 года. Хотя слухи о том, что часть активов Рами Махлюфа была передана Тарифу аль-Ахрасу под покровительством первой леди, позднее не подтвердились, однако ожидается, что он  со временем займет место Рами Махлюфа в экономике новой Сирии.

 

Мухаммед аль-Даббаг

Двоюродный брат Асмы Асад по материнской линии, является сыном генерала Аднана аль-Даббага, министра внутренних дел Сирии при Хафезе Асаде. Будучи членом ближайшего окружения сирийского президента, он с начала 2000-х годов возглавлял несколько зарегистрированных в Ливане компаний. Вслед за ростом влияния Асмы он получил 30% акций Takamol, которая начала выпускать электронные продовольственные карточки в феврале этого года. Продовольственные карточки, ставшие обязательными в Сирии, переживающей тяжелый экономический кризис, широко осуждаются, в частности потому, что их трудно получить перемещенным лицам.

 

Новые олигархи 

Хусам Катерджи

Родился в Ракке в 1982 году. Курд. Генеральный директор акционерного общества Arfada Petroleum Joint Stock Co Малоизвестный до 2011 года Хусам Катерджи стал незаменимым для режима в Дамаске во многом благодаря его контактам в Восточной Сирии. Хотя он и его брат Бараа Катерджи сейчас являются авторитетными фигурами в деловых кругах Алеппо, они сыграли ключевую роль в поддержании торговли пшеницей и нефтью между подконтрольными правительству районами и теми частями страны, которые контролировались «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России)) с 2014 года и курдами из  «Сил демократической Сирии» (СДС) с 2017 года. В 2018 году Хусам Катерджи сделал свою торговую деятельность официальной, учредив Arfada Petroleum, штаб-квартира которого находится в сирийской столице. Хотя в 2018 году он был подвергнут санкциям США, а в 2019 году — ЕС за свои финансовые связи с «Исламским государством», бензовозы Катерджи стали мишенью джихадистской группировки. ИГ даже опубликовало коммюнике, в котором утверждалось, что в ноябре прошлого года были совершены нападения на интересы Катерджи в районе Ракки. Установив свое присутствие на востоке Сирии, новый олигарх теперь занят созданием себе имиджа нового «сильного человека» в Алеппо, где ему удалось не без поддержки Асмы Асад сместить Фареса аль-Шибахи с поста депутата парламента города в июле 2020 года, а также подорвать благотворительные амбиции Самера Фоша. Через его компанию Qaterji Real Estate Development сейчас он делает ставку на то, чтобы получить подряды от правительства  по реконструкции города. Предоставив ему полную свободу действий в Алеппо, клан Асада намерен продолжать извлекать выгоду из племенных отношений Катерджи в своих переговорах с СДС, которые  все еще контролируют более 20% территории Сирии.

Самер Фош

Родился в Латакии в 1973 году. Генеральный директор Aman Holding Co Представитель крупной буржуазии Латакии, Самер Фош  пережил  расцвет  Aman Holding Co, семейной компании, которую он возглавляет, во время войны. Первоначально компания занималась импортом и экспортом продуктов питания, была основанная в 1988 году братом С.Фоша Мухаммедом Фошем и частично принадлежала его младшему брату Амеру Фошу, но из-за сирийского конфликта она перешла на другие направления бизнеса. Он избегал санкций США до прошлого года. В настоящее время компания активно работает в таких ключевых областях, как транспорт, электроэнергетика и фармацевтическая промышленность. Самер Фош, имеющий также турецкое гражданство, завоевал благосклонность сирийского режима благодаря своей деятельности в сфере недвижимости, которой он занялся после того, как Башар Асад издал указ № 19 в 2015 году, разрешив частным холдинговым компаниям получать собственность, принадлежащую противникам режима. Как и многие другие бизнесмены в Дамаске, Фош также участвует в проекте реконструкции города Марота. Aman Holding стала партнером Damascus Cham Holding в 2017 году, создав совместное предприятие Aman Damascus для строительства там элитной недвижимости стоимостью около 312 млн долларов. Этот амбициозный сирийский бизнесмен также занимается благотворительностью через благотворительную организацию «Аль-Фош», которая в настоящее время ограничивается регионом Латакия после неудачных попыток расширить свое присутствие на территории Хусам Катерджи в Алеппо. Несмотря на эту благотворительную деятельность, сирийские оппозиционные группы утверждают, что братья Фош набили свои карманы от торговли пшеницей и нефтью с ИГ. Самер Фош воспринимается многими как новый Рами Махлюф, умело жонглирующий гуманитарным фасадом с обширными интересами в ключевых областях будущего восстановления Сирии. В мае ходили слухи, что Башар Асад хотел, чтобы он взял бразды правления телефонной компанией Syriatel, ранее принадлежавшей Рами Махлюфу. Хотя С.Фош опубликовал пресс-релиз, опровергающий эти утверждения, это дело показывает, насколько заметным он стал в сирийских деловых кругах. И пока история с Syriatel не закончилась,  режим Асада в марте с.г. поставил другую крупную сирийскую телекоммуникационную компанию MTN, которая ранее также принадлежала Махлюфу, под судебную опеку, тем самым еще больше ужесточив свою власть над стратегическим телекоммуникационным сектором.  После нескольких лет процветания под пристальным вниманием Запада Фош был наконец внесен в американские и европейские санкционные списки в июне 2019 года. Согласно ряду источников, за несколько месяцев до этого он находился в поле зрения французского и других западных правительств. В апреле 2018 года его квартира на авеню Фош, 30 в Париже, на одной из самых престижных улиц французской столицы, была обыскана французской таможней. Несколько недель спустя его сестра Хосн Фош была на короткий срок арестована в аэропорту Канн-Манделье по пути на Каннский кинофестиваль с чуть менее чем 100 000 евро наличными. Интересно, что персонал ООН также всегда останавливается в отеле Four Seasons в Дамаске, который принадлежит бизнесмену Самеру Фошу. Сотрудники УВКБ ООН оставались там до тех пор, пока канадская материнская компания не вышла из Сирии в 2019 году из-за растущего давления международных санкций.

Надер Калай

Родился в Дамаске в 1965 году, Умер в феврале с.г. от коронавируса. Генеральный директор Castle Investment.  Надер Калай уже был признанным членом сирийского бизнес-сообщества, когда Башар Асад пришел к власти в 2000 году. В то время он был близким партнером Рами Махлюфа. После того, как они поссорились, Калай переехал в канадскую провинцию Новая Шотландия, где основал телекоммуникационную компанию Telefocus Consultants Inc. Его жена, Мириам аль-Хадж Хусейн, является его директором и казначеем. Калай также возглавлял ливанскую дочернюю компанию Telefocus SAL Offshore . До своей кончины  преследовался канадскими властями за перевод более 140 000 канадских долларов в 2013 году санкционированной сирийской туристической компании SyriaLink. Он был помещен под санкции США в 2011 году и ЕС в 2019 году. Калай также вел бизнес в Австрии, где его холдинговая компания Castle GmbH поддерживает венскую компанию Art House GmbH, предположительно являющуюся художественной галереей. У его жены тоже есть доля, вместе с Баселем Калаем, вероятно, родственником. Вернувшись в Дамаск, он занимался недвижимостью, в частности через свою сирийско-ливанскую холдинговую компанию Castle Investment. Он также сотрудничал с олигархом Халедом аз-Зубайди, также гражданином Канады, и совладельцем  компании Zubaidi and Kalai LLC. Через эту компанию он управлял многочисленными проектами элитной недвижимости в комплексе Marota City, принадлежащем Damascus Cham Holding (DCH), включая пятизвездочный отель Ebla (гостиничный проект в партнерстве с сирийским режимом). DCH берет 20% выручки, полученной компанией Zubaidi and Kalai LLC в Мароте, в обмен на 45-летний операционный контракт. Калай — был одним из представителей нового поколения доверенных людей, на которых режим рассчитывает, чтобы возглавить постконфликтную экономику. После его смерти основным управляющим его активов стал по согласованию с его родственниками Х.аз-Зубейди, который и займет эту нишу, плотно входя  в орбиту правящего режима.

 

Назир Джамаль Эддин

Родился в Дамаске в 1962 году. Генеральный директор Al Arabia for Projects and Equipment. Назир Джамаль Эддин, родом из дамасской бизнес-династии, в конце 1990-х годов начал все более активно брать на себя  бизнес-интересы своего отца Ахмада Джамаля Эддина. С 1999 года возглавляет компанию Al Arabia for Projects and Equipment (APEX), занимающуюся импортом и экспортом строительных материалов. Эддин стал ключевым игроком в проекте города Марота после того, как привлек благосклонность  губернатора Дамаска Аделя Анвара аль-Обади. С 2018 года он создал несколько компаний для поддержки своих проектов в сфере недвижимости, все они связаны с Damascus Cham Holding. В 2018 году AРЕХ и новая компания Tamayoz LLC, принадлежащая на 10% его отцу, стали соучредителями частного акционерного общества Bunyan Damascus и Damascus Cham Holding, владеющего 60% акций. Эддин также основал Manazel Project and Equipment LLC и A’ayan Company for Project and Equipment У него есть планы построить роскошные дома на площади более 30 000 кв. м в черте города Марота, хотя до сих пор ни одно здание не было возведено. Эддин также является вице-президентом Сирийско-Оманского делового совета. Он и его оманский коллега Кайс бен Мухаммед аль-Юсеф продвигали оманский павильон на Дамасской международной ярмарке в 2019 году. Помещен под санкции США и ЕС в 2019 году.

 

Нидаль Бакур

Родился в 1965 году в Алеппо. Бакур, хорошо зарекомендовавший себя в агро-продовольственном бизнесе на северо-западе Сирии, с 2005 года возглавляет компанию Kore Food Industries Company и компанию Samilak, которая сотрудничает с Synutra France. Сирия зависела от импортных детских смесей с тех пор, как в 2013 году была взорвана производственная база Nestle под Дамаском, что побудило Бакура, бывшего вице-президента престижной Федерации палат сирийской промышленности, усилить позиции в этом ключевом секторе пищевой промышленности. Сейчас он запускает компанию по производству молочных смесей с помощью французской дочерней компании китайской Synutra. 17 ноября 2019 года  Synutra France, французская дочерняя компания китайской Synutra, подписала соглашение с ним о сотрудничестве для строительства завода по производству детских молочных смесей под Алеппо, экономической столицей Сирии до войны. Сирийский режим во главе с Башаром Асадом одобрил этот проект, производство которого планируется начать в июне 2021 года, после того как конкурирующий проект бизнесмена из  Хамы Хусама аль-Сарраджа был отклонен режимом в сентябре прошлого года.

 

Старые олигархи ушли в тень

 Рами Махлюф

Родился в Джабле в 1969 году. Двоюродный брат Башара Асада по материнской линии Рами Махлюф правил деловым миром Сирии в течение многих лет, расширяя свое влияние до тех пор, пока он не стал участником  практически во всех секторах экономики страны. Его отец Мухаммед Махлюф, (жил в изгнании в России, умер в этом году) начал строить семейную империю при Хафезе Асаде, подготовив почву для того, чтобы Рами взял бразды правления экономикой страны, когда Башар Асад пришел к власти в 2000 году. Он продолжил строить империю, которая включала в себя телефонный гигант Syriatel, холдинг Cham  в рамках программ развития и гуманитарных проектов. Однако в прошлом году обозначились резкие разногласия  между Башаром Асадом и Рами Махлюфом. Ранее в этом году активы Маклюфа были заморожены на фоне обвинений в растрате денег. Спецслужбы продолжали арестовывать десятки его сотрудников, создавая атмосферу страха, которая заставляла некогда верных союзников от него дистанцироваться. Даже его брат Ихаб Махлюф уволился из Syriatel и продолжал получать правительственные контракты, которые были отобраны у Рами. В мае, когда, по-видимому, терять было уже нечего, Рами Махлюф предпринял необычный шаг — обнародовал в социальных сетях видео с нападками на режим и кампанию сирийских спецслужб против него. Совсем недавно акционер Cham Holding Ахмед Халил Халил обвинил Рами Махлюфа в переводе 23 млн долларов из денег компании на личный банковский счет через фиктивную компанию Ornina. Рами Махлюф утверждает, что переводы были сделаны, чтобы обойти западные санкции, введенные против Cham Holding в 2011 году. Несмотря на его протесты, наступление на Рами Махлуфа и его клан, включая его сына Эхаба Махлюфа, не прекратилось. У первой леди Асмы Асад, которая хочет устранить любую конкуренцию в ближайшем окружении президента, есть свои люди, которые ждут своего часа, чтобы превратиться в основных казначеев режима вместо Рами Махлуфа. При этом его компании продолжают активно обслуживать контракты по линии ВОЗ и ООН.  Например, самолеты его авиакомпании Cham Wings в январе доставляли гуманитарные грузы ВОЗ в Бенгази. Согласно французским  источникам, ВОЗ в Ливии действительно зафрахтовала самолет этой компании через Всемирную продовольственную программу (ВПП) для доставки гуманитарной помощи в восточную столицу Ливии. Компания, принадлежащая опальному Рами Махлюфу, который лично находится под санкциями США и ЕС, была выбрана ООН якобы потому, что никакой альтернативной компании для полетов в аэропорт Бенина города Бенгази не было.
ВПП и ВОЗ, которые входят в число учреждений ООН, действующих в Дамаске, вообще держат детали своих местных контрактов в тайне по «соображениям безопасности». Общая сумма, которую эти два агентства выплатили Cham Wings и другим компаниям в Сирии с 2015 по 2019 год, так и не была обнародована. Однако другие учреждения, такие как Верховная комиссия по делам беженцев (УВКБ), ЮНИСЕФ и Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО), предоставляют информацию о своих расходах и контрактах, не ссылаясь на соображения безопасности. Телекоммуникационная компания Рами Махлюфа  Syriatel, которая была экспроприирован у него в мае прошлого года, использовалась УВКБ ООН до 2019 года. MTN, другая крупная сирийская телекоммуникационная компания, которой Рами Махлуф также владел до 2020 года, использовалась ООН в 2015 году.

 

Фарес аль-Шихаби

Родился в Алеппо в 1972 году. Президент Торгово-промышленной палаты Алеппо. Фарес аль-Шихаби, бывший патрон Алеппо, имеющий американское гражданство, больше не пользуется благосклонностью ближайшего окружения сирийского президента. На всеобщих выборах в июле прошлого года он уступил место в парламенте Алеппо, которое занимал с 2016 года, кандидату, близкому к восходящей звезде Хусаму Катерджи. Как и Рами Махлюф, с которым он входил в совете директоров Cham Holding, аль-Шихаби также выступил в социальных сетях после объявления результатов выборов 23 июля, заявив, что его вынудили снять свою кандидатуру. Такой шаг однозначно приведет его к постоянной маргинализации. Фарес аль-Шихаби, тем не менее, сохраняет позиции влияния в качестве президента как Торгово-промышленной палаты Алеппо, так и Сирийской федерации торговли и промышленности. Он также остается у руля Alpha for Pharmaceutical Manufacturing, ведущей сирийской фармацевтической компании с 1993 года, которой он руководит совместно с Айманом аль-Шихаби, который сейчас базируется в Дубае. Считается, что фарес аль-Шихаби сколотил свое состояние на продаже компанией синтетических наркотиков. Долгое время Башар Асад закрывал глаза на теневую деятельность аль-Шихаби, а также на его публичные призывы к жестоким репрессиям против гражданского населения.

 

 Клан Махера Асада

Махер Асад

Младший брат Башара Асада Махер, родившийся в Дамаске в 1967 году, поступил на военную службу в раннем возрасте. После того, как он возглавил Республиканскую гвардию, в 2018 году  он был назначен командиром  4-й бронетанковой дивизии, преторианской гвардии режима, которая была на центральных ролях во время подавления восстания «Братьев-мусульман» в Хаме в 1982 году. Известный своей жестокостью еще до восстания 2011 года, Махер является столпом аппарата безопасности режима, без которого сирийским правительственным войскам было бы трудно вернуть территории, удерживаемые оппозицией. На фоне своих военных побед Махер также сколотил состояние, заключая сделки со своими контактами в деловом мире. Он максимально использовал свой контроль над портами Тартус и Латакия  и пунктами пропуска, такими как Джабер-Насиб, с Иорданией, что создавало напряженность с российскими подразделениями в этом районе.
Его двоюродный брат Рами Маклюф, который сейчас находится в немилости, потерял контроль над приграничной торговлей, областью, которую он контролировал до 2011 года, и уступил ее  Махеру. Французские источники полагают, что Москва обеспокоена его отношениями с Ираном.  Асма Асад также видит в Махере конкурента, служащего иранским интересам в то время, когда режим пытается уменьшить влияние Ирана на свои дела. Министерство финансов США, которое санкционировало Махера несколько лет назад, пошло еще дальше в рамках «Закона Цезаря», включив в список самых близких к нему лиц, включая его жену Маналь Асад и Самера аль-Дануа, командира 41-й бронетанковой дивизии.

 

Гасан Али Билал

Родился в Дамаске в 1966 году. Давний друг брата президента Махера Асада,   служивший в армии вместе с ним в 1980-х годах, сейчас возглавляет 55-й полк 4-й бронетанковой дивизии. Помимо своих военных обязанностей, он является ключевым человеком в деловой сети Махера Асада, управляя отношениями с рядом олигархов и извлекая выгоду из хорошей общей перспективы в различных секторах экономики страны. Считается, что именно он познакомил Махера Асада с Мухаммедом Хамшо. Он также присматривал за Айманом Джабером, бизнесменом, сыгравшим ключевую роль в начале сирийского конфликта благодаря своему рейдерскому захвату порта Латакия. Джабер был арестован в 2018 году, когда он стал обременительным для режима, в частности из-за сепаратистских наклонностей его мощной ополченческой группировки Национальные силы обороны. Билал также является ключевым человеком в отношениях клана Махера с российскими  и иранскими структурами, стоя в центре разногласий между ними. Он даже был ненадолго арестован в 2019 году во время участия в российско-иранских переговорах по контролю над аэропортом Дамаска.

Мухаммед Хамшо

Родился в Дамаске в 1966 году. Мухаммед Хамшо, инженер по образованию, является старым другом Махера Асада, с которым он познакомился в 1990-е годы, когда продавал электронное оборудование сирийской армии. Близкий к сирийскому режиму Хамшо уже был в поле зрения Министерства финансов США. Несколько членов его семьи были также названы в недавнем «Законе  Цезаря», в том числе его жена Рания аль-Дабасс. Сейчас она живет в изгнании в Объединенных Арабских Эмиратах, ее обвиняют в поддержании связей с компаниями, принадлежащими ее мужу в Сирии, включая предполагаемую пиар-компанию Saif (Saifee) Durbar Al Sham. основанную компанией Hamsho, в которой у нее есть акции. Будучи опытным бизнесменом, Хамшо возглавляет дамасскую телекоммуникационную компанию Hamsho International Group и IT-компанию Tatweer. Помимо своей разнообразной коммерческой деятельности — он также стоял у руля торговли между Дамаском и повстанческими группировками Восточной Гуты до момента захвата этого района весной 2018 года — он занимает стратегическое место в сирийском бизнес-ландшафте благодаря своим позициям во главе Сирийской федерации торговых палат и Дамасской торговой палаты. Таким образом, он играет ключевую роль в возобновлении торговых отношений Сирии с ее иностранными партнерами, в частности с Китаем, а также с Ираном. В октябре 2019 года он возглавил делегацию сирийских бизнесменов на форуме, организованном Иранской торгово-промышленной палатой. Среди членов делегации  были Фахд Дарвиш, который возглавляет Инвестиционный комитет свободной зоныИйяд Мухаммед, член Сирийского союза экспортеров, и депутаты Хусейн Рагхеб и Мухаммед Хейр Суриол. Несмотря на свое видное место в окружении Махера Асада, за два дня до выборов 19 июля Хамшо поддался давлению, чтобы отказаться от участия в парламентских выборах. Таким образом, блок Махера Асада больше не превосходит по своему влиянию  те бизнес-структуры, которые близки к Асме Асад, которая не хочет, чтобы иранские интересы получили дальнейшее влияние в Сирии.

56.04MB | MySQL:106 | 0,511sec