О существенных изменениях во внешней политике Саудовской Аравии. Часть 1

За последний месяц во внешней политике Саудовской Аравии все более рельефно вырисовывается тенденция к «смене вех» и политических ориентиров. Руководство КСА во главе с наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом стремится убрать накал конфронтации в отношениях с Ираном и наладить нормальные, партнерские отношения с Сирией, против которой Эр-Рияд в 2010-2018 годах вел необъявленную войну. Успех такой политики создаст качественно новую политическую ситуацию в регионе Ближнего Востока и сможет разблокировать многие проблемы, мешающие развитию региона.

16 апреля с.г. газета Financial Times сообщила о том, что в Багдаде прошли секретные переговоры между иранской и саудовской делегациями. Иранпредставлял секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) контр-адмирал Али Шамхани, а Саудовскую Аравию– руководитель Управления общей разведки (УОР) генерал Халед бен Али аль-Хумейдан. Это первые контакты такого уровня после 2011 года. В феврале 2016 года, после казни в КСА авторитетного шиитского религиозного лидера шейха Нимра аль-Нимра дипломатические отношения между двумя государствами были разорваны. Разрыву предшествовал погром иранскими демонстрантами посольства КСА в Тегеране. После этого все контакты между двумя государствами осуществлялись только через посредников.

По сообщению ливанского телеканала «Аль-Майядин», близкого к движению «Хизбалла», главной темой переговоров была ситуация в Йемене. При этом саудиты, настроенные в настоящее время на то, чтобы закончить войну в этой аравийской стране, «сохранив лицо», просили иранцев использовать свое влияние на движение «Ансар Аллах» для того, чтобы прекратить обстрелы хоуситами жизненно важных саудовских объектов. На встрече обсуждалась также ситуация в Сирии, Ираке и Ливане. Встреча была проведена при посредничестве премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казыми. Интерес иракского премьера вполне понятен. М.аль-Казыми, как и многие другие представители иракской политической элиты, не хочет, чтобы его страна превращалась в поле битвы между Саудовской Аравией и ИРИ. Он возглавляет правительство, в котором большинство принадлежит представителям шиитских партий, но при этом хочет сохранить добрососедские отношения со всеми государствами региона, и надеется на приток инвестиций из монархий Персидского залива. Кроме того, иракский премьер предпринимает меры по ограничению влияния шиитских вооруженных формирований «Аль-Хашд аш-Шааби». Он надеется, что прекращение ирано-саудовской, а значит шиитско-суннитской конфронтации выбьет почву из-под ног их сторонников.

Что же побудило руководство КСА к сближению с заклятым врагом Ираном? Напомним, что еще 2-3 года назад в Эр-Рияде считали Иран не только причиной всех своих проблем и нестабильности в регионе, но и отказывали иранцам в исламской идентичности, называя их «сыновьями магов» (бану аль-Маджус), то есть зороастийцами. Представляется, что на рост миролюбивых настроений в саудовской элите повлияли два фактора. Во-первых, изменившаяся позиция американской администрации по отношению к Ирану. Администрация Джо Байдена возобновила переговоры с иранцами в Вене по возвращению СВПД. В ее составе есть сторонники нормализации отношений с Ираном вплоть до восстановления дипломатических отношений. Это объясняется общим ослаблением США как сверхдержавы. Главными направлениями для Байдена будут укрепление трансатлантического партнерства с государствами Европы, противодействие России, в том числе на постсоветском пространстве и сдерживание Китая. С Ближнего Востока США, скорее всего, уйдут, так как он превращается во второстепенный для них регион. В отношении Саудовской Аравии американцы уже совершили ряд недружественных шагов. Например, приостановили продажу КСА современных систем вооружений, а также опубликовали доклад Национальной разведывательной службы (НРС) о причастности наследного принца Мухаммеда бен Сальмана к убийству журналиста Джамаля Хашогги. Разумеется, все это было сделано не из-за какой-то особой приверженности правам человека, а с пониманием того, что война в Йемене королевством проиграна, и такой союзник не может принести США желаемых результатов.

Во-вторых, на взаимодействие с Ираном Эр-Рияд подвигает затянувшаяся и не давшая никаких результатов война в Йемене, становящаяся все более непопулярной в саудовском обществе. За последние два года война все более перемещается на саудовскую территорию, становясь угрозой национальной безопасности  королевства. В сентябре 2019 года ракетами хоуситов были обстреляны терминал в Абкейке и нефтеперерабатывающий завод в Хурейсе, являющиеся важнейшими объектами саудовского топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Затем следовали непрерывные бомбардировки дронами и ракетные обстрелы важного объекта ТЭК в Янбу, аэропортов в Абхе и Эр-Рияде, провинций Наджран и Джиззан.

Саудовско-иранским переговорам предшествовала мирная инициатива КСА, обращенная к хоуситам и отказ движения «Ансар Аллах» от нее. Напомним, что саудовское правительство на переговорах в Маскате предложило хоуситам создание буферной зоны на границе Йемена и КСА и отказ «Ансар Аллах» от обстрелов саудовской территории в обмен на разблокирование порта Ходейда и возвращение авиационных рейсов в аэропорт Саны. Саудовское правительство также пообещало возобновить выплаты госслужащим на севере Йемена из контролируемого правительством А.М.Хади Центробанка в Адене. Руководство хоуситов отвергло эту «оливковую ветвь мира». Главный редактор газеты «Рай аль-йаум» Абдельбари Атван выделяет несколько причин такой позиции хоуситов. Во-первых, по информации одного из членов руководства «Ансар Аллах» доверие хоуситов и их союзников к КСА равно нулю. Йеменцы опасаются, что Эр-Рияд в любой момент может нарушить взятые   на себя обязательства. Во-вторых, руководство «Ансар Аллах» не настроено на окончание военных действий до тех пор, пока вооруженные формирования хоуситов не возьмут под свой контроль провинцию Мариб, богатую нефтяными и газовыми месторождениями. В-третьих, за шесть лет войны боевые возможности хоуситов и их союзников («армия и ополчение» в их собственной терминологии, так как к хоуситам примкнула большая часть кадровых военнослужащих армии бывшего президента А.А.Салеха) существенно повысились. В их руках оказались самолеты-беспилотники и баллистические ракеты, которыми они наносят удары по территории КСА. В-четвертых, хоуситы не уверены, что ООН и другие международные организации могут стать гарантами выполнения Эр-Риядом своих гуманитарных инициатив. Например, несмотря на резолюцию Совета Безопасности ООН о беспрепятственном допуске в Ходейду кораблей с продовольствием, медикаментами и горючим, 14 таких судов стоят в порту Джибути, так как не могут преодолеть саудовскую блокаду. В-пятых, правительство КСА выдвигает только гуманитарные инициативы. Хоуситы же настаивают, чтобы в повестку переговоров был включен пункт о «саудовской оккупации» Йемена и полном выводе с территории этой страны вооруженных контингентов КСА и ОАЭ и их клиентов. То есть, для них важна политическая составляющая. В-шестых, лидеры «Ансар Аллах», в частности Мухаммед аль-Хоуси, настаивают на выплате Саудовской Аравии компенсации за нанесенный саудовскими бомбардировками и блокадой урон экономике и инфраструктуре Йемена, а также йеменским семьям, пострадавшим от войны.

 

55.86MB | MySQL:108 | 2,028sec