О проблемах переходных властей Судана при реализации административной, финансовой и экономической реформ

Судан, чей федерализм до сих пор оставался в основном теоретическим, работает над предоставлением финансовой и бюджетной автономии ряду вновь образованных регионов. Это один из проектов, который премьер-министр Абдалла Хамдок представил международным донорам 17 мая в Париже. Лидер повстанцев Сулейман Аркуа Миннави, более известный как Минни Минави, был назначен губернатором Дарфура 2 мая. Этот шаг, как полагают международные эксперты, ознаменовал собой открытие новой главы для суданских переходных властей. Они планируют провести конгресс в ближайшие месяцы, чтобы пересмотреть административное деление страны и, в более широком смысле, федеральную систему. В этой связи уточним, что назначение М.Миннави в данном контексте не выглядит панацеей. Он уже был вице-президентом при президенте Омаре аль- Башире в рамках очередной его попытки примирить Дарфур. В конце концов, Миннави из соглашения вышел и возобновил борьбу с режимом: ему показалось, что у него мало рычагов власти в Дарфуре. К тому же другие группировки – ДСР,СОД-Нура – не признали его главенства в мирном процессе, и, как выяснилось, группа Миннави совсем не так серьезно контролировала силовой блок сопротивления в Дарфуре. В этой связи его назначение губернатором вряд ли сгладит традиционную ревность местных вождей, а вот большую часть боевиков Миннави из состава ЛНА Халифы Хафтара точно оттянет из Ливии обратно на родину.    Правящий Суверенный совет  только в марте издал конституционный декрет, предусматривающий введение региональной автономии, особенно в фискальных и бюджетных вопросах. Но указ, дающий каждому региону свой бюджет и правовую идентичность, останется теоретическим до тех пор, пока страна формально не будет разделена на регионы. Составление этой новой административной карты и ее согласование всеми сторонами будет задачей предстоящего конгресса. С 1980-х годов административная карта Судана сильно изменилась. Когда Омар аль-Башир пришел к власти в 1989 году, страна была разделена на шесть регионов (Дарфур, Кордофан, Север, Юг, Восток и Центр). Башир отказался от регионов и вместо них основал 28 провинций, или вилай. Но прерогативы и полномочия этих новых административных образований так и не были должным образом определены. Эта двусмысленность в конце концов послужила укреплению центральной власти, особенно в финансовых вопросах. Отделение Южного Судана в 2011 году сократило число вилай до 18, которые остались без четких полномочий. Мирное соглашение, подписанное в Джубе в октябре 2020 года между переходными властями и последними повстанческими группировками, все еще воюющими, предусматривает возвращение к регионализму, но не уточняет количество или разделение регионов. Следующим крупным мероприятием Судана будет реформа его финансовой системы. Несколько международных банков готовы консультировать правительство в этом вопросе. Глава Центрального банка Судана (ЦБС) Мухаммед Эльфатих Зейнелабдин представил в Париже 17 мая детали перехода Судана к традиционным финансам. В течение последних трех десятилетий страна управлялась исламскими финансовыми правилами, введенными при бывшем президенте Омаре аль-Башире в 1992 году. Исламские и обычные финансы теперь будут сосуществовать. Эта двойная система идет рука об руку с масштабной перестройкой финансовой системы Судана. Эти реформы могут привести к реструктуризации, слиянию или даже закрытию некоторых банков страны. Большинство из них не имеют достаточного авторитета в глазах глобальных финансовых институтов, которые будут контролировать реформы, начиная с Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Несколько ведущих международных банков уже вызвались помочь премьер-министру Абдалле Хамдоку и его министру финансов Джибрилю Ибрагиму с этими планами реформ. Две крупнейшие французские финансовые консалтинговые фирмы, Rotschild & Cie и Lazard, борются за контракт, победитель которого станет главным иностранным советником суданского правительства. В шорт-лист вошли британская HSBC и американские корпоративные банковские фирмы City Bank и Bank of New York Mellon. Экономические реформы Судана набрали обороты после нормализации его отношений с Израилем, поощряемой бывшим президентом США Дональдом Трампом, и его исключения из американского списка государств-спонсоров терроризма. В отсутствие каких-либо инвестиций с Запада в течение более чем трех десятилетий Судан теперь привлекателен для некоторых западных государств, которые могут использовать долги в качестве рычага, чтобы помочь с получением земельных контрактов для своих ведущих компаний. В рамках своей программы экономических реформ Судан создает двухколейную систему, в рамках которой исламское и традиционное финансирование будут действовать параллельно. В ходе одной из самых долгожданных реформ переходного правительства после свержения О.аль-Башира кабинет министров в конце прошлого месяца одобрил открытие банковской системы для традиционных финансов. Это решение является частью серии мер, принятых в последние недели премьер-министром Абдаллой Хамдоком и министром финансов Джибрилем Ибрагимом, чтобы успокоить международных спонсоров Судана, главным из которых является Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк. Хартум надеется добиться сокращения своего долга, присоединившись к инициативе Бреттон-Вудских учреждений в отношении бедных стран с крупной задолженностью. Сразу скажем, что решить эту проблему кардинально во время саммита в Париже Хартуму не удалось: часть долгов было реструктуризировано, но об их списании речи не шло в принципе. Это вызвало соответствующую реакцию суданцев. Министр финансов Судана по итогам консультаций в Париже заявил, что существуют серьезные препятствия, стоящие перед предоставлением средств для реализации мирного соглашения в Джубе (JPA), особенно для обеспечения мер безопасности. «Мы не смогли предоставить необходимые ресурсы для выполнения мирного соглашения в требуемом темпе, потому что страна находится в состоянии дефицита. Кроме того, международные ограничения на блокировку из-за пандемии коронавируса препятствовали проведению конференции доноров, как это было согласовано в JPA», — сказал Джибриль Ибрагим в интервью газете Sudan Tribune. В соответствии с мирным соглашением, заключенным в Джубе в октябре 2020 года, правительство Судана и вооруженные группы должны обеспечить осуществление длительного процесса, направленного на интеграцию бывших повстанческих комбатантов в национальную армию и немедленное формирование Совместных сил защиты для обеспечения безопасности гражданского населения и восстановления порядка в Дарфуре, где нападения племен продолжают дестабилизировать регион. Ибрагим, который также возглавляет подписавшую соглашение организацию Движение за справедливость и равенство (ДСР), признал, что в первый год осуществления соглашения будет трудно обеспечить все суммы, которые правительство должно выделить на процесс его реализации, «особенно меры безопасности, которые требуют больших сумм наличности для покрытия расходов и товаров вооруженных сил». «Осуществление программы демобилизации и реинтеграции столкнется с проблемой, если не будет ресурсов, потому что демобилизованные должны получить компенсацию», — подчеркнул министр финансов, участвовавший в экономической конференции в Париже в поддержку демократического перехода в Судане. Он сказал, что правительство будет стремиться увеличить доходы после урегулирования дефицита продуктов пиания и топлива, а затем подумает о том, как поддержать осуществление мирного соглашения из бюджета. В соответствии с JPA правительство Судана обязано ежегодно в течение десяти лет выплачивать 750 млн долл. США для финансирования проектов восстановления и развития в Дарфуре. Кроме того, Хартум должен финансировать осуществление мирного соглашения. Однако министр выразил оптимизм по поводу выделения средств на восстановление пострадавших от войны районов. Он отметил, что часть обещанного Судану Всемирным банком гранта в 2 млрд  долл. США будет использована для обеспечения первых «дивидендов мира», включая предоставление основных услуг, таких как водоснабжение, строительство дорог, школ и больниц. «Кроме того, около 300 млн долларов из 700 млн долларов, обещанных США, будут направлены на основные услуги и проекты реконструкции», — сказал он. Министр также сообщил, что ОАЭ обязались создать проекты дорог, водоснабжения и школ в поддержку мирного соглашения в Джубе.  Кроме того, Катар подтвердил свою приверженность осуществлению проектов развития в рамках экономического плана поддержки Дохийского мирного соглашения в Дарфуре, подписанного в 2011 году с некоторыми группами, добавил он. От себя отметим, что катарцы на протяжении уже лет десяти «сообщают о своей готовности выделить 2 млрд долларов на восстановление Дарфура. Но тогда Доха была одним из ведущих спонсоров урегулирования в этом регионе, а какой смысл ей сейчас вкладываться в этот, прямо скажем, непростой с политической и географической точек зрения процесс?  Рискнем предположить, что даже традиционная конкуренция с ОАЭ вряд ли заставит сейчас Катар «вбухать» 2 млрд долларов в Дарфур.

В  Париже  глава Центрального банка Судана Мухаммед Эльфатих Зайнелабдин  подробно рассказал о планах по возобновлению традиционной банковской деятельности аудитории международных лиц, принимающих решения, созванной MEDEF, французской ассоциацией работодателей. С 1992 года, через три года после прихода Омара аль-Башира  к власти в результате переворота, правила исламских финансов, запрещающие проценты и спекуляции, удержали власть в Судане. Чтобы ориентироваться в этих правилах, банки используют различные финансовые продукты, основанные на принципе разделения прибылей и убытков, а также на системах множественной передачи собственности. Например, чтобы финансировать имущество заемщика, исламский банк покупает его и перепродает по более высокой цене или сдает в аренду с возможностью покупки. Несколько банков из стран Персидского залива специализируются на таких финансовых продуктах, и именно они уже очень хорошо работают в Судане. Воодушевленные бывшим президентом Джафаром Нимейри (1971-1985), исламские банки начали открывать свои суданские филиалы в конце 1970-х годов. Исламский банк Судана имени Фейсала стал первым в 1977 году. Все еще действующий сегодня, он принадлежит базирующемуся в Женеве трасту «Дар аль-Мааль аль-Ислами» (DMI Trust), правление которого возглавляет саудовский принц Амр Мухаммед аль-Фейсал Аль Сауд. Среди крупнейших исламских финансовых институтов, присутствующих сегодня в Судане, — Исламский банк Абу-Даби,  Bank of Khartoum — дочерняя компания Qatar Islamic Bank (QIB) и Национальный банк Катара (QNB). У двух катарских банков есть общий главный акционер — Суверенный фонд благосостояния Qatar Investment Authority (QIA). Банк QNB также предлагает традиционные финансовые продукты; он является частью базирующейся в Дохе многонациональной группы QNB Group, возглавляемой бывшим министром финансов Катара (2013-2021) Али Шарифом аль-Эмади. Как только  Хартум полностью интегрируется в международную финансовую структуру, QNB Group сможет играть в Судане в обоих направлениях банкинга: традиционном и исламском. Некоторые из топ-менеджеров этих учреждений, которые ранее работали с неисламскими финансовыми фирмами, будут иметь преимущество перед своими конкурентами в Судане, когда дело дойдет до диверсификации в новых продуктах. Например, директор QNB в Судане Мухаммед Исмаил работал в Lloyds Banking Group, а директор Bank of Khartoum Мустафа аль-Хасан — в Standard CharteredStearns Bank и Credit SuisseС другой стороны, генеральный директор Faisal Islamic Bank of Sudan Моавия Ахмед Эламин в основном управлял исламскими финансовыми институтами в Судане, включая местные филиалы QNB и ливанский «Библос банк». При этом по оценке ряда экспертов, как только Судан будет открыт для обычных банковских учреждений, эти две финансовые системы будут сосуществовать, что сделает страну явным аутсайдером в банковском секторе на африканском континенте. Некоторые государства, такие как Марокко и Тунис, недавно открылись для исламского финансирования, но в гораздо меньших масштабах, чем Судан. Тем временем в Судане происходят кардинальные изменения, поскольку МВФ ввел новые жесткие меры в отношении местного банковского сектора, которые повлекут за собой слияния и реструктуризацию и даже исчезновение некоторых банков, большинство из которых не имеют достаточных резервов. Местная валюта Судана продолжала падать на этой неделе по отношению к основным валютам на торгах на фоне скудного предложения и возросшего спроса, поскольку банки стремились догнать черный рынок, корректируя обменные курсы вниз. В связи с Парижской конференцией по Судану на параллельных рынках наблюдалось заметное снижение объемов торговли, что привело к объявлению обязательств по облегчению долгового бремени. По словам трейдеров, на прошлой неделе  1 доллар США торговался на уровне 415-420 суданских фунтов, в то время как цена продажи дирхема ОАЭ составляла 114 фунтов, саудовского риала — 111 фунтов, а евро — 490 фунтов. Тем временем валютные курсы в банках взлетели до снижения паритета с параллельными рынками. Цена продажи доллара в некоторых банках достигла 412 фунтов, в то время как цена продажи дирхема ОАЭ достигла 112 фунтов, а цена продажи саудовского риала составила 109,87 фунта. Дилеры также  сообщили об увеличении объема спекуляций на рынках после окончания Парижской конференции, что привело к увеличению спроса на иностранную валюту, в ожидании дальнейшего роста в ближайшие дни.

В этой связи отметим следующее. Премьер-министр Судана Абдалла Хамдок проводит тонкую грань между ответом на требования суданской улицы ускорить перемены и удовлетворением интересов военных, с которыми гражданские лидеры сосуществуют в переходном правительстве. Он вынужден балансировать: с одной стороны  подчеркивать необходимость того, чтобы партнерство между гражданскими и военными работало, а с другой, называть своим приоритетом, формирование в возможно короткие сроки  Переходной законодательной ассамблеи для обеспечения подотчетности и надзора над силовиками в том числе. И в этом корень разногласий между тем же коллективным Западом и блоком арабских стран (ОАЭ, АРЕ), последние явно симпатизируют суданским военным и делают на них основную ставку.. Правительство еще более стеснено тем фактором , что унаследовало гражданскую службу и другие институты, в которых доминируют сторонники режима О.аль-Башира. Убийство двух молодых мирных демонстрантов и ранение еще нескольких человек силами безопасности непосредственно перед праздником  Ид аль-Фитр вызвало серьезное напряжение. Демонтаж исламистского глубинного государства, реформирование государственной службы и сектора безопасности и выполнение требований справедливости являются обязательными условиями для того, чтобы правительство имело институциональный потенциал и народную поддержку, необходимые для реализации его программы преобразований. Одной из наиболее неотложных задач правительства является решение сохраняющейся нехватки основных товаров, которая привела к частым демонстрациям по всей стране и вызвана целым рядом проблем, включая нехватку иностранной валюты для оплаты основных импортных товаров, годы недостаточных инвестиций в базовую инфраструктуру и подозрения в манипулировании распределительной сетью сторонниками старого режима. Предоставление суданскому населению быстрых и ощутимых социально-экономических выгод наряду с более широким распространением информации о конкретных планах правительства по исправлению положения имеет важное значение для создания политического пространства и времени, необходимых для осуществления структурных экономических реформ, необходимых для того, чтобы Судан встал на путь инклюзивного экономического роста. В соответствии с Программой мониторинга персонала МВФ (SMP) были проведены важные реформы, направленные на содействие экономической стабилизации и создание фискального пространства для увеличения социальных расходов, включая отмену топливных субсидий, унификацию и либерализацию обменного курса и повышение тарифов на электроэнергию. Субсидии на топливо стимулировали крупномасштабную контрабанду и представляли собой огромную утечку бюджетных средств, способствуя большому бюджетному дефициту, который должен был покрываться печатанием денег, вызывая тем самым высокую инфляцию. Последствия сокращения субсидий были смягчены Программой поддержки семьи — системой социальной защиты, которая направлена на предоставление денежных выплат 80% населения. Эта амбициозная схема привлекла значительную донорскую поддержку, и усилия по ее внедрению и расширению доступа продолжаются. Сразу отметим, что она требует постоянного пополнения валютных резервов ЦБ и правительства, что делается нерегулярно и только исходя из доброй воли того или иного спонсора.  С момента формирования нового кабинета министров в феврале темпы экономических реформ ускорились. Унификация валютных курсов сократила масштабы коррупции, открыла двери для международных переводов помощи и побудила суданцев из диаспоры начать направлять свои денежные переводы через официальную банковскую систему, тем самым помогая наращивать валютные резервы страны. Были также предприняты шаги по повышению прозрачности путем публикации большего количества экономических данных, включая названия 600 государственных предприятий, и передачи военных компаний, занимающихся гражданской деятельностью, под надзор Министерства финансов. Судан, имеющий более 50 млрд долларов внешнего долга, добивается прогресса в осуществлении ключевых реформ в рамках СМП МВФ и может иметь право на облегчение бремени задолженности в рамках Инициативы для бедных стран с высокой задолженностью. Если он сохранит надежный послужной список реформ и погасит свою задолженность перед международными финансовыми учреждениями, Судан может достичь точки принятия решения Инициативы о начале процесса облегчения бремени задолженности к июню 2021 года. Премьер-министр Судана Абдалла Хамдок ожидает, что страны-кредиторы аннулируют 80% долга Судана в июне следующего года. Выступая перед СМИ после своего возвращения в Хартум, он сказал, что Парижская конференция позволила его стране выполнить пятое и последнее условие, прежде чем достичь Точки принятия решения, благодаря бридж-кредиту в 1,5 млрд долларов от Франции для погашения задолженности МВФ. Суданское правительство уже выполнило 4 условия в рамках Инициативы для бедных стран с высокой задолженностью, которая предусматривает облегчение бремени задолженности стран с низким уровнем дохода. «Итак, мы выполнили все условия (по прощению долгов), и к концу июня 2021 года мы достигнем Точки принятия решения»,-сказал он. «Мы ожидаем, что будем освобождены примерно от 80% долга, что эквивалентно 44-46 млрд долларов», — добавил он далее. После получения французского кредита Судан достиг точки завершения, которая дает право восточноафриканской стране на облегчение бремени задолженности в рамках Инициативы для бедных стран с высокой задолженностью и на облегчение бремени задолженности в рамках Многосторонней инициативы по облегчению бремени задолженности (МДРИ) от МАР Всемирного банка и Африканского фонда развития (АФРФ), а также на помощь Инициативы со стороны МВФ. После этого, вероятно, потребуется два или три года, чтобы достичь точки завершения процесса полного облегчения бремени задолженности при условии продолжения реформ. Это позволило бы Судану, крупнейшей стране, претендующей на помощь в рамках Инициативы для бедных стран с высокой задолженностью, погасить почти весь свой внешний долг и получить доступ к крупномасштабному финансированию инфраструктурных и социальных расходов. Благодаря кредитам США, Великобритании, Швеции и Ирландии Судан уже погасил свою задолженность перед Всемирным банком и Африканским банком развития (АБР), что предоставило ему доступ к 2 млрд долларов финансирования на основе условий в течение двух лет от Всемирного банка и более чем 200 млн долларов грантов АБР. При этом   на Парижской конференции пока не удалось добиться полного  погашения долгов Судана перед МВФ. Правительство также пытается создать более благоприятную деловую среду, приняв законы об инвестициях и государственно-частном партнерстве, а также создав антикоррупционную комиссию. Раньше Судан был одной из немногих стран с полностью исламской банковской системой, но теперь суданские банки могут использовать обычные банковские инструменты, что сделает кредитование дешевле и расширит спектр доступных банковских продуктов. Для повышения доверия иностранных инвесторов необходимы дальнейшие реформы, направленные на улучшение управления и повышение устойчивости банковского сектора. При этом Судан обладает огромным неиспользованным потенциалом, включая 10% неиспользуемых пахотных земель в мире, воды Голубого и Белого Нила, богатые добываемые ресурсы, включая золото, и близость к таким важным рынкам, как Африканский Рог и Персидский залив. Но экономика страны имеет серьезные структурные проблемы, вызванные тридцатилетним экономическим бесхозяйственностью и коррупцией, отсутствием инвестиций в производственные секторы и слабой конкурентоспособностью, что приводит к большому дефициту платежного баланса. Существуют огромные возможности для модернизации сельского хозяйства и увеличения производства с добавленной стоимостью, а также потребность в значительных инвестициях в интегрированную инфраструктуру в таких стратегических областях, как цифровая трансформация и возобновляемые источники энергии. В этой связи многое будет зависеть от реформы управления и более сбалансированной стратегии развития и инвестиций, которая позволит устранить неравенство между центром и регионами и будет способствовать экономическому росту Судана. JPA решительно призывает к значительной фискальной децентрализации и увеличению поддержки развития периферии, в то время как предстоящая национальная конференция по управлению определит полномочия новой региональной системы. Стратегия сокращения масштабов нищеты, которая разрабатывается в рамках Инициативы для бедных стран с высокой задолженностью, должна привести к увеличению расходов на столь необходимые базовые услуги, особенно в области здравоохранения и образования, и к выделению большего объема ресурсов уязвимым группам населения.  Международная поддержка Судана еще не привела к тому уровню внешнего финансирования, который необходим для решения задач в области развития и осуществления мирного процесса. Но если программа экономических реформ останется в прежнем русле – вместе с процессом облегчения долгового бремени и растущим интересом со стороны иностранных инвесторов – это может оказаться решающим фактором в поддержании реинтеграции Судана в мировую финансовую систему.

55.96MB | MySQL:105 | 0,449sec