Как алжирские власти создают репрессиями реальную оппозицию

18 мая текущего года Высший совет безопасности АНДР (HCS) под председательством президента страны Абдельмаджида Теббуна фактически объявил вне закона сразу две оппозиционные структуры – «Движение за автономию Кабилии» (МАК) и «Рашада».

По данным официальных источников, HCS «изучил враждебные и подрывные действия, совершенные так называемыми движениями «Рашада» и МАК с целью дестабилизации страны и подрыва ее безопасности, и в этой связи принял решение включить их в список террористических организаций и рассматривать их как таковые».

По сути, произошедшее служит продолжением объявленного 6 апреля текущего года правительственного курса по подавлению действительно независимой от властей оппозиции, либеральной, «исламской» и «национальной».

Напомним, что тогда Высший совет безопасности обвинил «сепаратистские круги» и «незаконные движения, близкие к терроризму», в «использовании» еженедельных оппозиционных маршей.

Президент страны не скрывает, что это необходимо для беспроблемного проведения предстоящих в июне парламентских выборов. В частности, на официальных ресурсах АНДР открыто говорится, что реально тогда «Высший совет безопасности затронул последние приготовления к обеспечению проведения парламентских выборов 12 июня 2021 года».

И отчасти Теббуна можно понять. В том случае, если на улицы в этот день традиционно выйдут сотни тысячи протестующих по всей стране, ему очень сложно будет убедить общественность, в том числе и зарубежную в полученных «партиями власти» результатах, при которых они традиционно имеют в совокупности более 60% депутатских мандатов.

Напомним, что оппозиционное движение «Хирак», добивающееся ухода нынешнего алжирского политического режима, которое поддерживают и «Рашада» с кабило-берберскими автономистами, бойкотирует намеченные выборы, и их представители призывают алжирцев не ходить на избирательные участки, предупреждая их, что каждый отданный ими голос будет означать автоматическое одобрение курса властей.

В ответ на усиление протестной активности руководство АНДР усиливает репрессии против граждан и организаций, враждебных проведению предстоящего голосования, стремясь вообще убрать всех недовольных с улиц.

Так, 9 мая текущего года алжирское Министерство внутренних дел особо предупредило, что организаторы протестных маршей обязаны сообщать имена ответственных за их организацию, время начала и окончания, уточнив, что несоблюдение этих процедур «лишает такие акции легитимности» со всеми вытекающими последствиями». Иными словами – виновные будут подлежать уголовной ответственности.

В связи с этим возникает целый ряд закономерных вопросов:

  1. Какие же последствия будет иметь объявление вне закона указанных выше организаций, руководители которых находятся за рубежом?
  2. Каковы будут последствия таких изменений для соблюдения гражданских и демократических свобод? Противники их принятия опасаются, что их будут преследовать за принадлежность к этим организациям, как «террористов» вплоть до осуществления над ними внесудебных расправ;
  3. Как это отразится на дальнейшей протестной активности не только МАК, «Рашада», но и прочих оппозиционеров? Не станет ли это спусковым крючком для дальнейшей радикализации протеста в условиях дальнейшего ухудшения экономической, и как следствие, и социально-политической ситуации в стране?

Заметим, что интригу в дальнейшее развитие событий неожиданно для многих создала реакция Франции. Как известно, до последнего времени основные офисы МАК находились именно на ее территории, а представители алжирских властей неоднократно обвиняли французские спецслужбы в использовании Ферхата Мехенни и его сторонников-«сепаратистов» для ведения подрывной деятельности по «уничтожению Алжира».

И для поборников данного движения стал как гром среди ясного неба арест лидера МАК Ферхата Мехенни, который сразу после причисления данной организации в Алжире к «террористическим» был заключен под стражу в Париже.

Заметим, что произошло это уже 18 мая и французские власти не могли внятно объяснить свои действия.

Между тем, сами представители «автономистов» считают, что это связано с последними по времени заявлениями алжирских властей, обвиняющих МАК в подготовке терактов в Алжире.

Советник Ферхата Мехенни и сотрудник офиса МАК в Париже Ассель Беллабаши заявил, что его шеф «получил телефонный звонок от полиции в 10.30 утра, требующий от него отправиться в 17-й полицейский участок и когда он туда прибыл, ему сообщили о заключении под стражу».

Ассель Беллабаши особо подчеркнул, что «президент МАК не имеет с кем-либо личных проблем и что он является мирным и демократическим политическим активистом».

Вместе с тем, он не делает трагедии из произошедшего, утверждая, что власти Франции вправе «проверить, действительно ли наше движение является террористическим, прежде чем отмести эти ничего не стоящие обвинения».

Впрочем, необходимо дождаться полного завершения данной истории, прежде чем делать скороспелые выводы относительно истинных намерений в этой истории официального Парижа.

Служит ли арест Мехенни «кукольным» и призванным обмануть алжирские власти относительно реального отношения французских властей к кабильским «автономистам» или они действительно решили на 180 градусов развернуть свою политику в отношении АНДР?

Это покажет время. Однако отметим, что на политику официального Парижа влияет «энергетический» фактор.

Напомним, что зима 2020–21 гг. была очень суровой для Европы и потребовала дополнительной закупки энергоресурсов, особенно природного газа, на внешних рынках. В этой связи нельзя исключать, что президент Франции Эммануэль Макрон действительно готов добыть для Теббуна «шкуры» противников алжирского режима, прикормленных Парижем же, чтобы тем самым гарантировать себе в будущем поставки газа АНДР и не допустить его спотовой перепродажи в азиатские страны.

Во всяком случае, стремление Макрона добиться смягчения алжирской политики в отношении Франции по целому ряду параметров, включая историко-политический, видно невооруженным глазом.

Что же касается стремления алжирских властей побороть радикальные исламистские движения, то оно, несомненно, похвально. Впрочем, конкретные угрозы в отношении той же «Рашады» направлены явно не по адресу. Как и утверждения близких к руководству АНДР деятелей относительно наличия у нее «единого корня с ФИС» (Фронтом исламского спасения, объявившего в «лихие» 1990-е гг. войну правящему режиму страны).

Да, в ее составе имеются умеренные исламские консерваторы, однако не они определяют «погоду» в этом движении, что становится очевидным при изучении его идеологии, в которой решительно преобладают либерально-демократические установки.

Соответственно, борцам против «зеленой угрозы» следовало бы обратить больше внимания не на эту обитающую за рубежом группу интеллигентов, а на реальных исламистов внутри страны, проявлением действий которых стало произошедшее на днях массовое нападение на учителей-женщин в городе Бордж Баджи Мохтар, девять из которых стали жертвами группового избиения и изнасилования. Этому предшествовали, по данным местных источников, регулярно поступавшие им угрозы от местных исламистов с требованиями оставить свою работу.

Что же касается последствий объявления вне закона «автономистов» из МАК и умеренных деятелей из «Рашады», то тем самым власти сознательно загоняют их в тупик, не оставляя им иных вариантов, кроме как отказаться от мирных методов борьбы.

Во всяком случае, своими руками они сами создают им имя и авторитет. Не случайно, что с марта 2021 г., когда алжирские власти стали активно давить на ту же «Рашаду», численность ее сторонников резко выросла.

Еще менее позитивным для окопавшихся в алжирской власти националистов может быть давление на кабильских «автономистов», создающее риск того, что они в итоге станут настоящими сепаратистами и прибегнут к радикальным методам борьбы.

С учетом удобных для ведения партизанских действий горно-лесистых условий Кабилии и все более непростого социально-экономического положения страны это может иметь самые негативные последствия для внутренней стабильности Алжира в целом.

55.8MB | MySQL:105 | 0,384sec