О причинах обострения внутриполитической ситуации в Ираке

Арест в Ираке известного поддерживаемого Ираном командира военизированного формирования, обвиняемого в убийстве активиста, привел к резкому росту напряженности в Багдаде и Кербеле и стимулировал продемонстрировать свою силу целый ряд боевиков военизированных группировок, которые с оружием вышли в «Зеленую зону» Багдада. Им противостоят протестующие. После нескольких часов в основном мирных демонстраций под лозунгом «Кто убил меня?» 25 мая иракские силы безопасности в Багдаде открыли огонь и распылили слезоточивый газ для подавления  некоторых неуправляемых протестов, убив, по меньшей мере, двух демонстрантов и ранив еще нескольких. Правительство утвердило разрешение на проведение акций протеста, которые были самыми масштабными в Багдаде, а также проходили в девяти провинциях. Касим Муслех, командующий операциями военизированных формирований «Аль-Хашд аш-Шааби» в Анбаре, а также ведущая фигура поддерживаемой Ираном бригады «Тофуфа», был арестован на юге Багдада 25 мая утром. Ордер на арест, который просочился в СМИ, свидетельствует о том, он был задержан за «террористические преступления». Муслех — самый известный поддерживаемый Ираном командир, арестованный по обвинению в терроризме с 2003 года.  Хотя его арест, как ожидается, вызовет бурную негативную народную реакцию в его родном городе Кербела и ответные нападения поддерживаемых Ираном вооруженных группировок в Багдаде, правительство находится под жестким внутренним и международным давлением, чтобы выявить и задержать убийц активистов и журналистов, связанных с антиправительственным протестным движением в октябре 2019 года. Лидеры иракских вооруженных группировок, поддерживаемых Ираном, были подняты по тревоге 26 мая, они  провели несколько встреч, чтобы определить, как реагировать на арест Муслеха. Тем временем иракские власти закрыли укрепленную «Зеленую зону», где расположены большинство правительственных зданий и дипломатических миссий в центре Багдада, и перевели все силы, дислоцированные в городе, в режим повышенной боевой готовности. Ситуация внутри «Зеленой зоны» в настоящее время очень напряженная, с обеих сторон идет наращивание военной мощи. «Аль-Хашд аш-Шааби» имеет около 5000 бойцов в «Зеленой зоне». Сообщается, что некоторые из них передвигаются по зоне с гранатометами РПГ-7. В ответ контртеррористические силы также находятся в состоянии боевой готовности, с одним официальным предупреждением: «ближайшие часы открыты для всех сценариев». «Это [арест Муслеха] является серьезным ударом по ним [вооруженным группировкам, поддерживаемым Ираном]. Это больше, чем любая операция, направленная против любого из них в прошлом. За Муслехом следили в течение недели, и его арест был связан с убийством активиста в Кербеле. Мы не знаем, как будут развиваться события, но давление на премьер-министра очень велико, чтобы освободить его», — сказал на условиях анонимности один высокопоставленный иракский чиновник. Муслех ранее был командиром бригады «Али аль-Акбара», одной из вооруженных группировок, действующих под эгидой поддерживаемой правительством зонтичной группировки «Аль—Хашд аш-Шааби», а также связанной с великим аятоллой Али аль-Систани. Однако три года назад он был завербован Абу Махди аль-Мухандисом, начальником штаба «Аль-Хашд аш-Шааби», убитым в прошлом году в результате авиаудара ВВС США, поэтому он повернулся против ас-Систани и присоединился к поддерживаемым Ираном группировкам. Впоследствии он сформировал бригаду «Тофуфа», а затем стал командующим операциями «Аль-Хашд аш-Шааби» в Анбаре. Муслех активно работает в Кербеле, священном шиитском городе, и местные активисты обвиняют его в подавлении антиправительственных протестов в октябре 2019 года. По словам ряда официальных лиц и активистов, Муслех был арестован по обвинению в причастности к гибели Ихаба аль-Вазни, известного активиста, который был убит на пороге своего  дома в Кербеле 9 мая. Семья аль-Вазни публично обвинила Муслеха в убийстве Ихаба. Старший командир одной из фракций, связанных с ас-Систани, сказал в этой связи: «Участие Муслеха в подавлении демонстраций 2019 года и его постоянные угрозы активистам в Кербеле побудили многих обвинить Мобилизацию святынь [фракции, связанные с Систани] в убийстве протестующих и активистов за последний период. Люди не верят, что он дезертировал от нас много лет назад, и даже некоторые правительственные чиновники до сих пор считают, что мы его поддерживаем. Один из чиновников, участвующих в расследовании убийства Вазни, связался с нами две недели назад, чтобы [выяснить] нашу позицию по нему [Муслеху], поэтому мы четко сказали ему, что не имеем к нему никакого отношения и что они могут арестовать его, пока есть доказательства против него». Командир Аль-Хашд аш-Шааби», близкий к Ирану, рассказал, что несколько дней назад один из членов команды премьер-министра Мустафы аль-Казыми позвонил шейху Абаль-Махди аль-Карбалаю, одному из главных помощников ас-Систани, чтобы спросить его о его позиции по поводу возможного ареста Муслеха. Аль-Карбалай сказал, что они не имеют никакого отношения к Муслеху, и он не будет вмешиваться, если его арестуют. Таким образом, если говорить проще, то арест Муслеха надо рассматривать как четкий сигнал со стороны премьера аль-Казыми и аятоллы ас-Систани Тегерану о том, что «неприкасаемых» больше нет. Источник, близкий к аль-Казыми, подтвердил эту информацию и сказал, что ордер на арест Муслеха был выдан неделю назад, но он скрывался всю неделю, потому что знал, что против него выдан ордер на арест, и был арестован, когда пытался связаться со своими людьми в Багдаде. При этом в момент задержания он ехал в обычной машине без своих телохранителей, дабы не привлекать к себе излишнего внимания, поэтому он был арестован без сопротивления.

Руководство «Аль-Хашд аш-Шааби» до сих пор не высказало никакой позиции, но арест «вызвал неудовольствие» Абу Фадака аль-Мухаммадави, начальника штаба организации, по словам одного из его близких соратников. Несколько лидеров вооруженных группировок, в том числе Кайс аль-Хазали, командующий «Асаиб Ахль аль-Хак», и «Абу Али аль-Аскари», глава «Катаиб Хизбалла», обвинили аль-Казыми в попытке дискредитировать лидеров «Аль-Хашд аш-Шааби» и разжечь столкновения между демонстрантами и поддерживаемыми Ираном вооруженными группировками с целью отсрочки выборов, намеченных на октябрь. По словам ряда источников, интенсивные переговоры с премьер-министром об освобождении Муслеха сейчас ведут лидеры «Аль-Хашд аш-Шааби»  Абу Фадак аль-Мухаммадави и Фалих аль-Файяд, а также глава поддерживаемого Ираном парламентского блока «Фатх» Хади аль-Амири и лидеры ряда вооруженных группировок. «Есть большое давление на премьер-министра, чтобы освободить Муслеха. Бои могут вспыхнуть в любую минуту внутри и за пределами «Зеленой зоны», но я думаю, что [Казыми] сейчас очень трудно отступить. Он может заключить соглашение, передав Муслеха  управлению безопасности Хашда при условии, что он не будет освобожден», — сказал  близкий к премьеру чиновник. Таким образом, примерно понятны сейчас контуры будущего компромисса, и, рискнем предположить, что до серьезных вооруженных противостояний дело не дойдет.

Как полагают американские эксперты, возобновление протестов в Ираке рискует дестабилизировать нынешнее правительство страны в преддверии октябрьских выборов, но вряд ли ослабит глубоко укоренившееся влияние Ирана в Багдаде. 25 мая протесты с требованием реформ и ответственности иракского правительства за внесудебные казни вновь вызвали массовую мобилизацию населения, сравнимую с теми, которые наблюдались в 2019 году до пандемии COVID-19. Подобные протесты, вероятно, продолжатся вплоть до октябрьских парламентских выборов, которые станут главной точкой противостояния  между иракскими активистами и поддерживаемыми Ираном ополченцами, которые, по их мнению, виновны в десятках убийств и покушений на убийства активистов в Ираке за последние два года. Многие иракцы разочарованы тем, что их правительство не смогло обуздать растущую политическую власть поддерживаемых Ираном вооруженных группировок в стране. Активисты и правозащитные организации в Ираке широко полагают, что поддерживаемые Ираном ополченцы напрямую связаны с ростом убийств и преследований активистов и журналистов за последние два года, что стало одной из самых серьезных проблем безопасности в Ираке наряду с продолжающейся активностью «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). В дополнение к экономическим требованиям  протестующие требуют от правительства принять дополнительные меры для защиты гражданского населения от насилия, совершаемого многочисленными ополченцами, действующими в качестве негосударственных сил безопасности по всей стране. С октября 2019 года по меньшей мере 560 протестующих в Ираке были убиты в столкновениях с силами безопасности или нападениях, совершенных бандами, которые, как считается, связаны с поддерживаемыми Ираном ополченцами. За тот же период было совершено 34 убийства и 47 покушений на убийство активистов и журналистов, которые, как правило, совершались вооруженными людьми на мотоциклах. Иракские правозащитные организации и независимые журналисты широко приписывают эти убийства бандам, связанным с поддерживаемыми Ираном боевиками. Многие иракцы также считают, что лидеры ополченцев действуют вне закона, и такие инциденты, как арест 26 мая командира «Аль-Хашд аш-Шааби» Касима Муслеха, являются очевидной проверкой способности правительства преследовать ополченцев в судебном порядке. Если правительство быстро освободит Муслеха, активисты, скорее всего,  воспримут это как уступку ополченцам. Но если правительство задержит Муслеха надолго, ополченцы, скорее всего, ответят ему тем же, что и 26 мая, угрожая безопасности «Зеленой зоны» Багдада. Как мы говорили выше, этот вопрос скорее всего решат на основе компромисса. Однако ясно, что премьер-министр Мустафа аль-Казыми и его правительство будут бороться за то, чтобы иракские ополченцы не получили полной власти в Багдаде.Сдерживание влияния связанных с Ираном ополченцев в Ираке было одним из первых обещаний аль-Казыми после вступления в должность в мае 2020 года. Но с тех пор премьер-министр и его правительство в значительной степени оказались неспособными выполнить это обещание, подпитывая разочарование, стоящее за недавними протестами. Альянс «Фатх», связанного с поддерживаемыми Ираном группировками ополченцев, остается вторым по величине блоком в иракском парламенте и выступает против растущих требований активистов о реформах, опасаясь, что такие изменения могут угрожать их мощному политическому влиянию. В мае 2020 года аль-Казыми создал комиссию по расследованию внесудебных казней в ответ на общественный протест, но с тех пор эта комиссия мало что сделала. Альянс «Фатх» включает политиков, связанных с поддерживаемыми в основном Ираном группировками ополченцев из «Аль-Хашд аш-Шааби»,   зонтичной организации, которая стала формальным компонентом сил безопасности иракского государства. «Фатх» структурировался в политическую партию для входа в парламент  в 2018 году, и выступил против первоначального назначения аль-Казыми в мае 2020 года, учитывая его сосредоточенность на сдерживании ополченцев. Поскольку Багдад не в состоянии ответить на основные требования протестующих, демонстрации, скорее всего, продолжат набирать обороты в преддверии выборов и станут основным источником беспорядков. Продолжение протестов может привести к тому, что все больше иракцев захотят бросить вызов руководству аль-Казыми по другим вопросам. Продолжающиеся беспорядки, предшествующие октябрьскому голосованию, могут даже сорвать или задержать сами выборы. Многие протестующие полны решимости бойкотировать выборы, которые они рассматривают как способ укрепить политическую позицию поддерживаемых Ираном ополченцев. Однако протестное движение, в конечном счете, не сможет вытеснитьглубоко укоренившееся влияние Ирана в БагдадеПо мере продолжения демонстраций давление протестующих на поддерживаемые Ираном ополченцев, вероятно, начнет расширяться до призывов искоренить общее влияние Ирана в стране, на что иракское правительство вряд ли ответит эффективно, опасаясь повредить своим связям с важным союзником. Иран поставляет в Ирак электроэнергию, а также импортирует продовольствие и товары. Он  также обеспечил подготовку по вопросам безопасности ополченцев, которые действуют в качестве официального компонента сил безопасности Ирака. При этом, хотя Иран не контролирует напрямую действия своих союзных ополченцев в Ираке, он может косвенно влиять на политическую ситуацию в Багдаде через лидеров этих групп.

55.9MB | MySQL:106 | 0,485sec