Оценки активности «Хизбаллы» в Германии после запрета деятельности политического крыла организации

В конце апреля 2020 г. после соответствующей резолюции Бундестага и решения министра внутренних дел Х.Зеехофера вступил в силу запрет ливанской шиитской группировки «Хизбалла» без дробления на боевое и политическое крыло. Этот непростой для внешней политики ФРГ шаг был сделан, в том числе под влиянием активности данной структуры внутри федеральной республики, что создало риск для радикализации местного мусульманского населения. Парламентский зарос представителя партии «Зеленых» И.Михалич, материалы которого недавно попали в германские СМИ, дает возможность оценить деятельность группировки за период ограничений.

Согласно данным местных изданий, в настоящий момент «Хизбалла» в Германии может иметь по-прежнему более 1 тысячи сторонников, что в целом согласуется с показателями прошлого года. При этом за истекший с момента внесения в черный список период количество упоминаний о данной организации профильных структур ФРГ заметно сократилось. Связывается это с тем, что видимая деятельность группировки снизилась. В частности, СМИ указывают на отказ от проведения традиционного дня «Аль-Кудс». Впрочем, помимо того, что помешало акциям солидарности в борьбе за отмену т.н. «израильской оккупации», которые проводят радикалы по всему миру, политика Берлина в отношении ливанской группировки, данный факт также связан с эпидемиологическими ограничениями по Covid-19, действовавшими в стране. Пренебрегать ими, дополнительно привлекая к себе внимание политики, сторонники «Хизбаллы» явно не хотели.

В рамках продолжающихся практических мер по противодействию группировке в соответствии с недавним распоряжением министра внутренних дел Германии Х.Зеехофера была запрещена деятельность трех связанных с «Хизбаллой» организаций – Deutsche-Lebanesische Familie, Menschen für Mencshen и Gib Frieden». Согласно данным МВД ФРГ три указанные структуры ранее фактически заменили собой более известную организацию Waisenkinderprojekt Libanon, действовавшую с конца 1990-х вплоть до запрета в 2014 г. как филиал «Хизбаллы» в Германии, занимавшийся сбором средств в том числе для поддержки семей погибших террористов. Предполагается, что за время своей деятельности Waisenkinderprojekt Libanon смогла перевести в Ливан порядка 3 млн евро.

Помимо собственно блокировки работы трех указанных объединений полиция провела рейды по связанным с ними объектам в Бремене, Гамбурге, Гессене, Нижней Саксонии, Северном Рейне–Вестфалии и Рейнланд-Пфальце. В ходе проверок были задержаны активисты, собиравшиеся вылететь в Ливан, а также изъято около 200 тыс. евро., не считая средств на арестованных счетах. Пожертвования собирались через PayPal и Western Union. При этом сообщается, что курьеры планировали переправить деньги наличными, разделяя их на максимальные суммы, допустимые к вывозу без обязательного декларирования.

Впрочем, рассмотренный случай не в полной мере иллюстрирует ситуацию с активностью «Хизбаллы» в Германии, поскольку сторонники Deutsche-Lebanesische Familie, Menschen für Mencshen и Gib Frieden, как правило, уже попадали под наблюдение в связи с тем, что прежде поддерживали Waisenkinderprojekt Libanon. В ответе на упомянутый парламентский запрос депутата И.Михалич, которая, кстати сказать, в прошлом была сотрудником полиции и в рядах «Зеленых» занимается внутренней проблематикой, в свою очередь, отмечается, что многие активисты «Хизбаллы» в новых условиях максимально не афишируют свою деятельность, создают закрытые объединения, выявление которых является более сложным процессом. На этот же аспект активности группировки в ФРГ год назад указывали и израильтяне, подчеркивая, что как таковая «Хизбалла»  в Германии не работает, а представлена через ассоциации, связь которых с «головной» структурой определяется не только финансовой составляющей, но и поддержкой ключевых целей и принципов.

Еще один острый вопрос, обозначенный И.Михалич, состоит в вовлеченности активистов «Хизбаллы» в Германии в преступность внутри страны. Согласно официальному ответу, подобная деятельность в настоящий момент не представляет серьезной угрозы. Вместе с тем в распоряжении СМИ есть данные, что как минимум в 2018 и 2019 гг. были выявлены связи сторонников ливанской группировки с представителями организованной преступности, вовлеченными в незаконный оборот наркотиков и отмывание денег. Об особой опасности клановой преступности мигрантов представители германской полиции заявляют, как минимум с 2016 г. Причем еще тогда наиболее частотными считались преступления, совершаемые ливанцами и курдами. Помимо этого, сторонники «Хизбаллы», по некоторым данным включены в сети по отмыванию денег, полученных от наркобизнеса. Конечными бенефициарами этого процесса выступают латиноамериканские наркокартели, а совершают операции, помогающие легализовать преступный доход, в том числе сторонники группировки на территории ФРГ и Ливане. При этом очевидно, что за свои услуги они полуют определенное вознаграждение, впрочем, доказать их системную связь для спецслужб Германии практически не представляется возможным.

В целом, Берлин продолжает рассматривать в качестве основной угрозы, исходящей для него от «Хизбыллы», внутреннюю опасность. Эту группа рисков подразумевает под собой не только радикализацию местного мусульманского населения, но и финансовые составляющие. Последние помимо отправки средств на Ближний Восток, где они предназначаются террористам, что вызывает обоснованную критику Израиля, включают и стимулирование теневой экономики в самой ФРГ, что негативно сказывается в том числе на ее развитии и международных оценках.

Помимо этого, стоит сказать, что решения в отношении «Хизбаллы», принятые МВД ФРГ, имеют и сложный внешнеполитический подтекст. Его негативная составляющая заключается в том, что подобная риторика отражается на общем потенциале региональной политики ФРГ на Ближнем Востоке, где на ливанском направлении из европейских игроков ей конкуренцию составляет прежде всего Франция, ранее предложившая Ливану и свои контуры политического реформирования, и поддержку в восстановлении после взрыва в порту Бейрута.

Вместе с тем имеется и положительный эффект. Определяется он, с одной стороны, позитивным влиянием на германо-израильский трек, не лишенный проблем в силу расходящегося восприятия в Иерусалиме и Берлине палестинской тематики. Так, комментируя запрет деятельности Deutsche-Lebanesische Familie, Menschen für Mencshen и «Gib Frieden» генеральный секретарь старшей коалиционной партии ХДС П.Цимиак сообщил, что оно «является сигналом для врагов Израиля». Помимо этого, опыт ФРГ по ограничению деятельности «Хизбаллы» имеет потенциал распространения подобной практики на соседние страны. К примеру, в мае на запрет символики ливанской шиитской группировки пошла Вена. Несмотря на то, что «Хизбалла» не получила территория Австрии столь же серьезного распространения, что и в ФРГ, а также тот факт, что запрет символики не является действительно эффективной мерой, подобный шаг все же сдерживает потенциал роста радикальных ячеек, связанных с данной организацией в Европе.

52.72MB | MySQL:104 | 0,396sec