Обзор текущей социально-экономической ситуации в Ливане

Наряду с ростом гуманитарной напряженности, в Ливане ухудшается социально-экономическая ситуация. В стране стремительно растет уровень бедности  —  в последние месяцы дополнительно сотни тысяч ливанцев оказались за чертой бедности. По данным ООН, на начало июня с.г. число ливанцев, проживающих в бедности, составляет уже более половины населения. Eще более тревожен тот факт, что за последний год уровень крайней нищеты в стране вырос втрое – с 8% до 23% населения.

Политический тупик, в котором оказался сегодня Ливан, препятствует проведению важнейших структурных реформ и тормозит поступление в страну замороженных западными странами инвестиций и донорских средств.

Вдобавок к острому политическому кризису, Ливан охвачен самым, пожалуй, серьезным за последние годы нестабильности финансовым кризисом с начала сирийского конфликта. Гиперинфляция и стремительная девальвация курса национальной валюты сегодня по резонансу превзошли все предыдущие кризисные пики. По данным ООН, индекс потребительских цен в Ливане только за последний год, а именно c мая 2020 года,  вырос в среднем на 208%, а покупательская способность населения стремительно снижается. Примечательно, что отдельно индекс цен на продовольствие и напитки вырос за истекший период в разы больше – на 670%. За последние недели, на фоне гиперинфляции, обороты набирает массовое закрытие магазинов, причем не только продовольственных. Суть в  том, что многие владельцы не хотят продавать свои товары в обмен на стремительно девальвирующую местную валюту, и опасаясь дефицита, стремятся сохранить складские запасы. Закрытие магазинов и сворачивание всего неформального сектора экономики ведет в свою очередь к росту безработицы.

Итоги гиперинфляции и падения покупательской способности налицо – только за 2020 год уровень ВВП в Ливане сократился еще на 14% и продолжает падать в первой половине текущего года. Значительное число ливанских семей сегодня вынуждены сильно экономить на своих базовых потребностях, включая продовольствие, электричество, воду, топливо, доступ к образованию и интернету. Одновременно, как отмечалось выше, доступ населения к этим базовым потребностям и услугам, особенно в последние месяцы, также сильно сократился. Это неудивительно, поскольку большая часть этих услуг и потребностей в Ливане обеспечивается частным сектором. Например, в секторе образования и здравоохранения более 70% услуг предоставляется малыми и средними частными предприятиями. Подрыв их хозяйственной деятельности и неспособность государства взять на себя функции предоставления базовых социальных услуг может привести к всеобщему коллапсу системы хозяйствования.

В частности, сектор здравоохранения пока так и не может отправиться после пандемии коронавируса. Несмотря на сокращение распространения коронавируса в последние недели и активно стартовавшую кампанию по вакцинации, доступ к медицине в Ливане затруднен дефицитом квалифицированных кадров (которые продолжают активно мигрировать в другие страны) и соответственно растущей стоимостью медицинских услуг, большей частью предоставляемых частными клиниками.

Аналогичная критическая ситуация складывается в секторе образования. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), образование более 1.2 млн детей в Ливане было прервано на срок от 1 года и более – ввиду сочетания фактора пандемии и ограничительных мер и массовых протестов населения в контексте внутриполитического кризиса. Отметим, что здесь учитываются не только дети ливанских граждан, но и сирийских и палестинских беженцев. Сокращение покупательской способности и соответственно неспособность родителей оплачивать обучение детей, а заодно и отток квалифицированных учителей после обесценивания национальной валюты и их зарплат – главные факторы кризиса в образовательном секторе.

Другие важные сферы социальных услуг – водообеспечение, управление отходами и безопасность – обеспечиваются государством, но и здесь ввиду острого недофинансирования они близки к коллапсу. В частности, c 2019 года бюджетное финансирование многих этих секторов на уровне муниципалитетов практически не поступало. В то же время, система водоснабжения, например, не способна самостоятельно функционировать без поддержки международных институтов и гуманитарных организаций. Вооруженные силы Ливана, по данным ООН, испытывают острые потребности в поставках снаряжения, оборудования и медикаментов.

Неудивительно, что на этом фоне нарастает и гуманитарный кризис. Последнее исследование Всемирного банка и Всемирной продовольственной программы ООН продемонстрировало, что 22% ливанцев не способны обеспечить себя полноценно продовольствием и нуждаются в гуманитарной поддержке. И это не говоря уже о сотнях тысяч сирийских беженцев, перманентно базирующихся в Ливане и получающих помощь по линии гуманитарных организаций. При этом 85% ливанских семей вынуждены экономить на еде и сокращать ежедневное потребление продовольствия, отказываясь от дорогостоящих видов продовольствия – мяса, овощей и фруктов, что негативно воздействует на их здоровье и качество жизни. ООН прогнозирует в случае сохранения текущих тенденций рост продовольственных цен во второй половине 2021 года как минимум еще вдвое.

Нужно отметить, что ООН достаточно сдержанно реагирует на растущие гуманитарные потребности населения. Причина тому – дефицит донорских средств для долгосрочного планирования и наращивания охвата помощи. По оценкам ООН, сегодня не менее 1 млн ливанцев нуждаются в регулярной гуманитарной помощи, включая продовольственную. При этом с июня по ноябрь по линии ООН гуманитарной помощью будет охвачена только половина – чуть более 500 тысяч ливанцев. На предстоящие шесть месяцев нехватка донорских ресурсов на поддержку гуманитарных операций составляет более 100 млн долларов США. Поясним, здесь речь идет о гуманитарных потребностей именно местного ливанского населения. Помимо этого, на территории Ливана находятся и получают регулярную гуманитарную помощь по линии ООН более 1 млн сирийских и 270 тысяч палестинских беженцев. При этом среди сирийских беженцев, например, доля тех кто находится в стадии крайней нищеты составляет 90%, а прирост с прошлого года – 60%.

Таким образом, на сегодняшний день Ливан балансирует на грани социально-экономического коллапса, в первую очередь под давлением целой комбинации различных кризисов. В дополнение к кризису беженцев и социально-экономическим проблемам в стране серьезно обострился в последние недели финансовый кризис. На это также накладывается и вакуум политической власти, что ведет к неспособности правительства принимать серьезные, решительные и последовательные меры. В итоге, гиперинфляция и девальвация валюты по сути уничтожает частные сектор, оставляя многих ливанцев без работы. В отсутствие в стране общенациональных систем социальной защиты, появляется новая массовая категория безработных ливанских мигрантов, которые усугубляют гуманитарный кризис. Таким образом, страна стремительно теряет государственную вертикаль и становится все более зависимой не только от финансовой, но и институциональной и управляющей поддержки международных институтов, без участия которых социально-экономическое будущее страны оказывается под большим вопросом. В то же время, пик этого многофазового национального кризиса и его различных проявлений далеко не пройден и перспективы выхода из него пока не просматриваются.

55.85MB | MySQL:105 | 0,461sec