Русскоязычные министры нового правительства Израиля

В приведенном в минувшее воскресенье присяге правительстве Израиля трое русскоязычных министров. Наиболее влиятельный и известный из них, несомненно, уроженец Кишинева, министр финансов Авигдор Либерман, лидер правой (следует напомнить, что правыми в Израиле называются противники территориальных уступок, а левыми, соответственно, сторонники территориального компромисса) партии «Наш дом – Израиль» (НДИ), базовым электоратом которой являются репатрианты из бывшего СССР. Помимо того, что Министерство финансов относится в Израиле к категории самых «весомых» министерств, наряду с министерствами обороны, иностранных дел и внутренних дел, влияние Авигдора Либермана связанно с его большим политическим опытом и солидным послужным списком (он уже был министром иностранных дел и министром обороны), заметно превосходящим опыт его коллег по новому правительству. Многие в Израиле не без оснований полагают, что, несмотря на то, что Авигдор Либерман даже не претендовал на то, чтобы получить пост премьер-министра, именно он, сыграв роль своего рода «серого кардинала», был главной фигурой, стоявшей за формированием казавшейся еще недавно немыслимой право-центристско-левой коалиции, добившейся отстранения от власти Биньямина Нетаньяху. К этому следует добавить, что в условиях тяжелого экономического кризиса, переживаемого сейчас Государством Израиль в связи с последствиями пандемии коронавируса, роль министра финансов в правительстве неизбежно возрастает еще больше.

Вторым по влиянию русскоязычным министром нового правительства стал уроженец Харькова Зеэв Элькин, представляющий возглавляемую министром юстиции Гидоном Сааром правую партию «Новая надежда». Помимо портфеля министра жилищного строительства, рассматриваемого в неофициальной израильской «табели о рангах» в качестве министра второй (но отнюдь не третьей) категории, Зеэв Элькин получил еще два портфель. Первый из них – портфель министра по делам Иерусалима и наследия, имеющий главным образом значение в качестве престижного символа для политика правой ориентации. Второй – портфель министра по связям с Кнессетом, кажущийся на первый взгляд странным и даже ненужным, в реальности превращает Зеэва Элькина де факто во второго спикера Кнессета, что резко усиливает его влияние и до определенной степени ставит от него в зависимость премьер-министра Нафтали Беннета (лидер религиозно-сионистской партии «Ямина») и альтернативного премьер-министра и министра иностранных дел Яира Лапида (лидер центристской партии «Еш атид»).

Третий русскоязычный министр – министр туризма Йоэль (Константин) Развозов, уроженец Биробиджана, представляющий партию «Еш атид». В его политической карьере — это первый министерский пост. Министерство туризма может неофициально быть отнесено к третьей категории министерств. Тем не менее, в условиях Израиля с его многочисленными туристическими объектами, оно представляет заметный интерес и открывает серьезные перспективы молодому политику, который хочет проявить себя. Учитывая тяжелейший удар, нанесенный пандемией коронавируса по туристической отрасли во всем мире, в том числе и в Израиле, министру Йоэлю Развозову предоставляется широчайшее поле для новаторства на поприще вывода этой отрасли из переживаемого ею глубочайшего кризиса.

В дополнение к сказанному следует упомянуть также уроженцев бывшего СССР, занявших посты председателей парламентских комиссий. Важнейшим из этих новых назначений является пост председателя финансовой комиссии Кнессета, который получил уроженец Дрогобыча (Украина), депутат Кнессета Алекс (Александр) Кушнир (НДИ). Финансовая комиссия Кнессета должна быть противовесом Министерству финансов. Ее председатель способен создать серьезные препятствия на пути проведения министром финансов своей политики. Однако в создавшейся теперь в Израиле новой политической реальности как пост министра финансов, так и пост председателя финансовой комиссии Кнессета оказались в руках партии НДИ. Излишне говорить о том, какое влияние при таком раскладе сил получает «израильская партия с русским акцентом», как нередко неофициально именуют НДИ. Если же говорить конкретно о влиянии репатриантов из СССР на финансовую систему еврейского государства, то стоит упомянуть и уроженца Кемерова, депутата Кнессета Владимира Беляка («Еш атид»), который стал координатором правящей коалиции в финансовой комиссии Кнессета. Косвенным образом связана со сферой финансов и парламентская комиссия по реформами, председателем которой после формирования нового правительства стала уроженка Ворошиловграда (ныне Луганска), депутат Кнессета Юлия Малиновская (НДИ).

Наконец, одним из заместителей спикера Кнессета стал уроженец города Первомайск Николаевской области, председатель парламентской фракции НДИ Евгений Сова. Говоря о влиянии НДИ в новой правящей коалиции, нельзя не упомянуть и о том, что представляющий ее депутат Кнессета Одед Форер (уроженец Израиля, правнук репатрианта из Российской Империи) занял пост министра сельского хозяйства и одновременно – пост министра по развитию Негева и Галилеи. Учитывая, что Министерство сельского хозяйства в Израиле отвечает за введение и за отмену пошлин на импорт сельскохозяйственной продукции, данное назначение дает дополнительную свободу маневра для проведения своей политики на посту министра финансов лидеру НДИ Авигдору Либерману.

Подводя итог, представляет целесообразным сравнить позиции русскоязычных политиков в нынешней в новой правящей коалиции с их позициями в предыдущей правящей коалиции, возглавлявшейся премьер-министром Биньямином Нетаньяху (лидер крупнейшей правой партии Ликуд, а теперь и лидер парламентской оппозиции). В его правительстве был только один русскоязычный министр – уроженец Черновиц Юлий (Йоэль) Эдельштейн, занимавший пост министра здравоохранения. В других партиях возглавлявшегося Ликудом так называемого «правого блока» – ультраортодоксальной религиозной сефардской партии ШАС, ашкеназского ультраортодоксального религиозного блока «Еврейство Торы» и крайне правого блока «Религиозный сионизм» – депутатов-уроженцев СССР нет совсем. Более того, депутаты и министры от Ликуда и от ультраортодоксальных религиозных партий неоднократно позволяли себе выступать с публичными нападками на репатриантов из бывшего СССР, фактически пытаясь превратить в маргинальную группу в еврейском государстве. Таким образом, формирование новой правящей коалиции привело к резкому росту политического влияния русскоязычных израильтян.

55.86MB | MySQL:105 | 0,456sec