К вопросу о подписании «Шушинского» соглашения между Турцией и Азербайджаном. Часть 2

15 июня, вслед за Саммитом НАТО в Брюсселе и за встречей на полях с лидерами стран-членом Альянса, включая президента США Джо Байдена, президент Турции Р.Т. Эрдоган отправился в Шушу, где состоялась его встреча с главой Азербайджана И.Алиевым.

В ходе этого визита между двумя странами было подписано, назовем его по месту подписания, «Шушинское» соглашение. Полный перевод документа, который был опубликован турецкими СМИ, содержится в Части 1 нашей публикации (доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=77927).

Прокомментируем некоторые, представляющие наибольший интерес для российской аудитории, части документа и формулировки. Комментарии проранжированы не по степени важности, а по мере появления их в документе, подписанном президентами Р.Т.Эрдоганом и И.Алиевым.

Итак:

  1. Разумеется, Турцией и Азербайджаном подтверждается верность всем международным соглашениям и, в частности, Карсскому договору от 13 октября 1921 года. Данные границы, в настоящее время, никем не оспариваются, но можно рассматривать, помимо всего прочего, эту отсылку ещё и как сигнал армянской стороне «Арарат – наш!». Вообще, давая перечисление всех межгосударственных документов, подписанных на новом историческом отрезке между Турцией и Азербайджаном, стороны органично присоединяют и нынешнее «Шушинское» соглашение к ним – оно теперь формируют неотъемлемую часть турецко-азербайджанской правовой базы. Подчеркивается и цель этого документа – вывод отношений между двумя странами на качественно новый уровень и этап развития. О том, каков этот уровень отношений будет на практике, становится понятно из ознакомления с дальнейшими положениями документа.
  2. Одним из ключевых словосочетаний документа является «объединение возможностей и потенциала между двумя странами». Однако, широчайший перечень областей, где это объединение мыслится сторонами (политическая, экономическая, оборонная, культурная, гуманитарная, здравоохранительная, образовательная, социальная, молодежная и спортивная области – И.С.) наводит на мысль об углубленной интеграции между странами уже и на структурном уровне.
  3. Вопрос внешнеполитических курсов двух стран после подписания «Шушинского» соглашения, выглядит следующим образом: разумеется, стороны подчеркивают то, что они проводят независимую внешнюю политику, причем, в полном соответствии с международным правом и Уставом ООН. Однако, Турцией и Азербайджаном подчеркивается, что политика по «региональным и международным стратегическим вопросам» будет между сторонами координироваться во всех международных организациях и институциях, причем, «на основе общих интересов». А общий интерес, если резюмировать изложенное в этом документе, с использованием прямого цитирования, заключается в том, чтобы обеспечивать не только развитие двусторонних отношений, а именно, что всего Тюркского мира, в целом. Причем, при отсутствии строгого определения на предмет того, что следует считать Тюркским миром, этим миром, чисто теоретически становится любая страна и территория, где компактно или даже «распыленно», но достаточно многочисленно, проживают этнические тюрки. В этой связи, уместно вспомнить карту Тюркского мира из турецких учебников истории для школьников (переведена и перепечатана в России в книге нижеподписавшегося: «Россия – Турция: 500 лет беспокойного соседства»; https://eksmo.ru/book/rossiya-turtsiya-500-let-bespokoynogo-sosedstva-ITD844457/ — И.С.). Там Тюркский мир простирается от Западной Европы до Восточных рубежей Российской Федерации. Собственно, эту карту и стоит брать за основу, когда стороны – турецкая и азербайджанская – говорят о единении Тюркского мира.
  4. Одна из центральных точек подписанного Соглашения – это Нахичеванская Автономная Республика и Зенгезурский коридор, связующий элемент между Турцией и Азербайджаном. Очевидно, что этот коридор – установление контроля над ним — жизненно важен для дальнейшего развития интеграционного проекта Тюркского мира.
  5. Одним из самых интересных положений «Шушинского» соглашения является введение в него статьи, по сути, о коллективной безопасности. Пусть и с оговоркой о том, что за основу при принятии решения об оказании взаимной помощи будет приниматься Устав и решения ООН. Тем не менее, даже появление такой статьи по сути означает углубленную координацию между вооруженными силами двух стран (про военно-политический союз пока говорить не приходится, однако, ситуация развивается именно в таком направлении – И.С.). Эта координация подразумевает и то, что вооруженные силы сторон будут перестраиваться и модернизоваться в тесном контакте друг с другом. Это прочитывается ещё и как-то, что траектория развития ВС Турции и Азербайджана – «параллелится», то есть, стороны сближают свои стратегии и стандарты. Сближение идет и на уровне военнослужащих двух стран, для которых предусматривается активизация совместных мероприятий – от подготовки до учений. Причем, касательно последних, речь идет о том, что к учениям будут ещё привлекаться другие «дружественные страны». Иными словами, и Турция, и Азербайджан, согласно подписанному Соглашению, формируют «пул» стран, с которыми подобные совместные учения будут проводиться. И, со всей очевидностью, следует ожидать, что в первом ряду приглашенных для участия в совместных учениях стран будут государства Тюркского совета.
  6. На этом пункте стоит остановиться особо: «Турция и Азербайджан сделают все необходимое для создания механизмов свободного перемещения товаров». Иными словами, речь идет о том, что между двумя странами формируется единое экономическое пространство. В данном случае, речь, по сути, идет о Таможенном союзе между Турцией и Азербайджаном. Более того, к настоящему времени, граждане двух стран уже путешествуют друг к другу на основе внутренних удостоверений личности. Но Соглашение предполагает и то, что стороны облегчат процедуру легализации граждан друг друга на своей территории. В данном случае, речь идет о процедуре получения вида на жительство. Заметим, что следующим шагом уже просматривается создание единого пространства рабочей силы, которое, вкупе с свободным движением товаров, приводит к мысли о полноценном экономическом союзе (правда, без перехода на единую валюту, как в Европейском союзе, но получается уже, своего рода, прообраз ЕАЭС – И.С.).
  7. К настоящему времени, уже, вряд ли, можно считать упоминание про развитие сотрудничества сторон в сфере обеспечения кибербезопасности просто данью моде. Не стоит недооценивать тех альянсов, которые складываются, в этом смысле, в мире, в отсутствии, по сути, единых признанных международных правовых норм, регулирующих эту стратегическую сферу. Тем более, что Россия и США, в ходе встречи президентов В.Путина и Дж.Байдена подтвердили, по крайней мере, интерес к этой проблематике. Эхом в этом смысле отозвалась и встреча между Р.Т.Эрдоганом и И.Алиевым.
  8. Сотрудничество в сфере топливно-энергетического комплекса – это одно из тех направлений, где Турция и Азербайджан сотрудничают весьма тесным образом. И это, непосредственно, связано с другим направлением – с развитием транспортной инфраструктуры, причем, в самом широком смысле, которая бы формировала бы основу для коридора Восток – Запад. Коридор Восток – Запад — это, одновременно, и единое пространство Тюркского мира, и интеграция этого пространства в китайский проект так называемого Нового «Шелкового пути». Причем, понятно, что маршрут, проходящий по территориям Азербайджана и Турции, является конкурентным маршруту, проходящему по территории Российской Федерации.
  9. Поддержка Турции, со стороны Азербайджана, в части борьбы с терроризмом имеет принципиальное значение для турецкой стороны. Коль скоро, другие «партнёры» Турции, включая США и ЕС, не разделяют турецких подходов и взглядов на курдские сирийские организации – Силы народной самообороны и Партию демократического союза – указывая их ответвлениями террористической Рабочей партии Курдистана (РПК). При этом, невзирая на турецкое упорство, США продолжают оказывать поддержку этим организациям. А, кроме этого, сохраняется неоднозначный подход к этим организациям и среди стран – членов ЕС. Укрепляет ли «руку» Турции в этом вопросе ещё и поддержка Азербайджана? – Сама по себе, не слишком. Однако, за ним могут последовать и другие страны-члены Тюркского совета.
  10. Отдельного и самого пристального внимания заслуживает сентенция, касающегося того, что будут объединять усилия, не только «метрополии». Стороны приложат усилия, как указывается в Соглашении, к тому, чтобы развивать сотрудничество между турецкой и азербайджанской диаспорами, в других странах. «Координация и взаимная поддержка» между двумя диаспорами – это то, что мы уже имели возможность видеть в ходе конфликта в Нагорном Карабахе. Когда азербайджанская диаспора в РФ продвигала свою и турецкую позицию. Турки, в одночасье, оказались влиятельными игроками в российском и в русскоязычном медийном пространствах. В итоге, в руках у сторон появился инструмент, который был с успехом апробирован. В нашей стране много говорят про турецкие БПЛА «Байрактар», а про фактор диаспор как-то благополучно все забыли. Тогда как стоит уделять этому вопросу самое пристальное внимание – поскольку эта тема будет лишь только нарастать, по мере того, как развивается конкуренция за влияние в целом ряде регионов между Россией и Турцией. И не случайны в этой связи отсылки к турецко-азербайджанской медийной площадке. Сюда же следует отнести и сотрудничества между агентствами мягкой силы Турции и Азербайджана в рамках общей цели – укрепления турецкой солидарности и продвижения тюркских взгляда и ценностей за рубеж.

Итак, какое резюме можно сформулировать в отношении документа, подписанного президентами Р.Т.Эрдоганом и И.Алиевым в Шуше? – Перед собой мы видим соглашение об углублении интеграции между Турцией и Азербайджаном. Речь идет о, своего рода, Союзном договоре, причем безо всяких пышных слов. Похоже, что сказываются уроки прошлого, когда теперь уже бывший министр иностранных дел Турции А.Давутоглу шумно заявлял о том, что «мы – новые османы». С тех пор, похоже, турецкая сторона научилась несколько большей тонкости в деле продвижения к поставленной цели.

В чем эта тонкость выражается на практике?

Во-первых, частые отсылки к роли России и к её важной роли в регионе, вообще, и в решении Нагорно-Карабахского конфликта, в частности, которые прозвучали в ходе выступления президента Р.Т.Эрдогана в Шуше.

Разумеется, турецкая сторона не хочет, чтобы, со стороны, выглядело для российской стороны так, что её оттесняют от пост-советского пространства. Что российская сторона уже так думает — это второй вопрос. Но все должно выглядеть «пристойно». Хотя подчеркнем, что Россия уже успела выразить на сей счет «свое пристальное внимание».

Развертывание военных объектов стран-членов НАТО (то есть Турции в Азербайджане – И.С.) вблизи российских границ — это повод для особого внимания. Об этом 18 июня, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Цитируем: «В любом случае открытие объектов военной инфраструктуры стран-членов альянса вблизи наших границ является поводом для нашего особого внимания и также причиной для наших необходимых шагов для обеспечения нашей безопасности и наших интересов». Песков также добавил, что Россия взаимодействует с Турцией в вопросе стабилизации и нормализации обстановки в Закавказье. Он подчеркнул, что Москва находится в тесном контакте с Анкарой, Баку и Ереваном.

Помимо этого, пресс-секретарь главы государства добавил, что власти РФ считают, что любые шаги должны способствовать дальнейшей стабилизации обстановки регионе, развитию инфраструктуры, транспортной логистики, исправлению ситуации в целом, не должно быть каких-то элементов, которые могут стать причиной роста напряженности.

Единственное, что, в данном случае можно заключить, — это то, что Россия «следит» за развитием ситуации. Однако, как и в случае с той же Украиной, никаких практических шагов по изменению / корректировке траектории развития отношений между Турцией и Азербайджаном предпринять, по сути, не может. Нынешнее развитие турецко-азербайджанских отношений — это производная от целого ряда объективных и субъективных факторов: центробежных сил от «метрополии в Москве», исторической и духовной близости между Турцией и Азербайджаном, ослабления «руки Москвы» на пост-советском пространстве, продуманной стратегии Турции в этом вопросе и целенаправленной политики на протяжении последних трех десятков лет и проч. Изменить эту объективную реальность, в краткосрочной, и, похоже, что уже и среднесрочной перспективе, не представляется возможным. Тем более, путем наблюдения за ней.

Во-вторых, после «Шушинского» соглашения в Турции зазвучали слова о том, что договоренности между Турцией и Азербайджаном — важный вклад в Трансатлантическую безопасность.

Опять же — хорошая попытка «продать» эту тему НАТО и США при том, что последние не имеют к этой теме прямого отношения. Когда все решалось «мимо» Минской группы, и США и Франция живо интересовались, а что именно Турция делает в Нагорном Карабахе? Что, в общем-то, понятно, с учетом их тяготения к армянам.

Однако, «прикрутить» к этой теме НАТО — неплохая идея у турецкой стороны, которая хочет успокоить и НАТО, что не только в своих интересах она действует на Кавказе.

Так что, Турция, насколько возможно, «отработала» ситуацию по двум глобальным игрокам: Россию – «похвалить и успокоить», США / НАТО – «показать лояльность и инициативность».

Впрочем, тут есть один нюанс – действительно создание полноценных военных баз Турции, как члена НАТО, на пост-советском пространстве может быть «асимметричным ответом» на то, что в целом ряде стран или с их участием, включая Украину, Молдавию, Грузию и Азербайджан, существуют территориальные споры и конфликты.

И, исходя из Устава НАТО, их прием в состав Североатлантического альянса состояться не может. Однако, Турция имеющая тесные связи со всеми этими странами может создавать там свои опорные пункты, которые, при определенных обстоятельствах, могут стать опорными пунктами НАТО. Коль скоро, в целом ряде стран, допустим, в том же Афганистане, Турция претендует на то, чтобы стать опорной силой на земле от США / НАТО.

То, что в России понимают этот нюанс, в полной мере, и отражается в выступлении пресс-секретаря президента России Д.Пескова. Однако, подчеркнем, что «Шушинское» соглашение уже является на сегодняшний момент правовой данностью в отношениях между Турцией и Азербайджаном и изменить эту реальность нет возможности. Кроме того, тема военных баз Турции в Азербайджане возникла далеко не вчера. Так или иначе, между двумя странами намного раньше были подписаны соответствующие Протоколы. И было понятно, что участие Турции на стороне Азербайджана в конфликте в Нагорном Карабахе не может не привести к тому, что на территории Азербайджана возникнут турецкие военные базы. Это не могло не быть частью договоренностей между двумя странами, ещё до того, как конфликт вошел в острую фазу, и Турция включилась в этот процесс.

Как мы уже ранее писали на сайте ИБВ, «цена» турецкого участия для Азербайджана – абсолютна понятна. Речь идет об углубленной интеграции между Турцией и Азербайджаном, прямо как в случае между Россией и Беларусью. Возможно, правда с несколько лучшими для сторон результатами.

55.55MB | MySQL:105 | 0,447sec