О ситуации с незаконным оборотом наркотиков в Ираке

Почти ежедневно органы безопасности Ирака объявляют об аресте контрабандистов и потребителей наркотиков, особенно в Багдаде, а также в Басре на юге и Дияле на ирако-иранской границе. 20 июня оперативное командование Багдада арестовало шесть человек, обвиняемых в употреблении наркотиков и хранении кристаллического метамфетамина, мощного и быстро вызывающего привыкание стимулятора. Днем ранее подразделения Национальной разведывательной службы Ирака при Министерстве внутренних дел арестовали в Басре двух контрабандистов наркотиков с 10 килограммами гашиша. Служба также объявила об аресте в Басре торговца и перевозчика наркотиков из соседней страны. С начала года в Ираке было арестовано и осуждено 4594 человека, связанных с наркотиками, сообщил в сентябре прошлого года член Комиссии по правам человека страны, добавив, что эти цифры исключают Иракский Курдистан, поскольку он имеет свои собственные органы и силы по борьбе с наркотиками. «Незаконный оборот наркотиков и злоупотребление ими стали явлением, угрожающим семье и обществу. Основными факторами, которые привели к росту употребления наркотиков, являются экономические, социальные и психологические причины, а также более высокие показатели насилия в семье и общая ситуация в области безопасности»,- говорится в заявлении Фаделя аль-Гарави от сентября прошлого года.. Аль-Гарави сообщил тогда, что  незаконный оборот наркотиков и злоупотребление ими стали насущной проблемой безопасности, поскольку, как говорится в заявлении, они угрожают как семье, так и обществу, поскольку их рост вызван экономическими, социальными и психологическими проблемами. Он добавил, что «количество арестованных и осужденных по делам о торговле наркотиками и злоупотреблении ими за 2018 год достигло 9 328 случаев, в то время как в 2019 году было зафиксировано только 6 407 случаев. Что касается 2020 года, то с начала года по 1 сентября 2020 года число задержанных и осужденных по делам о торговле наркотиками и злоупотреблении ими достигло 4594 человек, за исключением Курдистана». Согласно данным, опубликованным комиссией, «кристалл» и каптагон, который является наркотиком на основе амфетамина, прозванный «джихадистским наркотиком» из-за его популярности у боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), имеют самый высокий уровень злоупотребления в стране. При этом термин «кристалл» может относиться как к кристаллическому метамфетамину, так и к высокочистому уличному героину, иногда известному как «керак». Большая часть наркотиков, переправляемых в Ирак, поступает через пористую границу с Ираном и направляется в Турцию, Сирию, Европу и Северную Америку. Констатируется, что  Ирак стал серьезным транзитным пунктом для контрабанды наркотиков в первые годы американской оккупации из-за беззакония и демонтажа государства. Собственно с той поры ситуация только ухудшилась. Согласно докладу 2014 года «Употребление наркотиков и алкоголя в Ираке: выводы Первой Иракской общественной эпидемиологической рабочей группы»,  «наиболее часто употребляемыми веществами являются алкоголь, гашиш и отпускаемые по рецепту лекарства. Помимо  вещества амфетаминового ряда каптагон и кристаллического метамфетамина, широкое распространение получило также болеутоляющее средство трамадол. Массовые изъятия каптагона, метамфетамина, афганского опия, териака (сырой формы опия) и героина на пограничных пунктах могут свидетельствовать о том, что эти вещества становятся все более популярными». Это говорит о том, что со временем катастрофа будет только усиливаться, несмотря на то, что силы безопасности объявляют об успешных операциях.  Существует множество причин распространения контрабанды и потребления наркотиков, включая тот факт, что зоны конфликтов более открыты для такой торговли, экономическая отдача от которой эквивалентна производству оружия. Более того, широко распространенная коррупция среди чиновников является ее основой. Примечательно, что этот аспект игнорируется при рассмотрении системной и институциональной коррупции в Ираке, где основное внимание уделяется обширной экономической коррупции в нефтяном секторе. Если речь идет о наркотиках, то это в контексте «импортной» проблемы без упоминания того, кто несет за нее ответственность и как она поддерживается в качестве инструмента контроля над людьми и будущим страны. Она редко рассматривается с точки зрения незаконной роли экономики в обострении и разжигании межконфессиональных и национальных конфликтов внутри Ирака. Кроме того, все упускают из виду опыт других стран, чьи незаконные экономики и группы, которые процветают на них, высоко организованны, способны адаптироваться и склонны к экспансии. Действительно, высокая безработица, отчаяние, ограниченные возможности, перемещение населения и нестабильность, войны и оккупация, которые пережил Ирак, а также вооруженные конфликты и терроризм, которые он продолжает переживать, заставляют население в целом, в частности молодежь и маргинальные группы, более восприимчиво относиться к злоупотреблению наркотиками, а также к их производству и контрабанде как средству получения заработка.  Существует также определенная степень вовлеченности в этот процесс правительственных чиновников, стремящихся получить влияние. Этот аспект упускается из виду. В своем исследовании «Ведение войны: зоны конфликтов и их последствия для наркополитики» исследователь В.Рейтано обращает внимание на то, что он называет «парадигмой насильственного управления» в период конфликтов и вооруженных конфликтов, «где политические рычаги достигаются через доступ к ресурсам, которые имеют ценность или могут быть монетизированы; где ресурсы покупают поддержку местных общин через обеспечение средств к существованию и доступ к существующему политическому влиянию (через коррупцию)»; и где ресурсы также обеспечивают доступ к оружию и боевикам (ополченцам, армиям или наемным охранникам или «тяжеловесам»), которые, в свою очередь, могут быть использованы для давления или нападения на оппозицию, подрыва монополии на насилие, обеспечения контроля над территорией и активами или вымогательства поддержки у местного населения». Торговля наркотиками приносит пользу не только правительственным учреждениям, но и ополченцам всех видов и террористическим организациям. По оценкам Норвежского центра глобального анализа, доходы от незаконного оборота наркотиков составляют 28% доходов таких групп в районах конфликтов. Большая часть этих доходов поступает не от производства или распространения наркотиков или от других прямых средств участия в наркоторговле, а от налогообложения наркоторговцев, которые проходят через территорию, контролируемую этими группами. Пример, Афганистан, где талибы за время американского присутствия стали фактически главной и движущей силой выращивания, производства и контрабанды наркотиков. То есть, участниками всей этой цепочки.

Но именно географический     фактор подчеркивает важность Ирака как транзитного пункта печально известного Балканского маршрута, используемого контрабандистами, с его длинными и открытыми границами с Ираном в дополнение к Турции и Сирии с одной стороны и странам Персидского залива — с другой.

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, героин, производимы в Афганистане, контрабандой поступает в Иран либо напрямую, либо через Пакистан, а оттуда в Ирак, через Басру и Эрбиль, а затем в Турцию и Иорданию.

Для Турции это также вопрос критический. Турция конфисковала наркотики на сумму 165 млн лир (18,7 млн долларов) в 2020 году, сообщает Anadolu. Данные за прошлый год также показывают, что силы безопасности провели 158 960 операций против контрабандистов наркотиков и 23 693 подозреваемых были арестованы. Около 314 человек умерли от употребления наркотиков, снизившись с 342 в 2019 году. Турция является транзитным маршрутом контрабанды наркотиков между Азией и Европой. Южная Америка является основным источником контрабанды кокаина и аналогичных наркотиков в страну, как для внутреннего потребления, так и в качестве транзитного пункта для контрабанды в азиатские страны.

Включение Ирака в Балканский маршрут помогает помимо прочего Ирану, в частности, прорвать экономическую блокаду, введенную Соединенными Штатами, и обеспечивает большую финансовую отдачу ополченцам и силам безопасности, которые управляют пограничными переходами. Это тем более важно, что доходы от наркоторговли превышают 1 млрд долларов ежегодно, а сами ополченцы, а также 50% силовиков пристрастились к употреблению алкоголя и употребляют такие наркотики, как териак, кристаллический метамфетамин и каптагон.  Норман Охелер, автор труда «Наркотики в нацистской Германии», указывал, что нацистский режим снабжал своих солдат кристаллическими таблетками, похожими на метамфетамин, чтобы помочь им стать боевыми машинами. Известно, что употребление наркотиков было широко распространено среди американских войск во всех их войнах, особенно после Вьетнама, а также наемниками и подрядчиками по обеспечению безопасности, как это было замечено в Ираке и Афганистане.

Конфликт, финансируемый наркотиками, не является чем-то новым. Наркотики являются  высокодоходным товаром, который относительно легко транспортируется, особенно в стране, границы которой пористы или управляются теми, кто получает прибыль от торговли. Продолжающаяся борьба за власть и подавление инакомыслия, как это наблюдается в Ираке, означает, что люди по-прежнему получают прибыль от торговли наркотиками, что является аргументом в пользу милитаризации местных полицейских сил. Сколько бы заявлений они ни публиковали об аресте наркоманов и наркоторговцев, нынешняя власть не сможет положить конец этой проблеме, потому что она сама является частью этой проблемы.

53.16MB | MySQL:101 | 0,365sec