Об укреплении позиций «Талибана» в Афганистане и ответных действиях Ирана

Боевики «Талибана» начали 30 июня атаку на Газни, важнейший город на шоссе, связывающем Кабул с южной провинцией Кандагар. Если талибам удастся захватить город, это будет представлять собой второе территориальное завоевание, отрезающее направление движения от Кабула. Первым был захват Доши, района, где находится единственная дорога, связывающая Кабул с северными районами страны. Тем временем последние 570 немецких военнослужащих покинули Афганистан, положив конец 20-летнему присутствию Германии в этой стране; лагерь, используемый немецкими военными, будет передан афганским войскам. Если талибам удастся захватить Газни, перспективы полного контроля «Талибана» возрастут, поскольку доступ из Кабула на север и юг страны будет отрезан. Это не только затруднит обеспечение безопасности Кабула, но и серьезно затруднит любую международную дипломатическую деятельность в столице Афганистана. Хотя Соединенные Штаты предпринимают усилия по оказанию афганским силам безопасности поддержки, необходимой для защиты международного аэропорта Кабула, вывод иностранных войск оставляет ограниченные возможности для оказания оперативной помощи на местах. По мере того как талибы укрепляют свои позиции, афганское правительство также начинает терять рычаги влияния на любые мирные переговоры, что повышает вероятность того, что любое соглашение будет более благоприятным для «Талибана». Ухудшение ситуации в области безопасности в Афганистане также имеет серьезные последствия для Пакистана, который стал свидетелем роста насильственных столкновений вдоль афгано-пакистанской границы. 30 июня по меньшей мере 2 пакистанских военнослужащих были убиты огнем из афганской провинции Пактия. Американские аналитики полагают, что недавние успехи талибов плюс мобилизация антиталибских этнических групп боевиков побудили представителей высшего командного звена Пентагона  в Афганистане назвать перспективы гражданской войны все более высокими, если ситуация продолжит свою нынешнюю траекторию. После вторжения при поддержке США в 2001 году воюющее население страны было временно объединено через недавно созданное афганское правительство, поддерживаемое возглавляемой США коалицией. Однако нынешнее решение Вашингтона прекратить свою 20-летнюю оккупацию грозит перспективой гражданской войны. «Талибан» является преимущественно пуштунской группировкой, которая правила Афганистаном с 1996 по 2001 год, а теперь рассматривает вывод американских войск как  свою победу и возможность вернуть ранее утраченные территории, в силу чего усиливает  нападения на афганские силы безопасности и гражданское население в Кабуле и его окрестностях. В ответ на это таджикские, узбекские и хазарейские полевые командиры вновь начали мобилизацию своих сил против талибов, подчеркивая тем самым  продолжающееся существование давней основополагающей модели этнической борьбы за власть, которая была просто прервана, а не искоренена вторжением США в Афганистан в 2001 году. Динамика противостояния между этническими группами страны по-прежнему представляет собой большую опасность и служит одним из самых серьезных препятствий миру, в том числе в рамках нынешнего афганского правительства, которое также  имеет внутри себя заметные этнические противоречия между пуштунами и таджиками. Приграничные страны Центральной Азии,  а также Россия, Иран, Пакистан и Китай, которые имеют свои собственные трансграничные этнические, социальные, экономические интересы и интересы безопасности, будут вынуждены адаптироваться к фрагментирующейся внутренней политике Афганистана. Это, в свою очередь, вызовет конкуренцию за влияние, поскольку эти страны столкнутся с подлинными угрозами безопасности из-за появления негативного пространства вдоль их границ. Россия, Иран и Китай будут использовать отношения с афганским правительством, талибами и местными этническими и племенными группами, чтобы обеспечить решение своих проблем национальной безопасности, независимо от того, какая группа останется у власти в Афганистане  после того, как Соединенные Штаты завершат вывод своих войск. Пакистан, тем временем, будет продолжать углублять свои связи с талибами в надежде установить пропакистанское правительство в Афганистане, избегая при этом возобновления разногласий по Линии Дюранда. То же самое касается Ирана. Там разгорелись дискуссии на эту тему. В связи с тем, что талибы берут под свой контроль все больше городов и районов Афганистана, аналитики в Тегеране предупредили официальных лиц о рисках отношениях Ирана с этой афганской вооруженной группировкой. Особенно с учетом того, что талибы уже установили  контроль на севере и в центре восточного соседа Ирана. Несмотря на поддержку талибами некоторых иранских консерваторов из-за их взаимных антиамериканских настроений, иранские эксперты по внешней политике утверждают, что слабое центральное правительство в Кабуле поставит под угрозу национальную безопасность Ирана, а также усугубит его проблемы с беженцами, бегущими из Афганистана. Иранский аналитик Сабах Зангене заявил газете «Арман дейли», что мощный «Талибан» в Афганистане будет угрожать всем странам, граничащим с ним. «В дополнение к Ирану опасность [талибов] угрожает Таджикистану и Узбекистану, и эти страны разместили сейчас больше солдат на своих границах с Афганистаном». «Кроме того, Саудовская Аравия оказывает поддержку и талибам. Саудовцы могут использовать это влияние на талибов, чтобы использовать их против своих региональных соперников», — сказал Зангене. Другие эксперты высказали мнение, что Тегерану не следует доверять талибам, несмотря на изменения в риторике группировки в отношении Ирана. С самого начала афганских мирных переговоров при посредничестве США руководство «Талибана» предпринимало попытки восстановить политические отношения с Ираном. В декабре делегация талибов провела в Тегеране встречи с высокопоставленными иранскими чиновниками. Ахмад Накибзаде, иранский аналитик по вопросам безопасности, заявил газете Aftab daily, что иранские чиновники, поддерживающие талибов, были «одержимы темой поражения США» в Афганистане. «Причина вывода американских войск из Афганистана заключается не в том, что Вашингтон отказался от своих целей. Я считаю, что с выводом своих войск из Афганистана США придерживаются новой стратегии по сокращению присутствия Ирана в Ираке и Сирии. Если талибы получат власть в Кабуле, Иран должен будет развернуть больше сил на границе с Афганистаном», — сказал Накибзаде в интервью газете Aftab daily. Предположим, что в большей степени Тегеран предполагает реагировать на возникающие риски путем укрепления своих прокси непосредственно в Афганистане, и переговоры с талибами в принципе замыкаются именно на тему сохранения взаимного нейтралитета и минимизации сценариев нападения на хазарейские районы.  В этой связи КСИР стремится не упустить возможности в будущем перенести свою военную стратегию построения прокси из Ирака и Йемена в Афганистан, учитывая при этом местную специфику. Бригада хазарейцев  «Фатимиюн», бойцы которой были первоначально завербованы в афганских лагерях беженцев в Иране, которая  воевала в Сирии должна стать костяком этих сил. Поскольку почти все линии фронта в Дамаске теперь заморожены, КСИР планируют перебросить этих боевиков в Афганистан, особенно в районы Кабула, Герата и Фараха, предлагая им иранское гражданство в обмен на их услуги. Уже  началась вербовочная кампания, призванная побудить бойцов «Фатимиюн» вернуться на родину. Тегеран также начал вербовочную кампанию в  лагерях афганских беженцев на своей территории, в которых проживает в общей сложности около 3 млн афганцев. Несмотря на эти действия, ситуация в Афганистане менее благоприятна для Ирана, чем в Сирии, Ираке или даже Ливане. При этом помимо хазарейцев  КСИР планирует привлечь в ряды проиранского ополчения  бойцов, которые являются суннитами из других этнических групп (таджиков,  узбеков, пуштунов), что уже вызывает опасения пакистанских военных.

52.47MB | MySQL:104 | 0,256sec