О ситуации в сирийской провинции Идлиб на фоне российско-турецких переговоров

В Сирии Турция и Россия не достигли новой договоренности по Идлибу в отношении шоссе М4, что стало понятно после заявления министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, сообщил  1 июня высокопоставленный турецкий дипломатический чиновник, заявив, что произошла ошибка перевода. Лавров и его турецкий коллега Мевлют Чавушоглу 30 июня провели встречу в южнотурецком приморском городе Анталья, обсудив нерешенные вопросы и направления двустороннего сотрудничества между двумя странами. «Мы обсудили усилия по созданию демилитаризованной зоны в Идлибе. Мы достигли договоренности по этому вопросу и совместно высказали свое мнение о достижении мирного урегулирования сирийского кризиса с Организацией Объединенных Наций», — сказал Лавров журналистам через переводчика. Турецкий источник в свою очередь заявил, что новой договоренности между сторонами достигнуто не было. «Он имел в виду протокол от 5 марта 2020 года. Это была ошибка перевода», — добавил источник. После нескольких месяцев боев в Идлибе в прошлом году против сил президента Сирии Башара Асада и его союзников, в ходе которых Турция потеряла десятки военнослужащих, Турция и Россия подписали соглашение о прекращении огня, чтобы восстановить относительный мир в этом районе. Тогда обе страны договорились о создании коридора шириной 12 км на стратегической трассе М4, соединяющей Латакию с Алеппо. Протокол предполагал, что только турецкие и российские войска будут присутствовать на шоссе М4 и будут проводить совместное патрулирование, начиная с марта 2020 года. Россия, поддерживающая Асада, приостановила совместное патрулирование в августе прошлого года после нескольких небольших нападений неизвестных группировок боевиков на турецкую и российскую технику. Турция время от времени продолжает в одностороннем порядке патрулировать шоссе, а временами патрули подвергается нападениям. В прошлом месяце сирийские правительственные войска усилили свои спорадические атаки на удерживаемые оппозицией территории. Растут опасения, что Россия не продлит соглашение о допуске помощи ООН в Идлиб из Турции, срок действия которого истекает 10 июля. В этом районе, который считается последним бастионом оппозиции в десятилетней войне, сосредоточено более 3,4 млн мирных жителей. Россия в прошлом году резко сократила каналы поставки гуманитарной  помощи ООН, оставив  только  один пункт пропуска — Баб-эль-Хава — на турецкой границе. Турецкий источник заявил 1 июня, что Анкара продолжает свои усилия, чтобы убедить Москву продлить мандат ООН.

На этом фоне доминирующая в Идлибе группировка «Хайат Тахрир аш-Шам» (ХТШ, запрещена в России) продолжает консолидировать свои силы, стараясь поглотить остальные повстанческие группы. Сотням прифронтовых иностранных боевиков в этом месяце было приказано либо перейти под прямой контроль ХТШ, ведущей боевые действия в районе Идлиба, либо покинуть Сирию. Этот приказ был отдан руководством ХТШ на фоне самых тяжелых российских бомбардировок северо-запада Сирии. Сроки исполнения этого приказа озадачили ближневосточных аналитиков. Есть опасения внутренней негативной реакции среди иностранных боевиков, которым просто некуда больше идти, так как они вынужденно или добровольно отказались от гражданства своих родных стран. Основные боевики, которые подпадают под действие этого приказа ХТШ, принадлежат к группировкам «Сахаба» и «Хатааб», в которых доминируют египтяне, и чеченская группировка «Аджнад аль-Кавказ». Все они действуют в  Альгабе в районе Джебель-аз-Завия. Лидер «Аджнад аль-Кавказ» Муслим «Абу Валид» Шишани является одним из тех, кто несколько дней назад выдвинул ультиматум лидеру ХТШ Абу Мухаммеду аль-Джулани. Приказ перейти под руководство ХТШ был отвергнут, когда он был передан группе Шишани, состоящей преимущественно из чеченских боевиков. Шишани пользуется огромным авторитетом в некоторых кругах вооруженной оппозиции как ветеран боевых действий с 20-летним опытом ведения боевых действий в Чечне и Сирии. Аналогичная реакция была и со стороны других группировок, у которых, мол, нет другого выбора, кроме как остаться в Сирии и воевать. Происламистский журналист Билал Абдул Карим, который сам был арестован ХТШ за критику, полагает что: «иностранные боевики прибыли в Сирию, чтобы защитить сирийский народ в его борьбе против жестокого режима Асада. Естественно, сейчас они встревожены неопределенностью их будущего статуса. Ни один из этих бойцов не может вернуться в свои родные страны, многие отказались от своего гражданства или были лишены его, и у них сейчас  есть проблемы с доверием к ХТШ. Они сейчас изучают свои варианты, но единственное, что не изменилось, — это их приверженность делу сирийского народа. Большинство видных ученых и людей исламского знания покинули ХТШ, и этот вакуум создал некоторые проблемы с доверием, поэтому есть нежелание принимать приглашение войти в их ряды».  Пресс-секретарь ХТШ отклонил большую часть критических замечаний Абдул Карима. Он обвинил его в «клевете и распространении лжи» теперь, когда он находится вне досягаемости группы в районе операции «Щит Евфрата». Другие наблюдатели были более прямолинейны, утверждая, что руководство ХТШ напоминает «криминальную мафию». Выступая на условиях анонимности, один из них сказал: «Это превращается в очень уродливую, отвратительную игру. Бойцы, которые отказались от своих стран происхождения, теперь живут в страхе перед ХТШ и им некуда идти. Это очень опасная смесь вооруженных людей, которым нечего терять. Плохие вещи могут случиться».

«Хайат Тахрир аш-Шам» была сформирована Абу Мухаммедом аль-Джулани в 2017 году из ряда группировок, включая некоторые филиалы «Аль-Каиды» (запрещена в России). Он основал «Джебхат ан-Нусру» (запрещена в России) в 2011 году, поддерживая связи с «Аль-Каидой» после широко разрекламированного раскола последней с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России), чей тогдашний лидер Абу Бакр Аль-Багдади, как говорили, сыграл важную роль в создании «Джебхат ан-Нусры». Однако в конце июля 2016 года Аль-Джулани заявил, что создает новую группировку под названием «Джебхат Фатх аш-Шам», которая больше не будет иметь «внешних связей» с «Аль-Каидой». Ответ лидера «Аль-Каиды» Аймана аз-Завахири был, как говорят, немногословным и сдержанным. Год спустя аль-Джулани вновь ребрендировал свою группу, объединившись с несколькими другими группами — «Харакат Нур ад-Дин аль-Зинки», «Лива аль-Хак», «Джейш ас-Сунна» и «Джебхат Ансар ад-Дин» — для создания ХТШ. Сразу отметим, что за этим стояли турки, которые таким образом старались насытить новое образование лояльными себе группами.  Аз-Завахири выступил против этого слияния и назвал ХТШ независимой салафитско-джихадистской группировкой, которая незаконно отделилась от «Аль-Каиды», нарушив присягу на верность. Стремясь дистанцироваться от «Аль-Каиды», аль-Джулани, как полагают, даже попытался изменить и свой имидж, сменив военную форму на гражданский  костюм, чтобы превратить себя в политического лидера, а не в бойца повстанцев. Однако его попытки легитимизировать себя в глазах США  (где его группировка остается в террористическом списке) и других ключевых западных стран до сих пор не увенчались успехом. Наибольшую поддержку ХТШ оказывает Турция, но даже Анкара, похоже, стремится держаться на расстоянии, играя более прагматичную роль на удерживаемых повстанцами территориях. Турецкие военные окопались на этих территориях, но реальная борьба за власть в Сирии разыгрывается в другом месте между Россией и Турцией. В отличие от Ливии, Идлиб не имеет ни нефти, ни природных богатств, но, тем не менее, является полезной разменной монетой в рамках попыток Анкары получить максимум уступок от Москвы.

52.47MB | MySQL:104 | 0,403sec