Большая стратегия Турции. Часть 38

Продолжаем разбирать книгу главного мозгового центра Турции – Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV, со штаб-квартирой в Анкаре – И.С.) под заголовком «Большая стратегия Турции».

Перед собой мы видим попытку осмысления новой роли Турции, предпринятую главным мозговым центром Турции – Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), на фоне того, как это новое, укрепившееся положение Турции стало все более отчетливо проявляться, как минимум, в регионе нахождения страны.

Главный вопрос, который в наши дни занимает Турцию: каким образом страна может воспользоваться теми тектоническими сдвигами, которые сейчас наблюдаются в мире, чтобы укрепить свой статус региональной державы и даже сделать себе «апгрейд» до статуса державы глобальной?

Предыдущая, 37-я часть публикации доступна по ссылке на сайте Института Ближнего Востока: http://www.iimes.ru/?p=78174.

Напомним, что мы приступили к рассмотрению так называемого «пятого стратегического пояса», который углубляет «региональный охват» так называемой «Большой стратегии» Турции. Напомним, что мы остановились на глобальных проблемах современности, с которыми сталкивается мир и участие в урегулировании которых, все больше и больше, принимает Турция.

Как мы можем заметить, свою работу по тому, чтобы занимать все большее место в решении проблем международной повестки дня, Турция предполагает строить поэтапно. Прежде всего, речь идет об обозначении себя в качестве «интересантов» проблем по их самому широкому спектру. За последние годы, как можно заметить, осталось не так много вопросов, которые выпадают из поля зрения Турции. Это могут быть какие-то региональные моменты, однако, по глобальным проблемам Турция из повестки дня не выпадает.

На втором этапе уже предполагается активная вовлеченность Турции в решение проблем, и здесь турецкие авторы говорят о необходимости формирования для Турции имиджа страны, которая занимает лидирующие позиции в работе с глобальными вопросами и, что самое главное, Турция «генерирует (практический) результат». Заметим, что в Сирии, в Ливии, а теперь самый, пожалуй, яркий новейший пример – в Афганистане, турецкое участие, так или иначе, приводит к достижению практических результатов. С той «поправкой», впрочем, о которой говорят авторы: для глобальных проблем требуются именно глобальные решения. В том смысле, что, по большинству вопросов, решение не может быть обеспечено силами только одной Турции.

Так что, речь идет о том, что назвали авторы «рабочей группой», которую должна сформировать Турция. И уже с помощью этой рабочей группы, как пишут турецкие авторы, надо выносить на повестку дня вопрос реформы Организации Объединенных Наций, а также, в целом, заявлять о своем взгляде на те или иные проблемы и пути решения.

Если представить, кто может на сегодняшний день в подобной рабочей группе принять активное участие, то получится следующий список. Прежде всего, речь идет о Катаре и Пакистане. Очень важно помнить и об Азербайджане, с которым Турция недавно заключила «Шушинское» соглашение. Далее, пусть и «балластом», но сюда можно отнести Украину, которая, с одной стороны, — перегружена собственными проблемами, но, с другой стороны, очень сильно «закредитована» жестами и сигналами со стороны Турции, что бы в Анкаре могли бы рассчитывать на встречные жесты с украинской стороны. Безусловно, Украина уже «должна Турции» достаточно для того, чтобы начинать ей постепенно отдавать если ещё не «тело кредита», то, по крайней мере, проценты. Делается это в форме поддержания границы с Турцией в открытом состоянии, когда в стране бушевала очередная волна пандемии коронавируса, заявлений президента В.Зеленского о «глубоких исторических турецко-украинских отношениях», приглашений турецких компаний участвовать в программах строительства украинской инфраструктуры и приватизации существующих объектов, закупки Украиной турецких беспилотных летательных аппаратов и готовность передавать украинской стороной Турции технологии в сфере авиастроения. К слову сказать, об этом нигде официально не говорится, однако, следует ожидать и то, что Украина может поделиться с турецкой стороной и технологиями в сфере ракетостроения.

Продолжая список тех, кто может составить основу упомянутой выше «рабочей группы», разумеется, страны Тюркского совета, как можно ожидать, будут все активнее группироваться вокруг Турции. По мере того, как участие и, соответственно, влияние Турции на ситуацию в регионе растет.

Страны третьего мира в перечислении особо не нуждаются: в список имеет смысл добавить тех, что были упомянуты турецкими авторами, в качестве приоритетных направлений. Главным направлением, если смотреть в целом, является Африка. Именно там Турция ощущает потенциал, много незанятых ниш и свои конкурентные преимущества. Все это вкупе приводит к тому, что все последние годы Турция активно проводит форумы Турция – Африка, весьма представительные как по составу участников со стороны африканского континента, так и со стороны турецкого бизнеса, который, что самое главное, готов идти в Африку и достаточно гибок для того, чтобы попытаться адаптироваться к местным реалиям. Главный из них – хроническая нехватка денежных средств, при богатстве природных ресурсов.  В качестве примера, можно говорить, допустим, о Сомали. Что же до тесного партнёрства с Азией и с Латинской Америкой, то там Турции крайне сложно сформировать для них свое «уникальное торговое предложение».

Азия – это высоко конкурентный рынок с весьма низким уровнем цен и способностью производить буквально все. Если говорить про политический аспект, то ведущие государства региона (те же Япония, Китай, Сингапур, Южная Корея и проч.) – очень сильно на своей волне, чтобы можно было бы «вклиниться» со своей глобальной повесткой. Однако, как и везде, здесь есть исключения. Прежде всего, речь для Турции идет о защите прав мусульман в Мьянме. Большой интерес, по понятным причинам, для Турции представляет Индонезия. Кроме того, есть ведь ещё Малайзия, являющаяся, вообще говоря, одним из самых передовых государств в сфере построения «исламской экономики». В плане последнего, прослеживается возможность самого тесного сотрудничества с Турцией, которая за последние годы демонстрирует возросшую активность в плане создания исламской финансовой системы – в части организации так называемых «банков участия». Что уж говорить по поводу того, что в Турции создан орган, сертифицирующий всю выпускаемую продукцию на соответствие халяльным требованиям.

Что же до Латинской Америки, то там Турция, пожалуй, лишь только начинает подготавливать площадку – устанавливая и углубляя контакты со странами региона, и определяя с ними сферы пересечения интересов. Однако, допустим, строительство мечети в Гаване – это предвестник более широкого появления турок в регионе.

Разумеется, если мы говорим про страны третьего мира, то подобные партнеры Турции пользуются весьма ограниченным, не сказать – минимальным, влиянием на международной арене.

Однако, в том случае, если их число достигнет некой критической массы, количество, все-таки, может перейти в качество. Собственно, как можно судить, в этом и состоит расчет самой Турции.

Разумеется, как пишут авторы Фонда SETAV, не стоит ожидать того, что в глобальной системе произойдут быстрые изменения.

Однако, здесь турецкими авторами напоминается о том, что в структуре ООН существует множество различных рабочих групп. Кроме того, продолжают свою деятельность и те международные организации, которые в ООН не входят. Число этих организаций, по словам турецких авторов, идет на десятки и они вовлечены в обсуждение и решение самого широкого круга вопросов: продовольствие, энергетика, здравоохранение, экономика, гражданская авиация, гуманитарные связи и проч.

Следует ожидать, что в период после коронавирусной пандемии, турками будет продолжена политика по активной работе с перечисленными выше организациями, по всем направлениям и с использованием всех доступных Турции механизмов и площадок диалога. Разумеется, как подчёркивают турецкие авторы, у Турции нет возможности по тому, чтобы вести, по всем направлениям, диалог равной интенсивности.

Однако, в предстоящий период, как предлагают турецкие авторы, необходимо определиться по отдельным стратегическим направлениям с тем, чтобы увеличить турецкое влияние на отдельные из организаций, которые были упомянуты выше.

При определении стратегических направлений, турецкими авторами предлагается исходить из главных целей Большой стратегии Турции, которые предполагают устранение элементов нестабильности во втором, третьем и четвертом стратегических поясах и обеспечение там устойчивой стабильности.

Тут, разумеется, напрашивается вопрос относительно необходимости для Турции сотрудничать с международными организациями в рамках первого стратегического пояса – то есть, по тем странам, которые являются непосредственными соседями Турции.

С учетом риторики и, что более важно, действий современного турецкого руководства следует считать, что для турок не является сколь-нибудь желаемым появление на её рубежах международных организаций и структур. Исходя из тезиса о том, что региональные проблемы должны решаться между странами региона, без привлечения третьих сил.

Что, впрочем, не исключает ситуаций, когда Турция не справляется собственными силами (будь то политический ресурс, военная сила или экономические возможности). В этом смысле, уместно вспомнить обращения Турции в сторону ООН, ЕС, НАТО и США касательно угрозы очередной гуманитарной катастрофы с сирийском Идлибе в том случае, если Дамаск при поддержке Тегерана и Москвы начнет операцию по «окончательному решению вопроса». Впрочем, повторимся, что подобные исключения, отнюдь, не отменяют общего подхода и идеи о том, что у Турции есть свое собственное «ближнее зарубежье» и там она должна решать вопросы собственными силами, без привлечения помощников, что отвечает её статусу ведущей региональной державы.

С другой стороны, турецкими авторами говорится о том, что существующие глобальные механизмы демонстрируют большие проблемы в своем функционировании, что делает необходимым обращение Турции к альтернативным механизмам – «подрегиональным, региональным или глобальным». Или же, как вариант, то, о чем говорят турецкие авторы – создание Турцией своих собственных механизмов.

Впрочем, как оговариваются авторы, необходимо, чтобы такого рода варианты и механизмы сотрудничества порождали у их участников чувство причастности / заинтересованность и демонстрировали бы практические результаты. Разумеется, структуры, которые построенные на «символическом уровне» и в которых Турция принимает участие или же играет лидирующую роль, сами по себе имеют ценность. Однако, на новом историческом отрезке, не символизм, а практические результаты имеют значение. Именно участие в таких инициативах является для Турции необходимым залогом для того, чтобы осуществлялась бы реализация её планов, в том числе, обозначенных в так называемой Большой стратегии Турции.

Далее авторы говорят о двух ведущих глобальных державах сегодняшнего дня – о США и о Китае. В частности, указывая на то, что и до пандемии коронавируса между двумя странами наличествовала конкуренция и конфликт интересов в стратегических поясах. Следует ожидать того же самого и пост-коронавирусный период по всех поясах, включая второй, третий и четвертый.

Наряду с этим, если рассматривать пятый, глобальный стратегический пояс, то, с точки зрения своих возможностей / потенциала США и Китая по формированию глобальной повестки, как пишут турецкие авторы, следует ожидать, что будет наблюдаться их постепенная эрозия на новом историческом отрезке. Эта эрозия не приведет к тому, что страны утратят свой потенциал по формированию повестки в краткосрочной и среднесрочной перспективах. Однако, как отмечается турецкими авторами, следует ожидать, что будут возникать вакуумы силы и окна возможностей на глобальном уровне (разумеется, окна возможностей для Турции – И.С.).

Постепенно авторы переходят к заключительным словам раздела и четвертой главы книги, в котором они говорят о том, что пусть не в краткосрочной, но в среднесрочной и в долгосрочной перспективах, Турция углубит свою стратегическую автономию и стратегическую гибкость. И рост турецкой мощи, по оценкам турецких авторов, должен привести к тому, что вырастет потенциал Турции по тому, чтобы заполнять возникающие вакуумы силы и проникать в окна возможностей.

Используя этот потенциал, Турция может, время от времени, как пишут авторы, сотрудничать с США, Китаем и другими сильными акторами на международной арене. Однако, в этой точке, как подчёркивают турецкие авторы, свой важный вклад в то, что Турция будет достигать практических результатов от своей вовлеченности в глобальные процессы, должен внести акцент, который сделает Турция на том, чтобы, в первую очередь, «создавать нормативные ценности и быть функциональной».

От себя подчеркнем, что последнее полностью вписывается в постоянную неуклонную работу Турции по тому, чтобы продвигать свой слоган «Мир – больше пяти!» на всех доступных стране международных площадках, в первую очередь, на Генеральных Ассамблеях ООН. Этот тезис активно продвигается турецкими дипломатами буквально везде, в особенности, в отношениях с теми странами, которые представляют, назовем его условно, «Новый Свет». В том смысле, что у этих стран есть нереализованные амбиции быть услышанными в вовлеченными в процесс принятия ответственных решений на международной арене при отсутствии потенциала двигаться в одиночку – читая при наличии потребности группироваться вокруг этой идеи с другими игроками.

Отметим и ещё одно обстоятельство: Турция активнейшим образом продвигает назначение своих граждан на различные посты в международных организациях.

Любое такое назначение страной «категорически приветствуется». Из каждого такого назначения Турция стремится выжать для себя максимум возможного. В первую очередь, в плане: 1) продвижения своей повестки – краткосрочный интерес, 2) продвижения тезиса «Мир больше пяти» и идеи о необходимости реформы международных организаций, прежде всего, ООН в сторону большей инклюзивности и транспарентности – средне- и долгосрочный интерес Турции.

Заметим, что в Турции крайне серьезно относятся к своему членству в так называемой Большой двадцатке. Оно является предметом большой гордости турецких руководителей, ибо подчеркивает, что Турция входит в клуб самых влиятельных игроков мира в экономическом отношении. И чтобы «не говорить огород», одним из вариантов для Турции, желающей подойти ближе к «кухне принятия глобальных решений», является повышение статуса и наделение практическими полномочиями / рычагами клуба стран G-20. Это для Турции самый простой и короткий путь, что, впрочем, не исключает того, что страна ведет активнейшую работу с развивающимися странами и со странами третьего мира.

И подводя вместе с турецкими авторами черту под глобальным, пятым стратегическим поясом, отметим и тот факт, что в нем ни разу не упомянута Россия. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что в центре раздела – всего две страны: США и Китай.

52.52MB | MySQL:104 | 0,329sec