Турция: к вопросу о «похищении» Орхана Инанды. Часть 4.

Между Турцией и Киргизией разгорелся дипломатический скандал, связанный с «похищением турецкими спецслужбами» из Киргизии 31 мая Орхана Инанды, который является главой сети киргизских образовательных учреждений «Сапат», контролируемых сектой Фетхуллаха Гюлена.

Часть 3 нашей публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=78385.

Напомним, что мы остановились на весьма развернутой статье, опубликованной 7 июля с.г. в самой тиражной газете Турции Hürriyet, авторства Недима Шенера. Если резюмировать изложенное им, то получится, приблизительно, следующая картина.

Во-первых и самое главное, турецкий автор отстаивает ту точку зрения, что доставка «Центральноазиатского имама ФЕТО» Орхана Инанды в Турцию является совместной операцией турецких и киргизских властей.

Более того, очень по-восточному доставка Орхана Инанды именована в статье, как «подарок» к первому визиту Садыра Жапарова к своему турецкому коллеге. Как известно, на Востоке не принято приезжать друг другу с пустыми руками и, как хочет подчеркнуть статья, С.Жапаров хочет сделать «приятно» Р.Т.Эрдогану. Хотя тут, конечно, не только «приятно», но и «полезно», поскольку автор настаивает на том, что и президент С.Жапаров и президент Р.Т.Эрдоган «оба понимают опасность ФЕТО и договорились с этой структурой бороться». Во всяком случае, так видит эту ситуацию турецкий автор, потому как, подчеркнем, что взгляд на ФЕТО в государствах Центральной Азии не может не быть «с нюансами», поскольку многие из руководства являются там, как раз, выпускниками этих «альма-матер».

Тут, помимо всего прочего, конечно, большой вопрос вызывает киргизская реакция на произошедшее – в частности, вызов турецкого посла в Бишкеке в МИД страны пребывания и официальные заявления киргизских властей по этому поводу.

Сложно назвать их подтверждением теории турецкого автора о том, что официальный Бишкек «встал на путь непримиримой борьбы с ФЕТО», как желает показать написавший.

Все же, когда официальный Бишкек говорит о том, что с его территории был похищен гражданин Киргизии, это, помимо всего прочего, означает роспись в своей беспомощности против действий иностранной, турецкой спецслужбы. Если это такой хитрый «перевод стрелок» на турок перед американцами, которые курируют секту Фетхуллаха Гюлена, то его репутационная стоимость достаточно высокая.

В конце концов, если Бишкек встал на путь борьбы с ФЕТО и занялся зачисткой его структур и кадров, то, проще всего, было бы инициировать какое-нибудь внутреннее расследование.

Или же, если так хочется сделать «подарок президенту Р.Т.Эрдогану к первому визиту в Турцию», то можно было бы лишить Орхана Инанды киргизского гражданства и, в полном соответствии с местным и международным законодательством, включая двусторонние правовые акты, подписанные между Киргизией и Турцией, выдать его турецким властям по запросу.

Если же все эта «свистопляска» про пропавшего в Киргизии человека – это хитрый маневр, призванный показать «мы здесь ни при чем, это все турки», смотрится чересчур «хитромудро» и сопровождается политическими издержками. Коль скоро, суверенитет страны самим фактом спецоперации на её территории был нарушен.

Что касается структур американской разведки в Центральной Азии: как мы не раз говорили, феномен Фетхуллаха Гюлена и проект Фетхуллаха Гюлена – это плод совместной работы спецслужб США и Турции.

Просто, как водится, он вышел из-под турецкого контроля (или же этот контроль изначально был весьма ограниченным) и изрядно насолил в самой Турции, если вспомнить о событиях 2013 года и 2016 года. Дела «Эргенекон» и «Бальоз» против турецких военных, которых массово судили за мнимую подготовку военного переворота, сегодня преподносятся турецкой властью в качестве спецоперации Фетхуллаха Гюлена против турецкой гордости – турецких военных.

Однако, правда заключается в том, что эти дела были частью плана турецкой власти по возвращению турецких военных «в казармы», по исключению их из состава ведущих внутриполитических игроков. Когда новые турецкие власти видели в военных угрозу №1, которая может в любой момент учинить очередной переворот со ссылкой на свой особый статус охранителей заветов Мустафы Кемаля Ататюрка.

Теперь турецкое руководство настаивает на том, что оно было «обмануто» судейскими и полицейскими, подконтрольными секте Фетхуллаха Гюлена, а турецкие военные были преднамеренно очернены, чтобы заместить «правильных» военных, на военных «неправильных».

Опять же, стоит вспомнить, что на первое десятилетие 21-го века пришлось кадровое замещение Вооруженных сил Турции. И в этом также было сотрудничество с ФЕТО. Чтобы на место военных с традиционным кемалистским, светским, республиканским менталитетом поставить военных – сторонников действующей власти и разделяющих их взгляды. Что, на самом деле, является далеко не тривиальной задачей. Пришлось, сначала, замещать все военное руководство, командующих Генштабом и родами войск, а потом уже с самых низов, экстерном вести новые кадры. Два десятилетия работы принесли свои плоды, однако, переворот 15 – 16 июля 2016 стал для власти, посчитавшей, что дело сделано, тяжелым ударом.

А про «обман», так и в 2015 году турецкое руководство заявило о том, что оно было «обмануто» Рабочей партией Курдистана. Хотя ранее пыталось с ней достичь, вроде как, договоренностей и даже готовились разного рода «всеобъемлющие инициативы», направленные на примирение.

Достаточно интересно описание турками реалий в Киргизии в плане организации протестов и бунтов, после того, как победу одержали пророссийские партии. Как пишет турецкий авторы, протесты и бунты были инспирированы / поддержаны американскими спецслужбами, что делает, на самом деле, не только киргизское и турецкое руководства союзниками по борьбе с ФЕТО, но и, получается, к ним подключается и Россия, против интересов которой был совершен выпад.

Иными словами, получается так, что и Россия должна быть одним из интересантов борьбы с сектой Фетхуллаха Гюлена в Центральной Азии – как с инструментом американского влияния в регионе. Неслучайно ведь в Турции все эти разговоры про то, что «Россия была в ряду первых стран, закрывших школы Фетхуллаха Гюлена у себя», и, тем самым, она «провидела» ту опасность, которую эти школы представляют.

Тут, впрочем, мы приходим к той же самой истории, которая возникла в военном смысле на Кавказе. А точнее к вопросу: является ли благом укрепление Турции на Кавказе, если это приводит к тому, что происходит это «за счет» НАТО?

Также и здесь: вытеснение секты Фетхуллаха Гюлена, как инструмента американского влияния, будет неизбежно приводить к тому, что на её место заступит турецкий Фонд «Маариф», специально созданный турецким руководством под эту операцию «перехват». Опять же, возникает вопрос: если идет вытеснение американцев турками в Центральной Азии, говоря об «образовательных проектах», отвечает ли это российским интересам на постсоветском пространстве? Или, может быть, её интересам больше бы отвечало открытие именно российских школ и прочих учебных заведений? В каком месте возникла ситуация, что Россия оказывается не в состоянии это делать, вроде как, будучи вынужденной выбирать между американским и турецким влиянием (про китайское влияние не говорим уже вовсе)?

Теперь настал черед почитать ту «невероятную ложь», которую написал баскетболист и член ФЕТО Энес Кантер для американской газеты Washington Post (об этой публикации писал автор статьи в турецкой газете Hürriyet – И.С.). Не желая заниматься перепечаткой «лжи», просто приведем текст этого материала для полноты картины, в качестве, безусловно, крайней точки зрения на инцидент, произошедший с Орханом Инанды.

Приведем текст этого материала ниже (перевод и выделение ключевых моментов публикации – авторское – И.С.). Заголовок этой статьи: «Международная кампания преследований и похищений людей в Турции должна быть остановлена».

Энес Кантер – центральный игрок Portland Trail Blazers Национальной баскетбольной ассоциации и правозащитник.

Текст статьи:

«Около 2:30 я проснулся от громкого стука в дверь моего гостиничного номера в Индонезии, куда я отправился проводить баскетбольный лагерь для школьников еще в 2017 году. «Мы должны немедленно покинуть страну», — настойчиво сказал мне мой менеджер.

Оказалось, что агенты турецкой разведки собирались схватить меня и отправить обратно в Турцию. Через три часа мы вылетели экстренным рейсом в Сингапур, а затем в Румынию. Турция упустила свой шанс арестовать меня, но аннулировала мой паспорт и вынудила меня остаться в Румынии.

Однако, мне повезло, в отличие от Орхана Инанды, турецкого преподавателя в Кыргызстане, который был похищен турецкими агентами в прошлом месяце и, как полагают, содержится в посольстве Турции в столице страны. Несмотря на международные призывы, судьба Инанды до сих пор остается загадкой.

Это задержание в стиле Джамаля Хашогги является частью глобальной кампании Турции по обнаружению, похищению и возвращению турецких диссидентов.

Бывшему советнику по национальной безопасности Майклу Флинну были предложены миллионы за помощь в насильственном устранении турецкого священнослужителя Фетхуллаха Гюлена в 2016 году.

Гюлен живет в сельской Пенсильвании, и турецкое правительство винит его во всех бедах страны. В прошлом месяце Турция заявила, что ее разведчики схватили племянника Гюлена, школьного учителя в Кении, и вернули его в Турцию.

Турецкое правительство уже много лет требует экстрадиции Гюлена из Соединенных Штатов, но Вашингтон заявляет, что Турция не представила никаких доказательств существенных правонарушений со стороны Гюлена.

Вдохновленный учением Гюлена, турецкий педагог Инанды отправился в Кыргызстан после распада Советского Союза, чтобы открыть то, что сегодня известно, как самые успешные наукоемкие школы в стране. Неудивительно, что десятки тысяч людей в Кыргызстане, в том числе депутаты и официальные лица, мобилизовались, чтобы найти и освободить похищенного педагога.

Бедственное положение Инанды схоже с тяжелым положением более 100 турецких граждан, которые были похищены и возвращены в Турцию, где им грозит несомненный арест и возможные пытки. По данным «Freedom House», за последние шесть лет Турция совершила незаконные выдачи из большего числа стран, чем любая другая страна в мире.

После неудавшейся попытки военного переворота в 2016 году дипломатические миссии Турции по всему миру были в основном сосредоточены на слежке за своими гражданами, отслеживании их деятельности и организации похищений диссидентов.

Неспособность международного сообщества продемонстрировать единый ответ на эти выдачи людей подтолкнула правительство Турции к продолжению этих глобальных незаконных действий.

Поразительно, что Турция, которая была в авангарде международного возмущения, когда Хашогги был убит в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, ведет аналогичную преступную деятельность во многих странах мира, включая Соединенные Штаты.

Когда-то Турция была одним из ближайших союзников США, но в последнее десятилетие она продолжала отдаляться от Запада и все больше сближалась с Россией. Неудивительно, что президент Байден решил позвонить своему турецкому коллеге Реджепу Тайипу Эрдогану лишь через три месяца после того, как он стал президентом, что стало явной иллюстрацией недовольства Вашингтона Турцией.

По большей части эти испорченные отношения (между США и Турцией – прим.) связаны с массовым подавлением Эрдоганом оппозиции с целью превратить Турцию в свое собственное видение. С 2016 года более четверти миллиона человек были осуждены по обвинениям в терроризме благодаря расплывчатому турецкому закону, применяемому для наказания оппозиции в стремлении Эрдогана консолидировать власть. Репрессии настолько беспощадны, что не признают границ, и турецкие диссиденты за границей, включая меня, почувствовали длинные руки Эрдогана.

Когда в прошлом месяце Беларусь вынудила летевший в Литву самолет изменить курс и схватить известного журналиста, Европейский союз продемонстрировал единый фронт и ввел санкции в отношении Минска, что стало важной мерой, чтобы подчеркнуть красную черту, когда речь идет о международной преступной деятельности. Такой ощутимой международной реакции на Турцию и ее непрекращающуюся глобальную кампанию выдачи преступников не хватает.

Тысячи турецких диссидентов бежали от репрессивного режима Эрдогана за последние пять лет, и каждый из них живет в страхе, что их могут похитить следующими. Это не только создает ужасную среду для турок, нашедших убежище в зарубежных странах, но также подрывает суверенитет этих стран.

Пришло время Соединенным Штатам взять на себя инициативу и мобилизовать международную поддержку против таких выдач, независимо от того, кто это делает. Игнорирование незаконных действий Турции в других странах лишь побуждает других диктаторов последовать ее примеру».

Итак, что касается этого материала, то он грешит, как минимум, следующим.

Во-первых, далеко не подавление Турцией оппозиции в стране привело к ухудшению двусторонних отношений между США и Турцией. Все же, Турция, в последние годы, на взгляд американцев, стала чересчур уж своевольной и позволяет себе «разное». И дело не только в покупке у России С-400, но и во многом другом тоже. Включая, то, что Турция начала проводить свой собственный внешнеполитический курс, который не слишком совпадает с американскими взглядом на то, что Турции следовало бы делать.

Во-вторых, похищение людей – это, безусловно, не та практика, которую придумала Турция, став в этом смысле пионером. Привет американской тюрьме Гуантанамо и многим другим похищенным американцами. А уж как гонялись за Эдвардом Сноуденом американцы, хотя он и попытался быть «голосом совести» и выступить за права простых американцев хранить неприкосновенность своей частной жизни. Так что, попрекать турок этими действиями может кто угодно, только не США.

Подчеркнем, что главное во всей этой истории заключается в том, как её воспримут в центральноазиатских государствах, которым предлагают считаться с тем, что Турция будет от них требовать выдачи определенного круга лиц или же она будет их извлекать иными способами. Судя по всему, турецкая Национальная разведывательная организация чувствует себя в этих странах достаточно уверенно, чтобы такие операции организовывать.

Повторимся, эти сигналы должны быть для молодых государств Центральной Азии и Кавказа определенным сигналом относительно того, в каком ключе будут строиться их отношения с Турцией.

Тем не менее, как можно судить, процесс укрепления Турции в Центральной Азии и на Кавказе идет полным ходом.

Показательным в этом смысле станет очередной саммит государств Совета сотрудничества тюркоязычных государств, который состоится до конца года и на котором, как ожидается, будет оглашено видение Тюркским советом своего будущего на ближайшие десятилетия, а также заявлено о реформе организации, которая, по всей видимости, сделает ещё один шаг в сторону от культурно-гуманитарного сотрудничества к более всеобъемлющему экономическому и военно-политическому сотрудничеству, что вызывает аналогии с тем же образованием в свое время Европейского союза.

52.5MB | MySQL:104 | 0,289sec