Турция: к вопросу о «похищении» Орхана Инанды. Часть 3.

Между Турцией и Киргизией разгорелся дипломатический скандал, связанный с «похищением турецкими спецслужбами» из Киргизии 31 мая Орхана Инанды, который является главой сети киргизских образовательных учреждений «Сапат», контролируемых сектой Фетхуллаха Гюлена.

Часть 2 нашей публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=78361.

Напомним, что мы остановились на аспектах борьбы нынешнего турецкого руководства с сектой Фетхуллаха Гюлена как внутри Турции (так называемая «террористическая организация Фетхуллага Гюлена» или «ФЕТО» — прим.), так и за её пределами. Они, помимо всего прочего, предполагают экстрадицию по запросу турецкой Фемиды в Турцию граждан самой Турции, которые являлись членами секты, работая, к примеру, в зарубежных школах секты, в тех же Африке и Центральной Азии.

Находит ли это всегда понимание со стороны местных властей? При том, что перед турецкими дипломатами – это чуть ли не задача №1: искоренять секту на вверенной им территории.

Безусловно, нет, полного понимания не наблюдается. И Киргизия здесь отнюдь не является исключением. В первую очередь, запросы турецкого руководства могут не находить понимания в том случае, когда указанные граждане, на момент запроса, имеют уже, к примеру, двойное гражданство (местное или турецкое) или же, выйдя из турецкого гражданства, стали уже гражданами государства своего пребывания.

Допустим, как можно судить, тот же Казахстан достаточно «вяло» реагирует на запросы с турецкой стороны, и любой отказ или задержка встречаются турецкой стороной достаточно болезненно. Тут, конечно, не может не сказываться то, что в среде казахстанских руководителей достаточно много выпускников указанных школ, которые и состоялись, и обеспечили себе свое текущее положение благодаря этим школам. Никто не отрицает того факта, что в этих «Азазелях», при всех их несомненных нюансах, действительно давали приличное, особенно по меркам центральноазиатских стран, образование.

И потом если речь идет только о гражданине Турции, то здесь понятно, что можно пойти навстречу турецким пожеланиям, однако, выдавать человека, принявшего местное гражданство, пусть вкупе с турецким, — это уже значит либо нарушить соответствующее местное законодательство, если это не предусматривается, либо же поступиться частью своего суверенитета, если формальных законодательных препятствий нет.

Заметим, что те многочисленные разговоры, которые ведутся в России по поводу того, что из СССР вновь образованные государства Кавказа и Центральной Азии рискуют попасть в Тюркский совет под патронаж Анкары, не мог не приходить в голову и младогосударствам. Они также не могут не понимать тех рисков, которые перед ними сейчас возникли. Пусть эти риски и пришли в достаточно мягкой и, вроде бы как жизнеустроительной, форме единства тюркских народов и их «пробуждения от спячки».

Так что, у них не может не срабатывать и охранительный рефлекс в части своего суверенитета и болезненного отношения к тому, что на их территории идет, по сути, внутритурецкая борьба. Тем более, что не будем забывать, что в 1990-х годах турецкое правительство само же и привело секту Фетхуллаха Гюлена в эти страны, поддерживая их институциализацию в виде школ и культурных центров флагом и административным ресурсом. И об этом страны размещения этих школ не могут не знать или не помнить. Отсюда и то, с какой неохотой иногда они иногда реагируют на обращения о выдаче из Анкары.

Так что, Турция, как следует из заявлений самого турецкого президента Р.Т.Эрдогана, прибегает и к инструменту проведения спецопераций для «извлечения» членов секты из других стран.

Конечно же, цифра «в более 100 человек из многих стран», про которую заявил президент Р.Т.Эрдоган, по всей видимости, включает большей частью тех, кого то или иное правительство выдало в рамках вполне себе законной процедуры экстрадиции, по договоренности обеих сторон.

А спецоперации, скорее, являются редкостью, но, тем не менее, если действительно Орхана Инанды извлекали из Киргизии путем спецоперации, а не по договоренности с киргизским правительством (об этой точке зрения – чуть ниже – И.С.), то можно сказать, что для Бишкека и, вообще, для государств Центральной Азии и Кавказа, образовавшихся после распада СССР, прозвучал «нехороший звоночек».

Если они умеют читать подобного рода сигналы по буквам, то получается весьма неприятное указание, как минимум, на две вещи.

Во-первых, турецкая разведка в достаточной степени окрепла в той или иной стране, в данном случае, в Киргизии, чтобы проводить подобные операции под носом у местных властей и их спецслужб. Заметим, что произошло это в кратчайшие по историческим меркам сроки – за три десятка лет с момента распада СССР.

Во-вторых, турецкое руководство вовсе не считает, что подобная спецоперация может иметь для него сколь-нибудь важные негативные последствия, чтобы опасаться реакции местных властей и разного рода дипломатических скандалов.

Заметим, что последнее – отнюдь не праздный вопрос, в условиях, когда Турция строит Тюркский мир и лучше делать это, по возможности, мягко, не «отпугивая» потенциальных участников процесса подобными резкими телодвижениями, которые показывают, кто, на самом деле, в «Тюркском доме» — хозяин и насколько «симметричным» будет дальше партнёрство между странами – соседями по «Тюркскому миру» (понятие, на которое ссылается такой документ, в частности, как турецко-азербайджанское соглашение, подписанное в Шуше – И.С.).

В этом смысле, достаточно любопытной смотрится публикация в самом тиражном турецком издании – газете Hürriyet авторства Недима Шенера, вышедшая 7 июля с.г. под заголовком ««Подарок» Жапарова был доставлен».

Слово «доставлен», после перевода, до конца не передает смысла, поскольку буквально следовало бы перевести как «пакет-сервис был сделан», как говорят о доставке еды в Турции. Но в русском языке так не говорят.

Идея автора просматривается сразу из заголовка в том смысле, что «подарок» в виде Охрана Инанды, который пропал в конце мая с.г. был сделан буквально накануне личной встречи между президентами Эрдоганом и Жапаровым. А до официального заявления по этому поводу со стороны Р.Т.Эрдогана после нее прошёл месяц. Все это время, от Орхана Инанды не было «ни слуху, ни духу». И, в данном случае, речь идет о том, что Жапаров приехал к Эрдогану не с пустыми руками, а привез для того «ценный подарок», который для турецкого руководства имеет как сутевое, так и идеологическое значение.

Про сутевое значение – понятно, в свете наших рассуждений про борьбу турецкого руководства с зарубежными отделениями секты Фетхуллаха Гюлена и теми приоритетами, которые расставляет официальная турецкая дипломатия, где борьба с ФЕТО — цель №1. Заметим, что раскинутая в 1990-х годах турецким государством совместно с сектой Гюлена сеть оказалась так широка и крепка, что до сих пор «вытянуть её на берег» не получается. Это дает представление и о масштабах работы Турции и о том, что сейчас страна действует ровно такими же методами и на тех же скоростях, просто создавая структуру не заново, но отступив несколько шагов назад. Отдельный вопрос заключается в том, каково бы было влияние нынешнего турецкого руководства на Кавказ и Центральную Азию если бы оно продолжало бы действовать синхронно с Фетхуллахом Гюленом. У которого, разумеется, свои американские кураторы.

Идеологическое значение — это про послание турецкого руководства о том, что оно, в нынешних условиях и нынешнем состоянии Турции, уже способно «дотянуться» до своих врагов «по всему миру». Опять же, это должно свидетельствовать о то, что современная Турецкая Республика – сильно укрепилась и стала игроком «другого пошиба», чем была, допустим, два десятилетия назад. И может по примеру США похищать людей из других стран, которых рассматривает в качестве противников власти.

Обратимся непосредственно к публикации турецкого автора, представляющейся весьма интересной и показательной в контексте освещаемой нами темы.

Считаем привести текст этого материала полностью, имея в виду достаточно интересный взгляд на возникшую ситуацию с «извлечением» Орхана Инанды (перевод материала – авторский – И.С.):

«Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров посетил Турцию 9 — 11 июня и подписал некоторые соглашения с президентом Эрдоганом. Он объявил, что они (то есть, президенты двух стран – И.С.) решили бороться с ФЕТО, которые представляют большую опасность для обеих стран.

Незадолго до этого визита в прессе появились комментарии о том, что Жапаров приедет в Турцию с подарком.

Члены ФЕТО как в Кыргызстане, так и в Европе с Америкой, провели кампанию в социальных сетях о том, что центральноазиатский имам ФЕТО Орхан Инанди был похищен MIT (Национальная разведывательная организация Турции – И.С.) 1 июня и даже содержится в посольстве Турции в Бишкеке. По какой-то причине, в эту кампанию вмешалось даже правительство Германии, что не привлекло особого внимания в Турции.

Мигель Бергер, государственный секретарь Министерства иностранных дел Германии, обратился с парламентским вопросом к Джему Оздемиру, сказав: «Федеральное правительство 3 июня поговорило с правительством Кыргызстана по делу Орхана Инанды, исчезнувшего в Кыргызстане. Во время встречи им была выражена озабоченность по поводу этого дела, которое остается неопределенным».

Картина прояснилась после того, как президент Эрдоган объявил, что Инанды был доставлен в Турцию в результате операции MIT.

Соответственно, MIT, в сотрудничестве с властями Кыргызстана, доставили Орхана Инанди в Турцию незадолго до визита президента Жапарова. Другими словами, «подарок» прибыл в Турцию в виде посылки за неделю до визита Жапарова.

Члены ФЕТО и политики, выступавшие от их имени в Германии, настойчиво пытались распространять ложь о том, что MIT действовал незаконным образом. Баскетболист и член ФЕТО Энес Кантер также написал невероятную ложь для американской газеты Washington Post (об этой публикации мы поговорим ниже – И.С.). Все события показывают, что MIT сотрудничали с властями Кыргызстана в захвате такого важного человека, как Инанды. Собственно, заявление Жапарова с президентом Эрдоганом (о совместной борьбе с ФЕТО – И.С.) подтверждает это (впрочем, дальнейшие протесты по этому поводу МИДа Киргизии эту точку зрения, по идее, опровергают – И.С.).

Есть очень важные причины, по которым члены ФЕТО со всего мира мобилизовались против доставки Орхана Инанды в Турцию. Прежде всего, Орхан Инанды отвечает за все операции ФЕТО в Центральной Азии. Во-вторых, Кыргызстан считается оплотом ФЕТО в Центральной Азии.

ФЕТО работает под эгидой образовательных учреждений «Сапат» с 1992 года в Кыргызстане, который провозгласил свою независимость в 1991 году после распада Советского Союза. Здесь была налажена важнейшая структура проникновения американской разведки (выделением обращаем внимание, что турки указывают на секту Фетхуллаха Гюлена как на проект именно американский, а не американо-турецкий и, тем более, турецкий – И.С.) в тюркские республики. Собственно говоря, Орхан Инанды, имам Центральной Азии ФЕТО, всю свою работу выполнял из Кыргызстана. Он даже стал гражданином Кыргызстана.

В 2011 году, ровно за неделю до первого слушания процесса по обвинению в «членстве в террористической организации Эргенекон», в рамках заговора Odatv, 12 ноября 2011 года в тюрьме в Силиври подозрительно заболел и скончался главный советник по Азиатскому региону MIT Кашиф Козиноглу. В своих рукописных заметках, он предоставил следующую информацию об Орхане Инанды и о Кыргызстане:

«Человек, который много лет руководил всеми школами в Кыргызстане и, до сих пор, ими руководит является Орханом Инанды. Фактически он — имам в Азии Фетхуллаха Гюлена. Он сильно связан с киргизским государством. У посла влияния нет. Также через этого человека Турецкая Республика общается с администрацией Кыргызстана. На данный момент киргизы не могут закрыть школы Фетхуллаха Гюлена, потому что они в них нуждаются. Кроме того, гюленистами были закрыты (отделения) TIKA (турецкое агентство мягкой силы – Турецкое агентство по сотрудничеству и координации – И.С.), THY (флагманский турецкий авиаперевозчик – Турецкие авиалинии» – И.С.), образовательные, коммерческие и экономические, религиозные и культурные консультационные бюро в Кыргызстане, Казахстане, Туркменистане, Азербайджане, Афганистане и Таджикистане. В этих странах без членов секты Фетхуллаха Гюлена не обходится ни одно дело. В Азии они больше всего сконцентрированы в Кыргызстане.

После попытки переворота 15 июля ФЕТО изменили названия школ, которыми они управляли, учреждений, с которыми они был связаны, или партнерских структур, как и во многих других местах. Они изменили свое название с «Учебные заведения Sebat» на Sapat International. У организации до сих пор есть 9 начальных школ, 16 средних школ, две международные средние школы под названием «Шелковый путь» и «Кембридж», а также университет под названием «Международный университет Ататюрка Ала-Тоо» в разных городах Кыргызстана. В нем работает в общей сложности 10 426 студентов, 131 турок и 2328 сотрудников, а также много домов и общежитий. Хотя организация имеет значительное влияние на бюрократию и политику страны со школами, она обеспечивает финансирование организации через платные школы. Кыргызско-турецкая ассоциация бизнесменов (KITIAD) признана важнейшей неправительственной организацией ФЕТО. Известная своими активами в Кыргызстане на сумму более 100 миллионов долларов, ФЕТО управляет крупнейшим в стране торговым центром Vefa Business Center и всеми его отелями. ФЕТО также сохраняет свое влияние в сфере СМИ в Кыргызстане. Он контролирует две газеты «Заман Кыргызстан», одну на кыргызском, а другую на турецком, а также ежемесячный журнал «Диалог Евразия», издаваемый аналитическим центром.

Присутствие ФЕТО в Кыргызстане — это работа американской разведки, и то, какую опасность она представляет для страны, показало восстание после прошедших в прошлом году парламентских выборов.

Парламентские выборы прошли 4 октября 2020 года, в них приняли участие 17 партий. Тот факт, что две пророссийские партии получили наибольшее количество голосов, положил начало дебатам. «Биримдик», поддерживаемый президентом Сооронбаем Жээнбековым, получил 24,53 процента голосов, а «Мекеним Кыргызстан» — 23,9 процента. Против этого возражали партии, которые не смогли преодолеть 7-процентный избирательный барьер. В то время, как оппозиция вышла на улицы по обвинению в фальсификации результатов выборов, произошло восстание, которое президент Жээнбеков назвал «переворотом». Президентский дворец и парламент подверглись обыску, экс-президент Атамбаев и бывший премьер-министр Сапар Исаков, которые были самыми большими сторонниками ФЕТО, были освобождены из тюрьмы демонстрантами. Члены ФЕТО играли активную роль в среде повстанцев, что было охарактеризовано как «переворот».

На выборах, состоявшихся в январе этого года, националистический лидер Кыргызстана Садыр Жапаров был избран президентом с 80 процентами голосов, что знаменует начало конца ФЕТО. Возвращение Инанды — это не конец, а начало. Далее последует передача школ, которыми он управляет, но что понятно: если Орхан Инанды, одно из самых важных имен ФЕТО, имам Центральной Азии, который также является гражданином Кыргызстана, был привезен из Кыргызстана, то ни одно место в Центральной Азии не является безопасным для членов ФЕТО. Потому что от турецкой судебной системы и MIT никуда не деться».

52.52MB | MySQL:112 | 0,432sec