Марокко: меры властей по нейтрализации иностранного влияния на местные СМИ

Госдепартамент США 13 июля выступил с резкой критикой  Рабата за то, что марокканские власти  приговорили задержанного журналиста Сулеймана Райсуни к пяти годам тюремного заключения, и призвал «защищать свободу прессы». «Мы считаем, что судебный процесс, который привел к этому вердикту, противоречит фундаментальному обещанию марокканской системы справедливого судебного разбирательства для лиц, обвиняемых в преступлениях, и противоречит обещанию конституции 2011 года и программе реформ Его Величества короля Мухаммеда VI», — заявил журналистам представитель Госдепартамента Нед Прайс. «Свобода прессы является основополагающей для процветающих и безопасных обществ, и правительства должны обеспечить, чтобы журналисты могли безопасно выполнять свои основные роли, не опасаясь несправедливого внимания, насилия или угроз», — добавил он. 9 июля  суд в Касабланке приговорил главного редактора ныне несуществующей газеты «Ахбар альЯум» Сулеймана Райсуни к пяти годам тюремного заключения и оштрафовал его на 100 000 дирхамов (11 205 долларов) по обвинению в «сексуальном насилии» над другим мужчиной. Райсуни, который голодал 93 дня, отрицает эти обвинения. Марокканское государственное обвинение заявило, что Райсуни получил «справедливый» суд, подчеркнув, что он был «привлечен к ответственности за преступления, которые не имеют никакого отношения к его журналистской работе». Базирующийся в Нью-Йорке Комитет по защите журналистов (CPJ) призвал марокканские власти освободить Райсуни и «прекратить выдвигать сфабрикованные обвинения в сексуальном насилии в отношении журналистов». Около 350 марокканских и иностранных политических деятелей, интеллектуалов и журналистов обратились к Райсуни с просьбой прекратить голодовку. В данном случае сразу отметим, что такой общественный резонанс вызван далеко не только уголовными аспектами этого дела. Речь идет о проведении  Рабатом жесткой кампании  по нейтрализации «пятой колоны» агентов влияния иностранных государств  в местных СМИ. И в рамках этой кампании используется сочетание методов: где-то в действие приводятся механизмы уголовного расследования; где-то административный прессинг, а где-то и прямые обвинения в шпионаже. В последнем случае стоит упомянуть дело еще одного марокканского журналиста Омара Ради, работавшего консультантом в британской фирме G3, и который был обвинен марокканскими властями в шпионаже в пользу иностранной державы. Его дело не только поднимает до сих пор не решенный вопрос об отношениях между журналистами и частными детективными компаниями, но и вскрывает алгоритм использования западными спецслужбами журналистов в странах Магриба и странах Ближнего Востока. 6 июля журналист Омар Ради, который находился под стражей в течение последнего года, категорически отверг обвинения в шпионаже. Марокканская прокуратура обвинила его в том, что он серьезно нарушил закон о государственной безопасности, принимая иностранные платежи от структур, связанных с британскими спецслужбами. Обвинение касается его работы в качестве консультанта лондонской фирмы бизнес-аналитики Good Governance Group (G3), хотя он работал только над одним делом для этой  компании. В G3 работает несколько человек, которые раньше работали в британском Министерстве иностранных дел, содружества и развития (FDCO), которое курирует Секретную разведывательную службу страны, известную как MI6. Эксперты описывают эту фирму, основанную Андре Пиенааром и приобретенную в 2018 году Ником Алкоком и Майклом Беваном,  как часть британской разведки. Более того, это не первый случай, когда консультанты, работающие на частные разведывательные фирмы, становятся мишенями иностранных правительств и рассматриваются как «агенты иностранной разведки».  Тот факт, что Омар Ради также является журналистом, иллюстрирует тот факт, что компании бизнес-разведки, которые тесно связаны с госструктурами, часто используют журналистов в странах, в которых трудно получить доступ к информации или которые имеют хорошие контакты в определенных секторах экономики. Благодаря своим пресс-картам и местным контактам, журналисты-консультанты могут быть гораздо более эффективными, чем другие источники, не имеющие такого привилегированного доступа. И гонорары, которые платят им фирмы, позволяют им избежать финансовой нестабильности, с которой сталкивается большинство внештатных журналистов в развивающихся странах. О.Ради в частности официально проводил анализ местного рынка с точки зрения подготовки к возможным будущим инвестициям. Кроме того, клиентами G3 могли быть и марокканцы. Компания уже выполняла контракты такого рода для марокканского государственного офиса Chérifien des Phosphates (OCP). Если совсем просто, то журналисты обеспечивают получение информации о слабых сторонах тех или иных чиновников, которые ответственны за принятие ключевых решений на местных рынках.   Такая консультационная работа может даже стать  постоянным бизнесом, как это произошло с лондонским журналистом и консультантом Марком Холлингсвортом. В Лондоне и Вашингтоне бывшие журналисты, знакомые с этим сектором, создали ряд частных детективных компаний, которые активно работают в Магрибе в том числе. Среди них хорошо известная компания Fusion GPS, основанная бывшим сотрудником Wall Street Journal (WSJ) Гленном Симпсоном и принимавшая активное участие в спорном докладе о  предполагаемых связях Дональда Трампа с Россией, и давно устоявшаяся группа Минца, созданная бывшим журналистом Washington Post Джеймсом Минцем.

 

52.47MB | MySQL:104 | 0,223sec