Издание «Единый подход Турции к обеспечению безопасности». Часть 1

В 2020 году в турецкий свет появилась книга «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности». В подзаголовке книги значится «От энергетики – к здравоохранению, от миграции до внутренней и внешней безопасности, многомерная национальная оборона».

Книга была издана компанией оборонно-промышленного комплекса STM и созданным при ней издательством Think Tech. Технологический мозговой центр.

Следует отметить, что это издание позиционируется как одна из первых попыток, предпринятых мозговыми центрами в сфере разработки комплексного подхода к национальной безопасности Турции. С учетом значительного расширения спектра тех рисков, которые стоят перед странами мира в современных условиях.

Об последнем обстоятельстве в частности, говорили и авторы издания «Большая стратегия Турции», вышедшего в главном широкопрофильном мозговом центре Турции – Фонде политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Наряду с тем, как международная повестка дня, заметным образом, расширилась за последние годы и далеко вышла за рамки контроля над вооружениями, растет и спектр тех рисков и угроз, которые должны принимать во внимание страны мира для обеспечения своей безопасности.

В данном случае, мы как раз имеем дело с изданием, подготовленным именно структурой, тесно связанной с Министерством национальной обороны Турции, с Управлением по оборонной промышленности и, в целом, с турецким оборонно-промышленным комплексом. Иными словами, если книгу «Большая стратегия Турции» писали условные «дипломаты» (SETAV), то данное издание написали условные «военные», что делает издание представляющим несомненный интерес для российской читающей публики.

В этом смысле, не устанем повторять тот тезис, что турецкая внешняя политика приняла на вооружение подход, который предусматривает то, что наряду с мягкой силой, активно используется и жесткая сила. Причем турки используют и слово «проактивно», дополняя это тем комментарием, что жесткая сила сегодня для Турции – это не только инструмент сдерживания, но и инструмент для продвижения турецких интересов за рубежом, что есть – фундаментально отличные друг от друга вещи. Причем, заметим, что круг интересов Турции за последние годы, самым серьезным образом, расширился и, даже более того, он продолжает расширяться.

Заметим, что это делает Турцию страной, отличной от очень многих мировых игроков – мало в мире стран, у которых круг интересов столь серьезным образом претерпел изменения в сторону расширения за последние годы. Эту динамику можно сравнить, разве что, с «обратным схлопыванием» российских интересов после распада СССР, даже с учетом поиска разумного «оптимума» дней нынешних.

А это, в свою очередь, не может не предполагать того интереса, которое вызвало издание, лишь только появившись в поле зрения нижеподписавшегося.

При этом, следуя практике, сложившейся в ходе предыдущих обзоров, подготовленных для Института Ближнего Востока, включая обзор издания «Большая стратегия Турции» (вышел в более чем 40 частях), попробуем фокусироваться именно на тех аспектах издания, которые приставляются самыми главными, избегая повторов и излишней теории, которыми весьма часто грешат турецкие издания. Кроме того, попробуем обогатить это издание комментариями заслуживающих того идей турецкого издания.

Сразу отметим, что, разумеется, на характер издания оказывает влияние то, что оно публикуется в открытом доступе. Впрочем, с той оговоркой, что широко оно разрекламировано не было, а в немалой мере было разослано изданием адресно по рукам той читающей турецкой публики, которая, в силу своего рода занятий, погружена в рассматриваемый предмет, включая клиентов и партнёров компании – инициатора публикации.

Также заметим то «общекультурное» обстоятельство, что турецкие теоретики ряд своих мыслей высказывают крайне осторожно, будучи склонными прятать свои основные тезисы в словесных «нагромождениях». Турки эти коды считывают отлично и часто после тех или иных выступлений можно видеть, как они, в своих обсуждениях, спокойно «распаковывают и дешифруют» эти мысли. Заметим, что подобная операция представляет для людей – иностранцев, даже хорошо владеющих турецким языком, определённую трудность. Иными словами, получается, что турецкие источники, невзирая на свою «открытость», могут содержать себе множество того, что иностранцами может быть охарактеризовано в качестве скрытых смыслом. Для турок же трудности, разумеется, в этом никакой нет.

Это делает их рассуждения, в некоторой степени, отличными от таковых у тех российских коллег, которые «рвут рубаху на груди» в студиях отечественных «ток-шоу», допуская, отнюдь не нерегулярно, безответственные, провокационные заявления.

В этом смысле, турецкие спикеры являются, с одной стороны, намного более разговорчивыми, чем их российские коллеги, но куда как более обтекаемыми в своих высказываниях, предпочитая говорить тем, что, в нашем понимании, следует считать «намеками».

Более того, характер высказываний нередко выглядит как «и нашим и вашим». Попытка усидеть даже не двух стульях, а на целом «гарнитуре», является для турок достаточно типичным.

Возможно, данная привычка сформировалась с учетом дипломатической, внешнеполитической школы страны. А последняя, в свою очередь, образовалась, в значительной мере, под влиянием того факта, что Османская Империя (в качестве предшественницы Турции – прим.) задолго до своего распада утратила способность действовать, против той же Российской Империи, в одиночку, и её действия требовали участия внешних игроков.

А, следовательно, культура балансирования, лавирования между многими игроками, одновременно, глубоко укоренилась в турецком менталитете. Идет ли речь о «соседе по подъезду» или же о «соседе по региону».

Почему как и «Большая стратегия Турции» (как, в определенном смысле, развитие книги «Стратегическая глубина» бывшего премьер-министра и министра иностранных дел Ахмета Давутоглу), так и «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности», представляют интерес для отечественной публики? – По той причине, что Турция перешла от слов к делу в вопросе попыток превращение себя из региональной в глобальную державу. И это превращение немыслимо без того, что страна не вошла бы в «зацепление» с ведущими мировыми игроками, включая и Российскую Федерацию.

Нетрудно заметить, что Россия и Турция начинают пересекаться в широком спектре регионов, который, опять же, во многом, если не в подавляющей степени (!), состоит из стран постсоветского пространства.

Именно этим обстоятельством объясняют ту болезненную реакцию, которая возникает у России в ответ на действия Турции направленные на укрепление своих позиций там. Однако, как мы уже писали на страницах сайта ИБВ, не только Россия, но и Турция провозгласила эти регионы не «блажью» для себя, а зоной своих стратегических интересов, с которой связана реализация турецких планов. В частности, в том, что касается «векового пробуждения турок» и построения так называемого «Тюркского мира».

Есть ещё одно обстоятельство, у нас часто говорят про «ближнее зарубежье» и про «постсоветское пространство», которые Россия провозгласила зоной своих стратегических, жизненных интересов, к которые, почему-то, по умолчанию, в качестве таковых должны признавать и другие международные игроки. Последнее, заметим, далеко не так очевидно, как российской стороне того бы хотелось.

Тем не менее, декларируя это, полагаем, что российская сторона могла бы принимать во внимание наличие и так называемого «постосманского пространства», о котором турецкое руководство, пусть и не говорит подобными словами, но, тем не менее, всеми своими действиями указывает на его наличие. Будь то Сирия, Ливия или же Ирак. Если говорить шире, то речь идет о Балканах (особенно в странах проживания сегодня мусульманского большинства), Северной Африке и Ближнем Востоке.

И, в этом смысле, желание Турции доминировать в этих регионах не может рассматриваться в качестве чего-то из ряда вон выходящего.

Более того, как писали авторы той же «Большой стратегии», повторим сказанное выше, Турция приступила к тому, чтобы использовать свою жесткую, военную силу, не только в качестве инструмента сдерживания, но и в качестве инструмента продвижения своих национальных интересов. И это обстоятельство, вкупе с тем тезисом о все более тесном пересечении российских и турецких интересов, приводит к мысли о том, что разного рода «контакты» между военными России и Турции не являются, выражаясь достаточно мягко, неизбежными.

До сих пор, имевшие место инциденты, не привели к фатальным последствиям. Во много, благодаря наличию «особых отношений» между нынешним российским и турецким руководствами – президентами В.В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом. Однако, было бы опрометчиво считать, что данная история продлится до условной «бесконечности», с учетом уже 20-летнего нахождения во власти президентов В.В.Путина и Р.Т.Эрдогана. И, уж тем более, было бы опрометчивым считать, что подобного рода отношения, которые сложились между высшим руководством двух стран, могут быть переданными как, своеобразная «эстафетная палочка» от руководства уходящего, к руководству, вновь заступающему на пост.

Уж насколько непросто в России организовать преемственный транзит власти – в Турции подобного рода операция выглядит и вовсе в качестве невозможной. Так что, с серьезными основаниями, стоит полагать, что эпоха «Путина – Эрдогана» подходит к концу, пусть даже из этой конструкции выпадет лишь один элемент. И к этой ситуации, российской стороне следует готовиться со всей основательностью. В том числе, анализируя те фундаментальные труды, которые в эти дни выходят в Турции.

Подводя черту под нашей вводной частью, сделаем вывод, что, разумеется, книга «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности», изданная узким тиражом для турецких военных специалистов в начале 2021 года, относится к числу трудов, которые должны обращать на себя наше внимание.

Итак, после такого предисловия, переходим непосредственно к рассмотрению издания. Обращаемся в сторону оглавления.

В книге, помимо введения, содержится пять глав. Перечисляем:

Глава 1: Ожидания, проблемы, приоритеты и предложения по решению (проблем) в сфере обороны и безопасности Турции.

Глава 2: Энергетическая безопасность и политика в Восточном Средиземноморье.

Глава 3: Продовольственная безопасность и безопасность предложения в Турции и в мире.

Глава 4: Миграция и безопасность границ.

Глава 5: Контроль воздушного пространства и безопасность: системы противовоздушной и противоракетной обороны.

Как мы видим, действительно, турецкие авторы расширили классические границы понимания обороны и безопасности, на такие вопросы, как энергетику, продовольствие, миграцию. Более того, как мы видим, в отдельное «делопроизводство» выделены вопросы защиты Турции с воздуха.

Следует считать, что, выбрав для книги подобную структуру и наполнение, турецким авторам удалось ухватить все основные направления уязвимостей современной Турецкой Республики.

Обоснуем эту нашу мысль.

Прежде всего, в том, что касается энергетики, Турция является страной – нетто-импортером энергетических ресурсов: включая природный газ, нефть и нефтепродукты, а также каменный уголь. Впоследствии, этот перечень будет дополнен и импортом из-за рубежа ещё и ядерного топлива для АЭС страны. В первую, очередь, разумеется, для АЭС «Аккую», за сооружение которой отвечает Россия по межправительственному соглашению. Пусть даже и будет выглядеть так, что эти поставки идут «мимо Турции» и «мимо» её же энергетической безопасности. Главным в данном смысле представляется то, что турецкая энергосистема получит 4,8 ГВт установленной мощности, которые, целиком и полностью, будут функционировать на импортном топливе, которое не может быть физически замещено поставками из альтернативных источников. Разумеется, без угрозы безопасности функционирования объекта. Отдельно стоит отметить и то, что данный энергетический объект будет полностью зависим от поставок запасных частей и от проведения сервисного обслуживания российскими компаниями и российским персоналом.

Отметим, что уход Турции от положения нетто-импортера и максимально возможная диверсификация поставщиков энергоресурсов – это та догма, которая содержится в любом документе, посвященном турецкому топливно-энергетическому комплексу. При этом, также в любом документе содержится и идея о том, что речь идет именно об уходе от зависимости от России и, прежде всего, от российского «Газпрома». Когда на эту тему заходит разговор с теми в Турции, кто выступает с таких позиций, они объясняют свою точку зрения тем, что имел место быть газовый спор между Украиной и Россией, который закончился тем, что «Газпром применил к Украине «энергетическое оружие»». Крайне редко в Турции можно слышать голоса, выступающие в поддержку России в том споре, которые подчеркивают, что речь шла о «споре двух хозяйствующих субъектов», один из которых – украинский – устроил кризис неплатежей.

Впрочем, тут мы должны вернуться к тезисам, изложенным выше и задаться вопросом, а чего Турции так волноваться по поводу того, что Россия может «применить энергетическое оружие»? Почему Турция рассматривает возможность того, что она может лишиться поставок природного газа и её промышленность «встанет», а домохозяйства останутся без отопления? До сих пор, Турция исправно платила за поставки газа и не предвидится ситуация изменения. А вот внешняя политика Турции она с российской может зайти в тупик. По крайней мере, вероятность этого события отнюдь не нулевая.

И заранее, до рассмотрения главы, оговоримся, что на провозглашенном пути диверсификации «Газпрома» Турция достигает определенных успехов. Допустим, в том, что касается импорта природного газа из-за рубежа. Все последние годы доля отечественного «Газпрома» на рынке неуклонно снижается параллельно тому, что Турции наращивает объем закупок у того же Азербайджана и всерьез рассчитывает на получение доступа к запасам Центральной Азии. В частности, к туркменскому газу. Победа в Нагорном Карабахе укрепляет «руку» Турции в том, чтобы транскаспийские проекты были бы реализованы на практике. А интеграционный проект под названием «Тюркский совет» продолжал бы реализовываться на практике.

Продовольственная безопасность – с учетом роста населения мира и положительной демографической динамики в самой Турции является тем вопросом, чье значение будет лишь только нарастать. Мало кто в нашей стране в курсе, что Турция является одной из крупнейших потребительниц отечественной пшеницы. Разумеется, можно услышать возражения о том, что немалая доля этой пшеницы предназначается для турецкой мукомольной промышленности, которая занимается дальнейшим реэкспортом на региональные рынки. Однако, отметим, что, во-первых, если и да немалая доля российской пшеницы, которую Турция потребляет, будучи не в состоянии полностью обеспечивать свои потребности. Ну и, кроме того, все-таки, не слишком хорошо скажется на турецкой пищевой промышленности лишение её российской пшеницы, как сырья для последующей переработки в муку и реэкспорта.

Так что, стоит отметить, что и в продовольственном плане Турция от России также «зависит», если, разумеется, рассматривать отношения между покупателем и поставщиком в таких терминах.

52.52MB | MySQL:112 | 0,356sec