Издание «Единый подход Турции к обеспечению безопасности». Часть 5.

В 2020 году в турецкий свет появилась книга «Целостный подход Турции к обеспечению безопасности». В подзаголовке книги значится «От энергетики – к здравоохранению, от миграции до внутренней и внешней безопасности, многомерная национальная оборона». Книга была издана компанией оборонно-промышленного комплекса STM и созданным при ней издательством Think Tech. Технологический мозговой центр.

Продолжаем разбираться с этим изданием. Часть 4 нашего обзора опубликована на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=78625.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы остановились на Вводной части издания, где авторами говорится об особенностях своего комплексного подхода к рассмотрению безопасности Турции, который как они пишут, отличает их книгу от классических изданий в сфере безопасности, где акцент делается все-таки на военную силу и на военную мощь, а отнюдь не на современные угрозы, которые приобрели характер, далеко выходящий за рамки полномочий лишь только оборонных ведомств.

В заключении вводной части книги, авторами рассказывается о своем мозговом центре. Заметим, что в Турции возникает огромное количество различных аналитических центров. Нередко они создаются отставными военным, которые собирают вокруг себя узкие творческие коллективы. И пусть подобные центры «не гремят» своим высокотиражными публикациями и не лежат высокими стопками в книжных магазинах в разделах «новинки» и «бестселлеры», они, все равно, вносят свою невидимую лепту в турецкую аналитическую мысль. При том, что «бывших» не бывает и турецкие военные продолжают поддерживать самые тесные отношения с коллегами по «цеху».

В частности, как пишут авторы издания, «Центр технологического мышления STM ThinkTech, созданный 23 ноября 2017 года в качестве аналитического центра, посвященного безопасности и технологиям, заполнил важный пробел и провел пять панельных заседаний и 11 заседаний фокус-групп по вопросам обороны и безопасности и опубликовал свои результаты в виде отчетов и сообщений в блогах».

Как подчеркивается авторами, в свете тех обстоятельств, которые были обобщены во введении и в обосновании принятого на вооружение в книге комплексного подхода, авторами были отобраны основные темы среди ведущих экспертов в этой области в период с марта 2018 года по октябрь 2019 года.

В рассматриваемой нами работе, аналитический центр STM Think Tech обобщил результаты работы пяти фокус-групп, которые были организованы «с ценным вкладом турецких ученых и академиков».

В этой работе, были объединены «важные вопросы, проблемные области и предложения по решению в концепции безопасности Турции под следующими темами:

  • Ожидания, проблемы, приоритеты и решения Турции в области обороны и безопасности.
  • Энергетическая безопасность и политика Восточного Средиземноморья.
  • Продовольственная безопасность в Турции и в мире.
  • Иммиграционная и пограничная безопасность
  • Контроль и безопасность воздушного пространства: системы противовоздушной и противоракетной обороны».

Цитируем авторов издания:

«Как показывает пандемия COVID-19, безопасность стран обеспечивается не только военными элементами, на нее влияют неожиданные события в весьма многих областях, включая миграцию, продовольствие, здравоохранение и т.д. И очень важно повысить уровень национальной гибкости и подготовить её к неожиданным потрясениям в обстановке неопределенности, чтобы эти события не угрожали миру и безопасности страны. Мы представляем эту книгу, которую мы собрали в свете коротких оценок, нашим уважаемым читателям. Как «STM ThinkTech», мы надеемся, что вам понравится читать «Целостный подход Турции к безопасности / многомерная национальная оборона от энергетики к здоровью, переход к внутренней и внешней безопасности», первый продукт нашего процесса публикации печатных книг».

Итак, переходим непосредственно к первой главе книги, которая называется, как «Ожидания Турции в сфере обороны и безопасности, проблемы, приоритеты и предложения по решению».

Эта Глава включает в себя следующие разделы:

  1. Текущая ситуация в глобальной системе и боли по формированию новой парадигмы.
  2. Как должна формироваться архитектура безопасности Турции?

В свою очередь, первый раздел книги состоит из следующих подразделов: «Фундамент международной системы», «Две проблемы глобальной среды», «Влияние цифровой революции», «Китайский фактор».

Второй раздел книги разбивается на следующие подразделы: «Сложности внешней политики и национальный потенциал сдерживания», «Трансформация, обеспечиваемая со стороны НАТО», «Турция не может принадлежать никакому из мест (в контексте блоковой и союзнической принадлежности, в том смысле, что Турция – не на 100% член НАТО, но и не часть Востока, Турция – отдельная цивилизация – И.С.), «Изменения турецкой силы», «Большая стратегия США и Генеральный секретариат Совета Национальной безопасности Турции», «Где Турция находится в ядерном мире?», «Правота Турции с точки зрения международного законодательства в своей борьбе в Сирии», «Век неупорядоченности и смысл терроризма «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.)», «Историческое значение операций «Оливковая ветвь» и «Щит Евфрата»», «Важно также продолжать дипломатию (в контексте намного более активного применения Турцией своей жесткой силы – И.С.)», «Необходимость в платформе по разработке стратегии».

В том, что касается раздела «Фундамент международной системы», риторика турецких авторов является вполне традиционной. В духе того, что, на протяжении долгого времени, мир переживает глубокую трансформацию. Это период времени характеризуется как «век сложностей». В этот период времени политическая и экономическая система, с новыми региональными акторами и новыми парадигмами, обретает новую форму. Разумеется, не обошлось без классических слов о том, что в период после окончания Второй мировой войны и вплоть до распада СССР существовал двуполярный миропорядок. За распадом СССР случился период однополярного мироустройства. Другими «ключевыми датами», о которых говорят авторы издания являются: 11 сентября и крупнейшая террористическая атака в истории США, 2008 год – как год мирового финансового кризиса, и, наконец, 2010-й год – как год, когда стартовала так называемая «арабская весна». Эти вехи, вкупе с рассуждениями о том, что центр тяжести мирового влияния перемещается с Запада на Восток, является достаточно типичными для наших дней – настолько, что слова турецких авторов сильно перекликаются со словами российского авторства.

А вот дальше начинаются уже те рассуждения, которые касаются непосредственно самой Турции. В частности, как указывается турецкими авторами, эти изменения в окружающем мире привели к тому, что и в положении самой Турции произошли изменения. В частности, страна приступила к тому, чтобы активно расширять сферы (влияния). В свою очередь, это привело к тому, что приоритеты в сфере безопасности обрели ещё большее значение.

Опять же, не будем вдаваться в теоретизирования турецких авторов на тему того, как складывался период времени, который последовал за Второй мировой войны и как складывалась современная архитектура, политическая и экономическая. Перейдем непосредственно к тому, как именно видятся турецким авторам две проблемы современного глобального мироустройства:

«Что касается глобальной окружающей среды, существует «международная система». Внутри этой международной системы есть организации, великие державы, основатели (современной международной системы – И.С.) и силы, которые противостоят ожиданиям Турции в области обороны и безопасности. Эта система сформирована группой во главе с США и доминирует в этой системе. Торговля, безопасность и прочее организуется со стороны этих групп.

С противоположной стороны, есть Россия, которая бросает (этой группе) вызов. Развивающийся Китай становится новым фактором. Они также пытаются создать группу, подобную США.

Есть дискуссии относительно однополярности и многополярности. На самом деле, не получается множества полюсов. Нет второго полюса. Есть полюс США. Те страны, которые находятся вокруг России и Китая – не столь уж многочисленны. Скорее, чем являться «полюсом», они образуют «центр». (На самом деле) президент страны, создавшей эту систему и получившей наибольшую выгоду от этой системы, в настоящее время, объявил ей войну (речь идет о президенте США Д.Трампе; на момент написания книги – И.С.). Есть механизм, который защищает и следит за этой системой в его собственной стране, и он также объявил им войну. Один полюс переживает конфликт внутри себя, и последствия этого конфликта, как представляется, затрагивают всех нас.

Всегда говорят, что США находятся в упадке, но на самом деле (просто) есть процесс у других (стран). Соединенные Штаты, возможно, находятся в муках перехода от старой экономической системы, а именно, экономического господства, основанного на производстве, к новой экономической системе, в которой сейчас доминируют роботы и искусственный интеллект.

Кто-то из (корпорации – И.С.) RAND однажды сказал, что им нужно обратить вспять демографическое преимущество Китая, иначе Китай их обгонит. У Китая такой гарантии нет, но это тенденция. Китай производит дешевле.

С другой стороны, Соединенные Штаты находятся в сравнительном регрессе. Однако, это может изменить новая экономика. Это тоже требует внимания. В среде, где информационные технологии и компании сейчас имеют огромный объем, очень большие массы начинают сомневаться в традиционных системах и способах заработка на жизнь. Это указывает на вторую проблему глобальной окружающей среды».

Как мы можем видеть из строк про «президента страны, который объявил войну собственноручно созданной глобальной системе», то мы, разумеется, понимаем, что те строки писались в разгар президентства Дональда Трампа. Являются ли эти строки валидными после того, как ко власти в США пришла администрация Джо Байдена? – Это отдельный разговор, который приводит нас к мыслям о том, насколько новой американской администрации удастся обратить вспять «свершения» предыдущей администрации и, говоря шире, насколько живо такое возникшее и оформившееся явление как «трампизм»? Этот вопрос пока не имеет своего ответа, однако, пока нет оснований считать, что, невзирая на колоссальные усилия, затраченные в США на то, чтобы «закопать» Дональда Трампа как политика, вместе с его лозунгами, «трампизм» и та война против созданной самими американцами глобальной системы американской системой «проглочены и переварены».

Самой важной мыслью турецких авторов, пожалуй, следует считать идею о том, что в мире — нет многополярности. Есть полюс силы в лице США и «облака» американских союзников, с одной стороны, и есть центры силы, которые, впрочем, не в состоянии сплотить вокруг себя достаточное количество союзников, достичь «критической массы» и превратиться в полноценный полюс силы, которым, в прошлом, безусловно, был Советский Союз.

Следующий аспект, которого, в этой главе касаются авторы, — это «Влияние цифровой революции». Отметим здесь лишь только то, что авторы повторяют достаточно известные слова о складывающемся, буквально на глазах, цифровом укладе и о его влиянии на внутреннее положение дел в странах, а также на их внешнюю политику.

Ещё один момент, заслуживший отдельного подзаголовка – это «китайский фактор».

Здесь авторами произносятся крайне занятные слова, которые должны вызвать интерес у отечественных читателей. Их можно резюмировать следующим образом: Китай и Турция, в экономическом смысле, стали соседями. Разумеется, если вчитываться в подоплеку сказанного, то речь идет о том, что между двумя странами «рухнула Центрально-Азиатская стена, под контролем России» и образовался прямой коридор. Дальнейшее заслуживает прямого цитирования – издание приводит слова профессора д.н. Хусейна Баджи (Hüseyin Bağcı):

«На обширном пространстве между нами (возможно, речь идет об обширном пространстве между Турцией и Китаем – прим.) мы успешно боролись, чтобы не допустить возвращения России. После распада СССР Центральная Азия не вернулась в сферу влияния России, как это было раньше. Я думаю, что это – также и наш (в смысле, турецкий – прим.) успех. Мы встали на реалистичную почву.

Хотя эти страны (Центральной Азии – И.С.) больше не ожидают российского вторжения, они столкнулись с «китайским вторжением», с экономической точки зрения.

В качестве новой динамики, эта ситуация распространяется на Центральную и Южную Азию. Самая большая альтернатива России в системе или сила, которая может занять ее место, — это Китай.

В этой стране (Китай – И.С.) зародилась идея экономического развития, чего Россия не смогла осуществить в этом регионе (не бесспорный тезис, если обратиться к истории СССР и к тому, что наша страна смогла совершить в этом регионе – И.С.). Она (идея – И.С.) называется «Один пояс, один путь». Рассматриваются возможности в плане инфраструктуры. Я вижу, что этот проект наполовину завершен. Внешняя политика Китая, на самом деле, является энергетической политикой. В первую очередь, Китаю нужна энергия.

Фактически, это — богатая, но бедная энергоресурсами страна. Есть группа, в которую входят США, которые считают, что развитие Китая представляет собой риск, к которому мы можем отнести страны, соседствующие с Китаем. Эти страны также успешно проводят стратегию по ограничению доступа Китая к морским путям поставок. «Дыхание» Китая «сужается» в Малаккском проливе. Они развивают концепцию Индийского океана вместо Азиатско-Тихоокеанского. Военно-морской флот — это область, где эти страны наиболее сильны, а Китай относительно слаб».

Итак, отметим здесь некоторые главные мысли.

Во-первых, турецкими авторами Россия выведена из системы уравнений в Центральной Азии. На место страны приходит Китай, где он входит в прямое соприкосновение с Турецкой Республикой. При этом, турецкие авторы пишут об успешном опыте по тому, чтобы не допустить возвращения России и в регион, что следует считать достаточно откровенным заявлением на фоне весьма осторожного тона турецкого экспертного сообщества, когда оно высказывается на эту тему.

Во-вторых, Китай рассматривается целым рядом стран в качестве угрозы. Прежде всего, речь идет о США и о соседних с Китаем странах.

В-третьих, автор указывает на уязвимости Китая, которые заключаются в том, что эта страна является энергетически бедной и имеет не самый сильный Военно-морской флот.

И далее:

«Китай принимает относительно новое решение, меняя геополитику. Подобно появлению новой эры, когда европейские моряки путешествовали через Африку и достигли Азии, теперь наступил период возвращения на сушу.

Остановить Китай на суше кажется очень трудным. Эта Центрально-Азиатская линия — область, недоступная ни одной стране. Здесь Китай расширяется.

Мы тоже должны быть осторожны. Политика, которую мы должны отстаивать, должна и будет заключаться в независимом существовании этих стран, независимо от того, кем они являются. Здесь можно ощутить риск в среднесрочной перспективе.

В то время, как некоторые страны Европы воспринимают приход Китая в Восточную Европу и порты как угрозу, другие приветствуют эти дополнительные инвестиции. Пока Европа все еще обсуждает этот вопрос, для нас это реальность. Для нас (то есть, для Турции – прим.) Китай сейчас является элементом реальности в таких регионах, как Восточная Европа и Греция, и действительно возможностью. Турция также должна учитывать это в своей геополитике».

52.58MB | MySQL:103 | 0,619sec