О составе нынешнего руководства афганского движения «Талибан»

Поскольку в данный момент радикальное исламистское движение «Талибан» (запрещено в РФ) официально контролирует более половины районов Афганистана, его главари, по всей видимости, уже не считают необходимым выполнять договоренности, заключенные с представителями США в Катаре. В феврале 2020 года стороны переговоров заключили соглашение, в котором было четко прописано, что «Талибан» обязуется уважать права человека и не допускать иностранных боевиков на подконтрольные им территории. Однако недавние сообщения СМИ опровергают утверждения «Талибана» об отсутствии иностранных боевиков в Афганистане, поскольку, по их информации, тысячи бойцов – в основном пакистанцев – сражаются под знаменем талибов. Между тем правозащитная организация Human Rights Watch сообщила, что боевики «Талибана», которые недавно продвинулись в Газни, Кандагаре и других афганских провинциях, захватывают в заложники военнослужащих, сотрудников полиции и гражданских лиц, подозреваемых в связях с афганским правительством, и казнят их без суда и следствия. Подобные сообщения вызывают сомнения в том, имеет ли политический офис талибов в Дохе реальное влияние на командиров боевиков и теневых правителей, которых военное руководство «Талибана» назначило на подконтрольных территориях. Официальный представитель «Талибана» Забиулла Муджахид утверждает, что при нынешней структуре руководства Комиссия по политическим вопросам в Дохе не имеет прямого контроля над боевиками, захватившими обширные территории в последние месяцы. По его словам, политический офис в Дохе представляет собой лишь одну из почти двух десятков комиссий, которые служат своего рода кабинетами министров при верховном лидере талибов Маулави Хайбатулле Ахундзаде. Согласно информации, предоставленной Муджахидом региональной редакции «Радио Свобода», отдельная ветвь в структуре руководства «Талибана» – Комиссия по военным делам – контролирует всю военную иерархию движения вплоть до уровня провинций и округов. Ахунзаде, по его словам, является «высшим авторитетом» талибов по религиозным, политическим и военным вопросам, имеющим в подчинении трех заместителей. Заместитель Ахунзаде по политическим вопросам Абдул Гани Барадар возглавляет политический офис и переговорную группу талибов в Дохе. Заместитель руководителя южных провинций мулла Мохаммад Якуб, сын покойного основателя «Талибана» муллы Омара, также руководит военными операциями талибов. Заместитель по восточным провинциям Сираджаддин Хаккани одновременно является главой базирующейся в Пакистане террористической организации «Сеть Хаккани» (запрещена в РФ). Военная иерархия талибов находится в ведении Комиссии по военным делам, в которой Якуб и Хаккани доминируют. Каждый командир районного уровня, в свою очередь, подчиняется командованию на уровне провинций. По словам Муджахида, существует семь региональных групп, каждая из которых отвечает как минимум за три командования провинций. Наконец, эти региональные группы контролируют два заместителя руководителя Комиссии по военным делам. Один из них отвечает за 21 провинцию в так называемой «западной зоне» талибов, другой курирует командование в 13 провинциях «восточной зоны». Комиссия по военным делам «Талибана» также отвечает за назначение и контроль над всеми командующими провинциями и округами в теневом правительстве движения. Нынешняя структура руководства талибов претерпела существенные изменения, начиная с 2001 года: движение превратилось из сплоченной организации местных командиров ополчения в более организованное политическое и военное движение. Ключевые изменения в руководстве произошли в момент раскола, в результате которого талибы разделились на конкурирующие фракции после смерти муллы Омара в 2013 году. Фактически, эти разногласия являются продолжением длительной борьбы за власть, основанной на пуштунских племенных структурах. После смерти основателя движения одна сторона поддержала сына Омара Якуба как преемника. В данный момент у него есть последователи в Западном и Южном Афганистане. Он также занимал руководящие должности в высшем консультативном и директивном совете талибов, известном как «Кветта Шура». По другую сторону баррикад находятся командиры талибов в Восточном Афганистане и Пакистане, связанные с «Сетью Хаккани», которая в свою очередь имеет прочные связи с руководящими советами «Пешавар Шура» на северо-западе Пакистана и «Миран Шах Шура» в племенных районах Северного Вазиристана. Однако в последствии, преследуя цель сгладить фракционные разногласия после смерти муллы Омара, руководство «Талибана» преобразовало командную структуру организации, создав более сплоченное военно-политическое движение, в результате чего боевики смогли взять под свой контроль больше территорий. Для этого была создана система теневого управления «Талибаном» – этот шаг позволил военным командирам из различных фракций назначать «должностных лиц» теневого правительства на территории, находящейся под их контролем. При этом теневой принцип имеет несистематизированный характер, так как в результате его внедрения были выработаны правила, определяемые приоритетами отдельно взятых командиров, как на уровне руководства, так и на местах. Таким образом, в данный момент один из ключевых вопросов относительно будущего Афганистана заключается в том, сможет ли «Талибан» в перспективе сохранить нынешнюю структуру командования и управления, будет ли оно укрепляться или децентрализоваться и выйдет ли оно с регионального на общенациональный уровень.

51.85MB | MySQL:101 | 0,450sec