Германо-ливанские отношения через год после взрыва в порту Бейрута

4 августа 2020 г. в порту ливанской столицы прогремел взрыв аммиачной селитры, унесший жизни более 200 человек. На момент катастрофы из европейских игроков наибольшую вовлеченность в судьбу ближневосточной страны продемонстрировала Франция, чей президент Э.Макрон дважды посетил Бейрут, а также высказался не только за предоставление пострадавшему партнеру финансовой помощи, но и за необходимость проведения довольно радикальных политических реформ. Спустя год после трагедии была организована конференция доноров, показавшая, что, несмотря на сохранение лидирующих позиций Парижа, Берлин пытается играть на этом треке более активную роль, как в экономической, так и в политико-дипломатической сфере.

Донорская конференция, состоявшаяся 4 августа в дистанционном режиме, завершилась обещанием ФРГ предоставить Ливану 40 млн евро. Из указанной суммы порядка 13 млн евро должно пойти на проекты в сфере гуманитарной помощи, при этом федеральное правительство подчеркивает серьезное экономическое бремя, которое несет ближневосточная страна из-за приема у себя 1,5 млн беженцев. 7 млн евро планируется направить на деятельность в сфере стабилизации страны и миростроительства, еще 20 млн евро предназначены для борьбы с COVID-19 и реконструкции порта в ливанской столице. Для сравнения, год назад федеральное правительство направило в Ливан после трагедии 24 млн евро, хотя суммарный объем поддержки за год составил 150 млн на проекты в области здравоохранения, безопасности и продовольствия, дополнительные 335 млн были обещаны на цели развития, однако их предоставления уже тогда было поставлено в зависимость от наличия эффективно работающего правительства.  Если же взглянуть на статистику итогов всей конференции, то Париж 4 августа обещал Бейруту 100 млн евро, США – около 84 млн евро. Еще порядка 5,5 млн евро планирует дополнительно собрать ЕС. Всего же в ходе конференции Ливану была собрана сумма, превышающая 300 млн евро.

Лейтмотивом выступлений мировых лидеров, принявших участие в событии, стало увязывание финансовой поддержки для восстановления после взрыва и противодействия пандемии коронавируса  с политическими реформами. И на этот раз голос Германии среди этих  требований прозвучал более заметно. В заявлении по случаю годовщины трагедии глава федерального внешнеполитического ведомства Х.Маас сообщил: «Отсутствие реформ также является причиной того, что многие раны прошлого до сих пор не зажили… Я хочу быть откровенным: этот кризис в значительной степени создан руками человека. Политические деятели в Ливане не оправдали своих обязательств  и законных ожиданий ливанского народа. Поэтому любая дальнейшая поддержка, кроме экстренной помощи и содействия реформам, будет зависеть от формирования функционирующего, законного правительства и создания заслуживающей доверия программы реформ в соответствии с рекомендациями МВФ».

В сказанном примечательно то, что в отличие от высказываний Э.Макрона годичной давности Х.Маас не посягает на систему религиозного квотирования во власти, на которую после взрыва покушался французский президент, хотя в 2020 г. министр иностранных дел ФРГ намекал на это, используя размытую формулировку о том, что «определенные механизмы, если так можно выразиться, больше не могут быть основой для разумного ведения этой страны в будущее». Более того, по сути, глава дипломатии ФРГ в целом не упоминает о том, какие именно реформы должны быть проведены, избегая, если верить пресс-релизу МИДа, даже вопроса коррупции, также поднимавшегося им после взрыва. Х.Маас фактически ссылался лишь на требования, установленные МВФ,  в чем можно увидеть, с одной стороны, нежелание навлекать на себя подозрения во вмешательстве во внутренние дела Ливана, особенно учитывая статус «Хизбаллы» в ФРГ. С другой, Берлин, явно ориентированный на повышение своего статуса в международных институтах связанных с ООН, таким образом стремится к сближению с МВФ, который, в свою очередь, довольно позитивно оценивает посткоронавирусное восстановление немецкой экономики.

Помимо политического процесса Германия проявляет явную заинтересованность в том, чтобы включиться в практические работы по восстановлению ливанской столицы. При этом, если в 2020 г. многие обозреватели упрекали ФРГ в том, что та не смогла вовремя приложить такого рода усилия, позволив получить контроль над данными процессами Франции, то теперь, Берлин разработал комплексный проект, во многом более перспективный, чем предложения Парижа. Так, компания Hamburg Port Consulting выступила с комплексной инициативой освоения всей портовой территории Бейрута, предполагающей, в том числе строительство жилого квартала и зоны отдыха. При этом доходы от продажи и аренды возведенных там объектов будет возможно использовать для дальнейшей реконструкции города и восстановления экономики страны. В этом и состоит главное отличие от предложения французской судоходной компании CMA CGM, которая заинтересована лишь в восстановлении и эксплуатации контейнерного терминала. В связи с этим даже рассматривается вопрос о том, что германская инициатива может стать своего рода зонтичной для общеевропейских проектов в Бейруте.

В целом в ФРГ, судя по всему, пришли к выводу о возможности укрепить свои позиции в Ливане, одновременно наверстывая шансы, в некоторой степени упущенные год назад в силу активизации Франции. При этом Германия заинтересована как в усилении своей вовлеченности в политические процессы, так и в том, чтобы представители страны были задействованы в крупных инфраструктурных проектах. Более того, федеральное правительство, объявившее о готовности поддержать Hamburg Port Consulting 10 млн евро, вероятно, пытается проложить путь к более тесным политико-дипломатическим контактам через экономическое направление. Однако на этом пути Берлин ждет ряд сложностей. Связаны они во многом с более критичным отношением к «Хизбалле» в Германии, где вся группировка без дробления на политическое и военное крыло была признана террористической. Это в сочетании с критикой ливанского правительства и поддержкой санкций ЕС против руководства ближневосточной страны приводит к тому, что в качестве контрмер Бейрут блокирует инфраструктурные проекты. В частности, по некоторым данным, в области восстановления портовой территории Ливан склоняется к привлечению помощи из России или Турции.

Если же говорить о соперничестве Франции и Германии в Ливане, то речь может идти не о наверстывании Берлином упущенных возможностей, а как раз наоборот. Не случайно Париж, сохраняя критичную риторику в отношении ливанского руководства, сделал ее менее конкретной, если сравнивать с прошлым годом. В области экономики Пятая республика пытается делать ставку на проекты  в сфере обеспечения населения продовольствием, здравоохранения и образования. Другими словами, будучи заинтересованной в приложении усилий в тех категориях, которые в меньшей степени ставятся в зависимость от реформ. Это, в свою очередь, может настроить и ливанские власти в отношении Франции более доброжелательно, включая контракты на восстановление Бейрута.

51.49MB | MySQL:101 | 0,328sec