О некоторых особенностях нормализации отношений Марокко с Израилем

Министр иностранных дел Израиля Яир Лапид во время первого официального визита в Марокко с 2003 года после нормализации отношений между двумя странами в декабре прошлого года, заявил, что не видит альтернативы иранской ядерной сделке 2015 года, добавив, что Израиль находится в контакте с союзниками, включая Соединенные Штаты, относительно следующих шагов, сообщают израильские СМИ. «Я не сторонник этой сделки. Я думаю, что сделка не правильная. Я говорил это все время и говорю это сейчас, я просто не вижу Плана Б», — цитирует Лапида Times of Israel Его комментарии ознаменовали отход от давней и откровенной оппозиции Израиля ядерной сделке. Многостороннее соглашение, известное как Совместный всеобъемлющий план действий, позволило Ирану свернуть свою ядерную программу в обмен на отмену тяжелых санкций против его экономики. С момента вступления в должность в январе президент США Джо Байден и его администрация стремились снизить напряженность в отношениях с Исламской Республикой и добиться возврата к сделке. Предшественник Байдена, Дональд Трамп, вышел из ядерного соглашения между Ираном и шестью державами в 2018 году и ввел кампанию «максимального давления» на Тегеран, введя разрушительные санкции и  убив Касема Сулеймани, командующего спецподразделением «Аль-Кудс»   КСИР. Новое израильское правительство премьер-министра Нафтали Беннета, сформированное в июне, выступает против возвращения США к соглашению, но пообещало, что любые возражения, которые у него есть к сделке, будут обсуждаться в частном порядке с Белым домом в попытке восстановить связи с Демократической партией и сохранить более двухпартийную позицию с ближайшим союзником. При Трампе Израиль достиг договоренностей о нормализации дипломатических отношений с рядом стран Ближнего Востока и Северной Африки — некоторые из которых имеют напряженные отношения с Тегераном. Израиль и Марокко установили связи после того, как Трамп признал марокканский суверенитет над спорной Западной Сахарой.  Лапид также объявил, что Израиль работает над созданием регионального альянса в оппозиции к Ирану, сообщает Ynet. «Стратегически мы создаем здесь дипломатическую ось с участием Израиля, Марокко, Египта, Иордании, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов, чтобы представить прагматичную альтернативу религиозному экстремизму», — сказал он. «Мы создаем цикл жизни против цикла смерти Ирана и его доверенных лиц». Все эти заявления в принципе свидетельствуют о серьезной трансформации прежней позиции Израиля по ядерному досье ИРИ и его переходе в фарватер движения Вашингтона по этому вопросу уже с минимумом оговорок.   Но теперь о самом визите. Он оставил у экспертов двойственные чувства.

Визит министра иностранных дел Израиля Яира Лапида в Марокко на прошлой неделе не является таким уж историческим событием, поскольку королевство нормализовало свои отношения с Израилем еще в декабре 2020 года. Однако этот громкий визит стал выглядеть как национальный марокканский фарс.  Премьер-министр Марокко Саад эд-Дин аль-Османи отказался встретиться с Лапидом, что трудно понять, тем более что именно Османи 22 декабря 2020 года подписал совместную марокканско-израильскую декларацию, скрепившую согласие с «соглашениями Авраама» и нормализацию отношений с Израилем. Политик, который всегда был сторонником  палестинского дела и который в августе 2020 года заявил о неприятие «любой нормализации отношений с сионистским образованием», впоследствии оправдывал  подписание  соглашения с Израилем, апеллируя к «постоянной поддержке со стороны правительства короля Мухаммеда VI на всех инициатив он запускает во имя высших интересов королевства». Османи является генеральным секретарем Исламско-демократической партии справедливости и развития (PJD). Означает ли его отказ встретиться с Лапидом, что эта «постоянная поддержка» короля дрогнула?  Ни в коей мере. Другой исламистский политик, Абделилах Бенкиран, бывший премьер-министр и бывший глава PJD, который никогда не упускает возможности заявить о поддержке политики марокканского режима, оправдал нормализацию отношений с Израилем туманным заявлением о «высших интересах государства». Он также оправдал скандал с «Пегасом» (израильское шпионское программное обеспечение) интересами национальной безопасности. Интересны и заявления израильских дипломатов накануне визита. В качестве примера можно привести Давида Говрина, начальника израильского бюро связи в Рабате. Еще в мае прошлого года, во время израильской войны с Газой, Говрин без всяких угрызений совести написал в своем твите, который позже удалил, о том, что он думает о палестинцах и их марокканских союзниках. В поразительно недипломатичном стиле Говрин даже обвинил Османи в поддержке и поздравлении «двух террористических организаций — ХАМАСа и «Исламского джихада»». Поддержка «террористической» группы означает, что этот человек также является террористом. Но тогда Османи промолчал. Он знал, что его не поддержит дворец — реальная власть, которая окончательно выбрала стратегический союз с Израилем. При этом  палестинское посольство в Рабате ни словом, ни намеком не критиковало нормализацию отношений между Израилем и Марокко. По этой причине Османи недавно попытался доказать, что у него все еще есть некоторые оставшиеся рычаги влияния, пригласив Исмаила Ханию, главу политического бюро ХАМАСа, в Рабат в июне прошлого года. При этом  все знали, что такой визит никогда бы не состоялся без предварительного согласия королевского дворца, без которого в Марокко ничего не может произойти. Цель этих усилий по связям с общественностью состояла в том, чтобы спасти репутацию Османи, учитывая, что он теперь считается главой правительства и политической партии, глубоко погруженной в противоречия и компромиссы. Но прежде всего эта была попытка увековечить существование «Комитета Аль-Кудса», органа, созданного в 1975 году для объединения сторонников палестинского народа во всем арабском мире, и который возглавляет марокканский король. Некоторые наблюдатели считают, что реальная мотивация для приглашения  Хании посетить Рабат заключается в том, чтобы подорвать возможное стремление турецкого президента Р.Т.Эрдогана либо занять пост председателя этого комитета, либо объявить комитет неуместным из-за его бесполезности и внутренних противоречий. Официальный визит Хании в Марокко дал палестинцам возможность набрать очки против Израиля. А всего несколько дней спустя марокканский военный самолет приземлился в Израиле  и принял тем самым участие в совместных военных учениях с ЦАХАЛом. Отказ Османи встретиться в Лапидом некоторые аналитики обозначили как провал визита. Так ли это?  В последнюю минуту Яир Лапид не встретится с Османи и не сильно расстроился.  Лапид прекрасно знает, что в Марокко подлинной власти нет ни у правительства, штаб-квартира которого находится в самом королевском дворце, ни у парламента. Она принадлежит королю Марокко и его близкому окружению, ядру режима, который принимает все важные решения, ни с кем не советуясь. Лапид хочет укрепить сотрудничество между двумя странами во всех областях: коммерческой, экономической, финансовой, технологической и других. Это включает в себя вопросы национальной безопасности, которые всегда были в центре внимания тех секретных марокканско-израильских отношений еще до заключения соглашения о нормализации. Поэтому в приоритете Лапида – были встречи именно с представителями королевской администрации, что он собственно и сделал.

52MB | MySQL:101 | 0,388sec