О кризисе с производством молока в Алжире

В Алжире усугубляется продовольственная проблема. Так, в 2021 году руководству АНДР из-за текущих климатических особенностей и неурожая собственных злаковых придется потратить как минимум на 40% больше денежных средств на закупку пшеницы. Но не лучшим образом обстоит ситуация и с молочной продукцией, которая субсидируется алжирскими властями с целью недопущения ее удорожания и сохранения доступности для представителей наиболее уязвимых слоев населения.

Так, на протяжении существования режима президента Абдельазиза Бутефлики это позволяло ему поддерживать их и отчасти нивелировать растущее недовольство в обществе.

В условиях, когда стоимость барреля нефти находилась у отметки в 100 долларов, это позволяло выполнять поставленные задачи без серьезной нагрузки на бюджет.

Однако по мере увеличения численности населения (в среднем ежегодный демографический прирост, равносильный появлению в Алжире города, эквивалентного по числу жителей российскому Ярославлю) и снижения государственных доходов данная статья расходов становится, с одной стороны, все более обременительной для правящего режима АНДР, а с другой – все более неэффективной для реализации поставленных задач.

По мнению алжирских экспертов-экономистов, существующие ограничительные тарифы субсидирования относительно стоимости молока являются тормозом для развития местного производства этой продукции.

Ведь перепродать ее с большой выгодой было весьма сложно. И именно этим обстоятельством многие местные скотоводы объясняют отсутствие у них финансовых ресурсов для модернизации своего производства.

Влияющая на это фиксированная стоимость, а равно и высокая конкуренция со стороны иностранной продукции делают молочную специализацию все менее выгодным бизнесом.

И, таким образом, дорогостоящая молочная политика властей показала свою несостоятельность (полная ее ежегодная стоимость неизвестна).

Это очевидно при анализе соответствующих ее показателей – а именно соотношение параметров внутреннего производства и импорта.

Так, в своем исследовании 2021 года научные сотрудники Cread (Центр исследований прикладной экономики целевого развития АНДР) и исследовательской лаборатории управления и количественных методов университета Беджайи оценивают результаты «алжирской молочной политики», направленной на поощрение отечественного производства и сокращения зарубежных закупок молокопродуктов как «достаточно блеклые».

Они утверждают, что «после стольких усилий и бюджетных затрат молочная отрасль демонстрирует неудачу в своем развитии и остается на неопределенный срок подчиненной глобальному рынку».

Также отмечается, что при ежегодных затратах на субсидирование алжирскими властями продовольственных закупок на миллиарды долларов ежегодные закупки одного только иностранного молока уже давно превышают миллиард долларов (только в 2019 году, согласно официальным данным, они составили 1. 246 млрд долларов), и это не считая «сопутствующих» расходов в виде приобретения «производственных ресурсов» (поголовье крупного рогатого скота, включая молочных коров, кормов питания для них, вакцин для животных, специального оборудования и т. д.).

Соответственно, данные аналитики выражают сомнения в необходимости сохранения подобного субсидирования, поскольку, по их мнению, денежные затраты стимулируют лишь потребление продуктов молочной продукции, создавая одновременно препоны на пути развития данной отрасли.

Ведь, по их данным, уровень потребления резко возрос в ущерб выпуску молока. Оно по-прежнему остается ограниченным из-за отсутствия конкурентоспособности алжирского молочного производства, вызвав разрыв между им и потреблением и, таким образом, сильное несоответствие отрасли текущим потребностям страны.

Между тем, анализ развития алжирского молочного производства вызывает целый ряд резонных вопросов. Так, она получила весьма заметные инвестиции, в то время как темпы ее роста остаются весьма скромными, особенно в производственных и контрольно-распределительных звеньях.

При этом различные стимулы молочной отрасли, примененные алжирскими властями для продвижения местного производства, не оказали ожидаемого эффекта. Так, например, лишь около 16% от общего объема производства сырого молока поступает в промышленную переработку с целью дальнейшей перепродажи данного продукта и его производных среди населения.

Это означает, что оно расходится в основном на местах, тогда как в крупные города в основном приходится завозить соответствующую иностранную продукцию.

Причем неэффективность мер стимулирования властями молочного скотоводства в АНДР выражается и в сохранении невысоких удоев с одной коровы. Так, в алжирском случае оно составляет в среднем 3200 литров на корову в год. В российских реалиях – порядка 5400, в США – 8500, а в Израиле – до 13 тысяч.

Причем алжирские результаты – одни из самых низких в мире, несмотря на дорогостоящие усилия АНДР по генетическому улучшению пород мясомолочного скота.

На этом фоне не увеличивается в массовом масштабе и поголовье коров, за счет чего можно было бы экстенсивно увеличивать молочное производство.

Соответственно, Алжиру приходится все чаще закрывать свои потребности за счет дорогостоящей импортной продукции.

Для преодоления этого независимые специалисты в данной отрасли рекомендуют алжирским властям содействовать развитию горизонтальной (кооперативной) и вертикальной координации участников отрасли, что должно позволить производителям лучше контролировать качество поставляемого сырья и свои собственные поставки, а скотоводам — повышать свою доходность за счет совместной кооперативной формы работы.

А пока на практике рядовые алжирцы все чаще жалуются на отсутствие дешевого субсидируемого молока. Особенно остро данная проблема стоит в провинции Джиджель, но и в других вилайях положение немногим лучше.

Сами распространители дешевого молока объясняют это тем, что если раньше они получали субсидированные пакеты молока три раза в неделю, а теперь – только два.

В результате, по данным его покупателей, чтобы получить его, приходится элементарно выслеживать грузовики с подобным грузом.

Заметим, что разница в стоимости субсидируемого пакета молока от несубсидируемого – почти в два с половиной раза. Так, первое стоит 25 динар за пакет (0.185 доллара), тогда как «коммерческое» — 65 (0.481 доллара), причем по заниженной стоимости на семью можно приобрести лишь по три пакета.

В итоге вместо 75 динар  за три пакета потребитель вынужден платить 195. Причем стоимость в 65 динар за пакет производители называют адекватной стоимостью, а отсутствие молока по 25 динар объясняют отсутствием должного вливания государством денежных средств, тогда как представители последнего обещают решить этот вопрос скорым открытием дополнительного количества пунктов продажи субсидируемого молока.

Все это происходит на фоне инфляции, вызывающей стоимость молока и эрозии покупательной способности граждан, которым все более сложно сводить концы с концами.

Соответственно, формальное сохранение субсидируемого молока, которое виртуально есть, а по факту его нет, не только не выполняет своего изначального предназначения по «амортизации» социального недовольства, но и напротив, только дополнительно провоцирует его всплеск при таком подходе.

Поэтому алжирские власти находятся в сложной ситуации. С одной стороны, они не могут просто так отказаться от политики субсидирования, опасаясь, что это станет козырем для оппозиции. Однако оппозиция и так использует эту неэффективность для антиправительственной агитации.

В этих условиях сохранение в рабочем состоянии алжирского «социализма» становится всё более дорогим, и чтобы он работал, требуется соответствующим образом увеличить расходы.

А пока этого нет, производителям будет невыгодно продавать товары по такой стоимости.

И потому алжирские власти находятся перед дилеммой – сохранить нерабочую и даже вредную систему или же отменить этот пережиток и лишить самых бедных алжирцев даже такой эфемерной поддержки со всеми вытекающими последствиями.

60.44MB | MySQL:101 | 0,521sec