О росте числа миллионеров и майнинге криптовалют в Иране

За последний год Иран стал свидетелем резкого роста числа новых миллионеров, несмотря на то, что страна подверглась сокрушительным санкциям США и пережила несколько волн вспышек COVID-19. Согласно последнему по времени отчету Capgemini о Мировом богатстве, Исламская Республика зафиксировала самый большой в мире рост числа состоятельных людей в 2020 году, имея по меньшей мере 250 000 миллионеров и поднявшись на три места до 14-го места в мире. Согласно докладу, в Иране сейчас больше миллионеров, чем в Испании, России, Бразилии и ее богатом нефтью соседе и региональном сопернике Саудовской Аравии. Но поскольку страна подвергается разрушительным санкциям США и каждые две минуты становится свидетелем по крайней мере одного смертельного случая от COVID-19 , некоторые иранцы задаются вопросом, как страна приобрела так много миллионеров. «Стать миллионером вполне нормально в капиталистическом обществе, но в стране, которая скандирует антикапиталистические лозунги и считает это частью своих революционных идеалов, это немного странно и не совсем приемлемо для общества. Это совершенно не похоже на тех, кто становится миллионерами в Силиконовой долине в капиталистическом обществе, подобном американскому»,- считает Реза Гиаби, тегеранский бизнес-девелопер, который консультирует богатых иранцев.

Когда множество социальных групп свергли иранскую монархию в 1979 году, проложив путь к созданию Исламской Республики, было широко распространено мнение, что эпоха капиталистов в Иране закончилась и будет создана новая система, основанная на справедливом распределении богатства. «Мы намерены вырвать корни развращающего сионизма, капитализма и коммунизма в мире. Мы решили положиться на Всемогущего Бога, чтобы уничтожить режимы, которые основаны на этих трех столпах», — заявил аятолла Рухолла Хомейни, основатель Исламской Республики, в интервью газете «Нью-Йорк Таймс» в 1988 году.  В течение последних четырех десятилетий Иран пытался дистанцироваться от капитализма, системы, связанной с режимом шаха и США. Однако аналитики говорят, что революционные лозунги Хомейни, похоже, не были восприняты всерьез его преемниками, как можно было бы предположить из числа высокопоставленных лиц Ирана (HNWI). Что делает глобальный рейтинг HNWI Ирана еще более парадоксальным, так это то, что население страны увеличилось на 21,6%, а богатство ее миллионеров выросло на 24,3% в 2020 году, несмотря на то, что страна борется с американскими санкциями. Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф заявил в этом году, что санкции Вашингтона нанесли экономике около 1 трлн долларов ущерба. Иран подвергается серии продолжающихся односторонних санкций с 2018 года, когда бывший президент США Дональд Трамп вышел из иранской ядерной сделки, известной как СВПД. Ближе к концу срока Трампа Вашингтон начал смещать фокус своих санкций, в частности вводя меры, не связанные с ядерным оружием. Эти шаги казались стратегическими, но в настоящее время они вступают в противоречие с основными трендами политики администрации  президента Джо Байдена, которые подразумевают реанимацию  ядерного соглашения с Ираном. Большинство американских аналитиков предупреждали, что неядерные санкции будет трудно отменить во время ядерных переговоров. Санкции, которые не были ослаблены во время пандемии коронавируса, увеличили стоимость жизни простых людей Иране, подняв цены на товары повседневного спроса, включая продукты питания и лекарства. Согласно последнему по времени  Докладу о мировых инвестициях, опубликованному Конференцией ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД), прямые иностранные инвестиции в Иран сократились с более чем 5 млрд долларов в 2017 году до 1,5 млрд долларов в 2019 году и 1,3 млрд долларов в 2020 году. По данным Всемирного банка, экспорт товаров и услуг Ирана также сократился со 111 млрд долларов в 2017 году до 98 млрд долларов в 2018 году и менее чем 29 млрд долларов в 2020 году.  В этой связи местные эксперты считают, что рост числа иранских миллионеров во многом зависит от денег, которыми владеют обычные иранские  граждане, а не от предпринимательства. Большинство иранских миллионеров не являются ни производителями, ни предпринимателями. Они даже не очень хороши в привлечении инвестиций.  При отсутствии иностранных инвестиций и возможности роста экономики Ирана эти миллионеры в основном богатеют не за счет иностранных доходов или доходов от производства, а за счет денег, поступающих из карманов небогатых людей. В сентябре иранское правительство вывело один процент Фонда национального благосостояния — государственных денег — на Тегеранскую фондовую биржу (TSE), что помогло еще более  подстегнуть рост числа миллионеров.  «В период с марта по июль 2020 года торговые показатели TSE выросли на 625 процентов по сравнению с аналогичным периодом годом ранее, а в начале августа TSE достигла рекордного уровня», — говорится в отчете World Wealth Report. Однако пузырь на фондовом рынке лопнул, и многие простые иранцы, которых правительство поощряло вкладывать свои деньги в TSE, потеряли целое состояние. С сентября 2020 года акционеры, понесшие большие убытки, устроили акции протеста в нескольких городах. В апреле демонстрации потрясли Тегеран, Мешхед, Исфахан и Тебриз, а инвесторы публично обвинили верховного лидера ИРИ Али Хаменеи и других высокопоставленных чиновников, включая нынешнего президента Эбрахима Раиси, в своих потерях. Мохсен Резаи, секретарь Совета целесообразности Ирана, заявил в интервью в начале этого года, что «около 150 человек, чьи инвестиционные активы превышают 1 трлн томанов [40 миллионов долларов]… вывели свои деньги из банка до того, как правительство снизило процентные ставки, а потом попали на валютный, золотой, фондовый или рынок недвижимости. Эти люди попали на фондовый рынок с октября 2019 по март 2020 года. Их инвестиции в TSE привели к 500-процентному увеличению стоимости акций. Средний класс начал выходить на фондовый рынок в апреле и мае, а более бедные классы продали свои вещи и сделали инвестиции в TSE в июне и июле 2020 года». Он также  отметил, что инвестиции простых иранцев пришли на биржу всего за несколько недель до того, как фондовый рынок начал падать в августе 2020 года.

Еще один источник роста миллионеров в Иране — рынок криптовалют.  Крипто-майнеры управляют мощными «фермами», которые предполагают большие инвестиции в компьютерные центры обработки данных, требующие огромного количества электроэнергии. В обмен на проверку «блоков» транзакций майнеры получают вознаграждение новыми криптовалютами. Известный своей волатильностью один биткоин, основной тип криптовалюты, в настоящее время стоит более 44 000 долларов, а в апреле он достиг рекордного уровня в 63 000 долларов. Ариан, биткоин-майнер в Тегеране, рассказал, что знает людей, которые «добывали» популярную цифровую валюту в промышленных масштабах и зарабатывали огромные суммы денег, пока массовые отключения электроэнергии, якобы вызванные деятельностью криптовалютных ферм, не убедили правительство приостановить всю майнинговую деятельность на несколько месяцев. В январе китайская крипто-майнинговая  ферма близ иранского города Рафсанджан — по сообщениям, одна из крупнейших таких ферм на Ближнем Востоке — временно закрылась после того, как местные СМИ сообщили, что она потребляет 175 мегаватт-часов электроэнергии. Ферма, на которой работало 54 000 майнеров, является крупнейшим авторизованным сайтом для майнинга биткоинов в стране, использующим почти треть всей мощности, выделяемой иранским крипто-майнерам. Но в этой шумихе было больше от четкой антикитайской политики части иранского истеблишмента, чем от реальной экономики. Этот спор не только поднял вопросы о жизнеспособности майнинга криптовалют в Иране, но и высветил значительные разногласия внутри иранского политического истеблишмента по поводу отношений Ирана с Китаем, причем некоторые прокитайские деятели обвинили проамериканских деятелей в попытке очернить Пекин из-за этого дела. Хосейн Канани-Могаддам, консервативный аналитик, сказал,  что, по его мнению, фурор произошел из-за попыток маргинализировать китайское влияние в Иране. В прошлом году сообщалось, что иранское правительство одобрило проект 25-летнего соглашения с Китаем об экономическом и политическом сотрудничестве. Критики утверждали, что Тегеран согласился на «колониальную» сделку, которая позволила бы Китаю разграбить природные ресурсы и нефтяные запасы страны. «После утечки сообщения о 25-летнем соглашении Ирана с Китаем в СМИ была развернута негативная пропаганда против Пекина в Иране, с некоторыми интервью против него. Я думаю, что за этой пропагандой стоят люди, близкие к Западу»,- сказал Канани-Могаддам. Не знаем насчет Запада, но часть местной бизнес-элиты явно не хочет массированной экспансии Китая на иранский рынок. Верее, она хочет своего куска пирога от такой экспансии, в том числе и прежде всего того же майнинга. Налицо попытка переделить рынок, и собственно после этого скандала все эти фермы снова заработали, но видимо с другими местными партнерами.    Появились сообщения о другой китайской ферме, работающей в свободной зоне Арас на северо-западе Ирана, что позже подтвердил Амир Наземи, заместитель министра связи. Причем помимо китайских в Иране уже довольно много и индийских майнинговых компаний, которые активно лоббируют через местных политиков против китайских конкурентов. На прошлый год майнинговых ферм в Иране было, по данным местного Министерства связи, около   500 000, а 4% от общего объема майнинга криптовалют в мире производится в Иране. Подсчитано, что каждый час биткоин-майнинг потребляет 12 000 мегаватт.

Благодаря дешевому и субсидируемому электричеству Иран стал важным местом майнинга криптовалюты, и исследование Кембриджского университета показало, что на долю этой страны приходится более 4,6% глобальной вычислительной мощности, используемой для добычи биткоинов. В Отчете о мировом богатстве говорится, что около 72% иранцев с высоким чистым капиталом инвестировали в криптовалюты. Между тем, по оценкам Торговой палаты Тегерана, около 12 млн иранцев, или около 15% населения, инвестировали в криптовалюты. В 2019 году Фатеме Золкадр, член парламента Ирана, сообщила, что две студии, принадлежащие государственному телевидению, были вовлечены в добычу криптовалют. Махмуд Ваези, глава администрации бывшего президента Ирана Хасана Роухани, опроверг эти сообщения, заявив, что у правительства нет майнинговых  ферм. Однако он никак не упомянул о предполагаемой деятельности государственных телеканалов на этом направлении.

51.53MB | MySQL:101 | 0,332sec