О ходе восстановления Сомалийской национальной армии

Важнейшей составляющей процесса возрождения полноценного сомалийского государства является восстановление его  вооружённых сил – Сомалийской национальной армии (СНА). Эта задача считалась приоритетной всеми правительствами страны, приходившими к власти начиная с 2000 года, когда спустя десятилетие гражданской войны в Сомали было сформировано первое временное правительство. В последующие 12 лет, по мере смены одних сомалийских лидеров другими, процесс восстановления СНА и прочих силовых структур протекал довольно-таки медленно, неравномерно и с переменным успехом, что было обусловлено крайне сложной военно-политической и социально-экономической обстановкой  в стране. Более целенаправлено и организованно этот процесс пошёл в Сомали после формирования в 2012 г.  общепризнанных законных органов власти, что обеспечило более активное подключение международных органи-заций и иностранных государств к решению проблем безопасности и стабилизации в этой стране.

В мае 2017 г. парламентом Федеративной Республики Сомали (ФРС) было утверждено  Положение о структуре национальной безопасности – важный руководящий документ, который наряду с Временной конституцией и Планом национальной безопасности и стабилизации (NSSP) определяет основные ориентиры развития вооружённых сил и других силовых структур страны. Принятие этого документа было поддержано мировым сообществом на состоявшейся 11.05.2017 г. в Лондоне конференции по проблемам Сомали, где были заключены важные для Могадишо рамочные соглашения о взаимодействии с мировым сообществом – Новое соглашение о партнёрстве (NPS) и Пакт о безопасности Сомали. Сомалийскому правительству была обещана международная поддержка в борьбе с терроризмом и «насильственным экстремизмом», в реформировании национальной системы безопасности, восстановлении СНА и органов правопорядка. На реализацию соглашения NPS международными организациями и странами-донорами было обещано выделять более 1 млрд долларов США ежегодно.

Напомним, что Положение о структуре национальной безопасности Сомали предусматривает воссоздание  четырёх видов национальных вооружённых сил: Сухопутных войск (на начальном этапе численностью до 22 тыс. военнослужащих, включая 4 тыс. чел. в составе Командования сил специального назначения), ВМС, ВВС и войск ПВО (в отдалённой перспективе).  Части СНА планируется распределить по всей территории страны, разделённой в оперативном плане на семь секторов, границы которых в основном совпадают с границами федеральных регионов Сомали, включая непризнанную самопровозглашённую Республику Сомалиленд. Положением также предусматривается воссоздание федеральной и региональной полиции (до 32 тыс. чел.), Службы национальной безопасности и разведки (СНБР, до 4 тыс. чел.) и так называемых дисциплинарных войск (аналог ФСИН, около 2 тыс. чел.). Основой для создания обновленной СНА должны стать как действующие армейские части, прошедшие дополнительную подготовку в учебных центрах, так и вновь сформированные подразделения. Кроме того, в состав региональной полиции включаются военизированные подразделения  –  отряды так называемых «дервишей» (аналог  территориальных войск). Эти подразделения рассматриваются как резервный компонент СНА. Вместе с тем, различные  отряды ополчения, сформированные отдельными племенами и кланами, должны сложить оружие и вернуться к мирной жизни. Таким образом, общая численность силовых структур Сомали (без Сомалиленда) с переходом к новой структуре национальной безопасности приблизится к 60 тыс. чел.

На реализацию данной структуры президентом и правительством Сомали отводилось 1-2 года, однако и спустя четыре года она до конца так и не создана. Причины этого кроются в непреодолённых политических противоречиях между Центром и частью федеральных регионов, сохраняющихся в сомалийском обществе трайбалистских традициях и взаимном недоверии  политических лидеров, в нехватке финансовых и материальных ресурсов, необходимых для  восстановления силовых структур, а также в действующем с 1992 г. режиме международного эмбарго на поставки тяжёлого вооружения и боевой техники в Сомали. Негативное влияние на процесс восстановления единой СНА также оказывает недружественная политика некоторых государств в отношении правительства ФРС, прежде всего Кении и ОАЭ, поддерживающих сепаратистские устремления лидеров Сомалиленда, Джубаленда и Пунтленда.

В ходе обновления структуры СНА, в течение 2017-18 гг. зоны ответственности оперативных секторов  (ОС) были приведены в соответствие с условными границами федеральных регионов Сомали (см. карту-схему). При этом в связи с уменьшением зоны ответственности сектора «12 апреля» до границ пров. Бенадир с окрестностями большинство боевых частей СНА, ранее размещавшихся в Могадишо, выведены за пределы города в соседние сектора (в столице остались лишь органы управления, тыловые части, несколько отдельных батальонов охраны и резервные подразделения спецназ). Значительно расширена зона ответственности и боевой состав 60 ОС. Его войска усилены частями центрального подчинения – тремя батальонами спецназ из состава 16-й и 17-й бригад («Данаб» и «Горгор») и подразделениями новой бригады «14 октября», сформированной из добровольцев после крупнейшего в истории Сомали теракта, устроенного террористической группировкой «Аш-Шабаб» в Могадишо 14 октября 2017 года (тогда погибло более 500 человек).

Проведённые организационные мероприятия позволили, с одной стороны, активизировать борьбу с боевиками «Аш-Шабаб» в пров. Ниж. Шабелле, а с другой – оздоровить криминальную ситуацию в Могадишо. Вывод из столицы частей, укомплектованных преимущественно выходцами из племён хавие, имел под собой и политическую подоплёку, поскольку существовала (и до сих пор существует) вероятность вовлечения их в политическое противоборство между президентом и оппозицией.

Параллельно с реорганизацией структуры СНА идёт процесс формирования новых  частей, которые комплектуются, по возможности, из представителей разных сомалийских племён и этнических групп. Завершается формирование сил спецназа СНА на основе бригад «Данаб» и «Горгор». Личный состав этих бригад проходил подготовку в УЦ Баллидогле и «Турксом» (Turksom), соответственно, под руководством американских и турецких инструкторов. На сегодняшний день 17-я бригада спецназа «Горгор» является наиболее укомплектованной и оснащённой в сомалийской армии. Её подразделения дислоцируются в провинциях Бенадир, Ниж. Шабелле, Гальгудуд и Гедо, активно участвуя в контртеррористических операциях. Так же по разным секторам распределены батальоны бригады «Данаб» (они размещены в Баллидогле, Кисмайо, Галькайо и Джоухаре). Бригады спецназа лучше других частей СНА вооружены и экипированы. В частности, их парк боевых машин включает турецкие бронетранспортёры Otokar APV и Otokar Kaya, американские HMMWV и южно-африканские RG31 «Ньяла».

В 2020 г. после дополнительной военной подготовки в состав СНА включена часть вооружённых формирований суфийской организации «Ахлю Сунна уаль-Джамаа», действовавших в пров. Гальгудуд. На их базе сформирована 15-я пбр, входящая в состав 21 ОС. В апреле 2021 г. в состав 10-й пбр СНА, дислоцированной в пров. Гедо, включены отделные подразделения территориальных войск Джубаленда, перешедшие на сторону федеральных сил.

В течение 2017-21 гг. продолжалось восстановление систем оперативного и административного управления СНА. ГК и ГШ СНА получили новые, оснащённые средствами связи помещения. В Министерстве обороны Сомали создана «ситуационная комната», где оборудовано рабочее место для президента страны (Верховного главнокомандующего). Частично восстановлены штабы ВМС и ВВС Сомали. Внедрены автоматизированные системы учёта личного состава, вооружения и материальных средств.

В результате проведённых организационно-штатных мероприятий в 2020 г. официальная численность СНА возросла до 21 200 чел., хотя по штатному расписанию в ней числится  24 064 чел., в том числе 96 генералов, 3300 офицеров и 20 668 рядовых, сержантов и унтер-офицеров. Комплектование армии личным составом осуществляется на контрактной основе. Преимущест-венно на военную службу принимаются молодые (с 18 лет), здоровые сомалийцы, окончившие какую-либо школу, не имеющие судимости. Ограниченно на военную службу принимаются и женщины. Набор курсантов для обучения в военно-учебных заведениях и службы в элитных подразделениях СНА («Данаб» и «Горогор») проходит на конкурсной основе среди молодёжи с высшим или полным средним образованием. Для подготовки новобранцев во всех оперативных секторах СНА открыты учебные центры. Главный УЦ им. генерала Абдикарима «Дэгабадана» располагается в юго-западном пригороде Могадишо – Джазире. Там же, неподалёку, в 2017 г. Турцией открыт собственный УЦ «Турксом», где круглый год проходят военную и специальную подготовку до 500 сомалийских военнослужащих и полицейских. Подготовка офицерского состава СНА организована как внутри страны (на Центральных офицерских курсах в Могадишо), так и за рубежом (в Эфиопии, Джибути, Эритрее, Турции, Катаре, Уганде, Египте и Судане).

В последние годы отмечается неуклонный рост военного бюджета ФРС. Если в 2019 году на оборону и безопасность было израсходовано 107 млн долл. США, то на 2020 г. в бюджете выделялось уже 150 млн, а на 2021 г. запланировано 164 млн – примерно 1/3 текущих государственных расходов. Из этих сумм собственно на вооружённые силы по годам приходится 56,3 млн (2019 г.), 84,2 млн (2020 г.) и 93 млн долларов (2021 г.) Большая часть из этих сумм (до 85%) расходуется на обеспечение денежного и других видов довольствия военнослужащих. При этом рядовой СНА ежемесячно получает сумму, эквивалентную 200 долл. США (вместе с продпайком), а дивизионный генерал – 1200 долл. США. Детям погибших военнослужащих назначается ежемесячная пенсия (в размере 200 долл. США). Также решается и застарелая проблема несвоевременных и неполных выплат жалования военнослужащим и финансовых злоупотреблений в СНА. Чтобы решить эту проблему Министерство обороны Сомали провело переучёт личного состава армии, открыло лицевые счета для каждого военнослужащего и стало ежемесячно перечислять на эти счета положенное жалование после подтверждения факта прохождения воинской службы соответствующими командирами и начальниками. Принимая во внимание, что в Сомали распространены мобильные банковские услуги, данное решение, в общем-то, позволяет обеспечить своевременные выплаты жалования военнослужащим (конечно, при наличии средств в казне). С другой стороны, была активизирована работа по созданию системы военных судов, в ведении которых находятся все преступления против или с участием военнослужащих сомалийской армии. К 2021 году суды вооружённых сил были открыты в большинстве оперативных секторов СНА.

В настоящее время ВС Сомали действуют на основе Временной Конституции ФРС, обновлённого Плана национальной безопасности и стабилизации обстановки (NSSP), вышеупомянутого Положения о структуре национальной безопасности ФРС, а также законов о прохождении воинской службы и уставов, принятых ещё до развала Сомалийской Демократической Республики. Верховным главнокомандующим ВС Сомали, согласно конституции, является президент страны, который осуществляет общее руководство ими через Министерство обороны, а оперативное руководство – через Главное командование (ГК) и Генеральный штаб (ГШ). Главным консультативным и координационным органом президента в сфере безопасности и военного строительства является Совет национальной безопасности (СНБ), в который помимо президента (председателя СНБ) входят премьер-министр правительства, министры обороны, внутренней безопасности, внутренних дел, иностранных дел, юстиции, финансов и главы федеральных регионов.  Президент, согласно конституции, определяет высший командный состав вооружённых сил. Для руководства СНА в Генштабе созданы 15 управлений: личного состава, разведывательное, оперативное, боевой подготовки, тыла, финансовое, автомобильной и бронетанковой техники, вооружения и боеприпасов, технических средств, связи, строительное, военно-медицинское, военно-политическое, контрольной и надзорной деятельности, международного военного сотрудничества.

ВС Сомали включают в себя Сухопутные войска, ВВС и ВМС. Однако два последних вида вооружённых сил в действительности ещё не созданы, а лишь формально представлены их штабами (не считая сил охраны порта Могадишо численностью до 350 чел. с несколькими катерами).

Высшим оперативно-тактическим соединением в Сухопутных войсках является бригада, в состав которой входит от 3 до 6 батальонов численностью от 250 до 350 чел. каждый. По состоянию на 1 августа 2021 г., в боевом составе СНА насчитывалось 16 бригад (в том числе 3 бригады спецназа) и 7-8 отдельных батальонов. Все эти силы распределены по пяти оперативным секторам:

«12 апреля» (пров. Бенадир) – 2 бригады (1 пбр и бригада резерва) и до 7 отдельных батальонов общей численностью до 4 тыс. чел.;

21 ОС (ФР Гальмудуг) – 2 пбр (13-я и 15-я), усиленные 2 батальонами спецназа, общей численностью около 2,5  тыс. чел.;

27 ОС (ФР Хиршабелле) – 3 пбр (3-я, 4-я и 5-я), усиленные 2 батальонами спецназа, общей численностью до 3,5 тыс. чел.;

60 ОС (Юго-Западный ФР) – 5 бригад (6-я, 7-я, 8-я, 9-я и «14 октября»), усиленных 4 батальонами срецназа общей численностью до 7 тыс. чел.;

43 ОС (ФР Джубаленд) – 2 пбр (10-я и 11-), усиленные 2 батальонами спецназа, общей численностью около 3 тыс. чел.

На вооружении СНА состоят: более 200 БТР и бронемашин различных типов, в том числе турецкие Otokar APV и Otokar Kaya, американские HMMWV, британские Saxon AT105, советские БТР-152, итальянские FIAT-6614/16, китайские V-100, южно-африканские RG31 «Ньяла», более 300 пикапов  с установленными на них пулеметами, устаревшие безоткатные орудия Б-10, 122-мм пушки, минометы калибров 60 мм, 82 мм и 120 мм, разнообразное стрелковое оружие (преобладают автоматы АК-47, АКМС и их китайские аналоги АК-56, винтовки G-3, пулеметы ПКМ), а также различные автотранспортные средства (всего – до 600 единиц). После частичной отмены Советом Безопасности ООН эмбарго на ввоз оружия в Сомали в марте 2013 года начались поставки для СНА разрешенных типов вооружения и военной техники из стран ЕС, США, КНР, Эфиопии, Уганды, Судана, Египта, Турции, Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и других государств. В апреле с.г. крупная партия бронетранспортёров прибыла в порт Могадишо из Турции. 20 машин из этой партии, включая 8 БТР «Кипри» и 14 военных грузовиков и автоцистерн «Актан», в конце августа были переданы командованию СНА.

В последние годы наиболее ощутимую помощь Сомали в восстановлении национальных вооружённых сил оказывают Турция, США, Евросоюз, Великобритания, а также страны-участницы миротворческой миссии Африканского Союза AMISOM (особенно, Эфиопия), Катар и Эритрея. С этими странами и организациями правительством Сомали заключены соглашения о военном сотрудничестве. В сентябре 2017 г. на юго-западной окраине Могадишо, в пос. Джазира, Турцией был открыт крупный, хорошо оборудованный учебный центр «Турксом», где проходят подготовку подразделения спецназ СНА и федеральной полиции. Подготовка военнослужащих СНА организована  побатальонно в течение пяти месяцев, после чего новые подразделения обеспечиваются обмундированием, вооружением и боевой техникой турецкого производства. Часть сомалийских военнослужащих поротно проходят дополнительную подготовку на территории Турции (в районе Ыспарта). Помимо подразделений Сухопутных войск в Турции также проходят профессиональную подготовку будущие сомалийские лётчики и моряки. Со дня открытия центра «Турксом» в нём прошли обучение около 5 тыс. сомалийских военнослужащих и полицейских, которые пополнили подразделения спецназ СНА («Горгор»/«Орёл») и федеральной полиции («Харамъад»/«Гепард»). Кроме того, Турция оказывает Сомали помощь в восстановлении инфраструктуры СНА. Турецкие компании ведут в Могадишо строительство и ремонт штабов, пунктов управления, казарм и других объектов сомалийской армии.

До 2021 г. на бывшей авиабазе ВВС Сомали Баллидогле (р-н Уанлавейн, пров. Ниж. Шабелле) американскими военными инструкторами велась подготовка подразделений спецназ СНА «Данаб»  («Молния»). За четыре года ими было подготовлено свыше около 1 тыс. сомалийских военнослужащих. (Некоторые из офицеров «Данаб» проходили специальную военную подготовку и в учебных центрах на территории США). После восстановления а/б Баллидогле там базировались разведывательные и ударные БПЛА ВВС США, которые регулярно вели воздушную разведку и периодически наносили ракетные удары по пунктам базирования и органам  руководства «Аш-Шабаб». Для временного базирования американских БПЛА на территории Сомали также использовались аэродромы Кисмайо и Босасо. Согласно официальной статистике, за последние четыре года ударные БПЛА ВВС США совершили почти две сотни боевых вылетов в Сомали (2017 г. – 35, 2018 г. – 47, 2019 г. – 63, 2020 г. – 53). Кроме того, американские военнослужащие из состава объединённой оперативно-тактической группы «Африканский Рог» и Коман-дования сил специальных операций периодически принимали участие в контртеррористических операциях, проводимых совместно с подопечными подразделениями «Данаб» на юге Сомали и Силами обороны Пунтленда на северо-востоке страны. К 2020 г. численность военной миссии США в Сомали возросла до 700-800 человек. Однако перед уходом с поста президента США Д.Трамп отдал приказ о выводе американских войск из ФРС, что было выполнено к 15 января 2021 г. (операция Octave Quarz). После вступления в должность президента Джо Байдена американское командование стало более тщательно выбирать цели для ударных БПЛА в Сомали, стремясь избегать неоправданных жертв среди гражданского населения. Хотя двусторонние контакты по линии оборонных ведомств ещё поддерживаются, вопрос о дальнейшем военном сотрудничестве США с Сомали остаётся открытым, поскольку Вашингтон негативно воспринял отсрочку выборов в ФРС. По этой же причине приостановлена финансовая и военная помощь Сомали со стороны Евросоюза и Великобритании, которые участвуют в программах подготовки специалистов СНА в учебных центрах, открытых в Могадишо и Байдабо (по программе EUTM Somalia за 10 лет прошли подготовку более 7 тыс. сомалийских военнослужащих).

Несмотря на некоторое улучшение состояния СНА в последние годы, боеспособность большинства её частей в целом остаётся ещё довольно низкой: они недостаточно обучены, дисциплинированы, укомплектованы и вооружены. Многие части не имеют оборудованных мест расположения и казарм для личного состава. Единая система управления и связи ВС Сомали до конца не восстановлена. Масштабных войсковых операций против вооружённых отрядов «Аш-Шабаб» в течение последних четырёх лет не проводилось под предлогом нехватки в СНА  современного оружия и недостаточного материально-технического обеспечения. Организованная летом 2019 года совместно с силами АМИСОМ операция «Бадбадо» по освобождению пров. Ниж. Шабелле от боевиков «Аш-Шабаб»  оказалась малоэффективной и не позволила достичь поставленных целей. Определённые тактические успехи были достигнуты частями 21 ОС и 27 ОС СНА в ходе проведённых летом 2021 г. контртеррористических операций в пров. Мудуг и Сред. Шабелле. Большинство же других операций против исламистов ограничиваются проведением 1-3-дневных рейдов в пределах 50 км от мест постоянной дислокации, «зачисткой» близлежащих территорий и нанесением точечных ударов по объектам боевиков при поддержке американских БПЛА. Что касается развёрнутых в Сомали сил АМИСОМ, то они в последние годы явно ослабили взаимодействие с СНА и практически самоустранились от активного участия в борьбе с «Аш-Шабаб».

А между тем, на 2021-22 гг. намечена постепенная передача функций АМИСОМ по поддержанию безопасности в стране Сомалийской национальной армии и полиции с последующим сокращением и выводом африканских миротворцев из Сомали. По плану STP (Somalia Transition Plan) этот процесс должен был начаться ещё два года назад, но лишь 25 марта 2021 г. вперые состоялась передача АМИСОМ одного из районов за пределами Могадишо (р-на Афгойе) под ответственность командующего ОС СНА «12 апреля». Причём это мероприятие состоялось несмотря на то, что оперативная обстановка в районе Афгойе остаётся сложной, и там продолжают действовать отряды боевиков «Аш-Шабаб». В настоящее время обсуждается вопрос об изменении статуса сил АМИСОМ с 2022 г.

Серьёзной проблемой, тормозящей процесс возрождения СНА, являются сохраняющийся в сомалийском обществе трайбализм и политические разногласия между Центром и отдельными федеральными регионами, которые представляют  реальную угрозу единству армии и целостности государства. Суровым испытанием для командования СНА стал очередной политический кризис в Сомали, возникший в начале 2021 года в связи с разногласиями в сомалийском руководстве по вопросу о порядке проведения парламентских и президентских выборов. Если поначалу все армейские части и подразделения соблюдали нейтралитет и, в общем, воздерживались от участия в политической борьбе, то уже в апреле, после пересмотра федеральным парламентом порядка проведения выборов, ряд командиров и начальников грубо нарушили конституцию, присягу и приказ главнокомандующего СНА, перешли со своими подразделениями на сторону оппозиции и устроили вооружённый мятеж в Могадишо. Во главе мятежа стали бывшие и действующие командиры частей, укомплектованных преимущественно выходцами из племён абгаль и хабар-гидир (соплеменность хавие). Под влиянием провокационных заявлений ряда политиков, вождей и старейшин хавие, объявивших президента и парламент страны вне закона, подразделения 4-й и 7-й пбр, проигнорировав приказ главкома СНА, оставили свои позиции в провинциях Средняя и Нижняя Шабелле и направились в столицу. 25 апреля они предприняли попытку захватить органы государственной власти, но встретили отпор со стороны верных президенту сил безопасности. Активное участие отдельных частей и подразделений СНА в антиправительственном мятеже показало, насколько ещё в действительности слабо организована и управляема эта армия. Примечательно, что никто из зачинщиков мятежа так и не понёс никакого наказания.

Серьёзные трудности военно-политическое руководство Сомали испытывает при попытках проведения реорганизации СНА на территориях Пунтленда и Джубаленда. Так, начатая в 2017 г. передача в состав СНА части подразделений из терриориальных войск Пунтленда и формирование 54 ОС были  фактически сорваны по вине региональных властей. После избрания в январе 2019 г. президентом Пунтленда Саида Абдуллахи Дэни его администрация взяла курс на создание собственной армии – Сил оборны Пунтленда (СОП) – и «обеспечение суверенитета» этой сомалийской автономии на всей её территории в рамках заявленных границ. С этого времени проводится реформирование СОП, нацеленное на оптимизацию их структуры, повышение боеспособности за счёт интенсификации боевой подготовки, укрепления дисциплины, улучшения материально-технического обеспечения войск. В 2019-21 гг. специально созданной комиссией во главе с министром финансов Пунтленда проведена биометрическая регистрация личного состава и полная ревизия имущества армии. Командование СОП временно отказалось от бригадной структуры и перешло на формирование оперативно-тактических групп на батальонной основе. В каждом из 5 оперативных секторов, на которые поделена территория Пунтленда, дислоцируются по 3-4 батальона и создаются учебные центры, где в течение шести месяцев проходят подготовку все вновь формируемые подразделения. За последние два года сформировано 7 новых батальонов. Общая численность Сил обороны Пунленда оценочно составляет около 7 тыс. военнослужащих. Парк боевой техники начал постепенно пополняться современными БТР и боевыми машинами, поставляемыми из ОАЭ в обход действующего международного эмбарго.

Неофициально военно-морским компонентом СОП является и так называемая морская полиция Пунтленда (это название используется, чтобы обойти упомянутое эмбарго). Созданная в 2010 г. для борьбы с пиратами и браконьерами у северо-восточного побережья Сомали, морская полиция Пунтленда при поддержке ОАЭ и инструкторов из американских ЧВК  со временем превратилась в хорошо подготовленную и вооружённую организацию с расширенными полномочиями и функциями. Ныне её численность уже превышает 1 тыс. чел., в неё входят не только подразделения береговой охраны, но и усиленный батальон спецназа, который часто задействуется в операциях, проводимых против отрядов «Аш-Шабаб» и «Аль-Каиды» (запрещена в России), базирующихся в горах Альмадоу и Альмискад в пров. Бари.

В начале 2021 г. правительством Пунтленда объявлено о троекратном повышении денежного довольствия военнослужащих СОП  (до 250 долларов рядовым), хотя на практике жалование выплачивается далеко не регулярно. В бюджете Пунтленда на 2020 г. на оборону и безопасность выделено около 60% (!) текущих расходов. Ускоренно развивая свои вооружённые силы, руководство Пунтленда не скрывает намерений проводить независимую от федеральных властей политику и вернуть себе утраченные в 2007 г.  в пров. Сол территории силовым способом, что чревато новым вооружённым конфликтом с Сомалилендом.

Процесс интеграции СНА из-за волюнтаристских решений некоторых региональных сомалийских лидеров порой даже приобретает обратимый характер. Так, в июле 2018 г. администрация Джубаленда воспрепятствовала смене командующего 43 ОС после того, как новым командующим вместо генерала Измаила «Сахардида» (выходца из огадена) был назначен генерал Али «Богмадоу» (представитель марехан). Власти Джубаленда попросту не позволили самолёту с новым командующим на борту совершить посадку в аэропорту Кисмайо под предлогом того, что тот был назначен президентом ФРС «без согласия администрации Джубаленда». В результате этой провокации дислоцированные в Кисмайо подразделения 11-й пбр СНА фактически перешли под контроль президента Джубаленда Ахмеда «Мадобэ», а штаб 43 ОС был вынужден временно переместиться в Гарбахаррей (пров. Гедо). Затем Ахмед «Мадобэ» стал требовать от командования СНА вообще вывести все правительственные войска из пров. Гедо. И это вместо того, чтобы наладить взаимодействие с СНА для совместной борьбы с боевиками «Аш-Шабаб», которые контролируют половину территории Джубаленда. Более того, в декабре 2020 г. по  приказу Ахмеда «Мадобэ» усиленный батальон территориальных войск этого ФР численностью около 500 чел. предпринял попытку вторжения со стороны Кении в район Беледхаво для насильственной смены администрации Гедо, но встретил отпор размещённых там правительственных сил. В итоге несколько десятков боевиков были убиты, более сотни взяты в плен, а остальные во главе с бывшим министром безопасности Джубаленда Абдирашидом Джананом спустя три месяца перешли на сторону СНА. Таким образом, завершение формирования 43 ОС пока тоже остаётся под вопросом.

И уж совсем нереальной представляется в настоящее время перспектива создания в составе СНА 26 оперативного сектора со штабом в Харгейсе. Власти Сомалиленда уже 30 лет проводят независимую от Могадишо политику, направленную на достижение международного признания Республики Сомалиленд как суверенного государства. За эти годы, несмотря на фактическую политическую блокаду, они смогли обеспечить на контролируемой территории относительную стабильность и безопасность, и их явно не привлекает перспектива объединения с ФРС с её бесконечными политическими кризисами и вооружёнными конфликтами, даже с возможным приобретением при этом определённых экономических выгод. Поэтому Харгейса, несмотря на экономические трудности, продолжает развивать, по мере возможностей, собственные вооружённые силы (Национальную армию  Сомалиленда — НАС), поддерживая их в готовности дать отпор любой агрессии со стороны Пунтленда или ФРС.

Согласно Конституции Республики Сомалиленд, принятой путём референдума в 31 мая 2001 года, Верховным главнокомандующим НАС является президент Сомалиленда – Муса Бихи Абди. Он же возглавляет правительство и Совет государственной безопасности, который определяет оборонную политику и стратегию развития НАС. Президент Сомалиленда также назначает министра обороны и высший командный состав НАС.

Комплектование армии Сомалиленда личным составом обеспечивается, как и в СНА, на контрактной основе. Исходя из анализа бюджета Сомалиленда, на действительной службе в НАС состоит около 18 тыс. военнослужащих. Высшим оперативно-тактическим соединением там является бригада. Всего в НАС насчитывается до 18 бригад, различных по составу, численности и уровню подготовки личного состава (некоторые из них по своему составу не дотягивают и до нормального батальона). Наиболее боеготовой считается бригада спецназа, дислоцированная в Дарарвейнэ, тогда как новые части, формируемые на востоке республики из ополченцев дулбаханте и уарсангели, характеризуются низким уровнем боевой подготовки и морального состояния. Отмечаются случаи дезертирства и перехода отдельных подразделений на сторону Пунтленда. В высшем командном составе НАС в настоящее время преобладают выходцы из рода саад-муса / хабар-аваль / исак.

В военное время в подчинение ГК НАС передаются силы береговой охраны Сомалиленда, в состав которых входит 1 эскадра патрульных катеров и 3 радио-локационных поста. Помощь Сомалиленду в их оперативной подготовке оказывают страны ЕС (в рамках программы EUCAP) и Великобритания. Благодаря налаженному взаимодействию береговой охраны Сомалиленда с военно-морской группировкой стран ЕС (EUNAVFOR) в Аденском заливе практически прекратились случаи пиратства.

Основная часть сил и средств НАС в последние годы размещена в восточных районах Сомалиленда, где постоянно сохраняется военная напряженность и периодически вспыхивают боестолкновения с войсками Пунтленда из-за территориальных споров. Войска Восточного военного округа усиливаются частями из других военных округов и оперативных секторов на ротационной основе.

Арсенал армии Сомалиленда устарел ещё больше, чем в СНА. На вооружении НАС имеются несколько десятков старых танков Т-55, бронетранспортёров и боевых разведывательных машин советского и итальянского производства, различные транспортные средства (всего – до 600 единиц), 21-ствольные и 40-ствольные РСЗО, гаубицы Д-30, орудия полевой артиллерии, зенитные установки типа ЗУ-2-23, минометы, ПТУРСы BGM-71 «ТОУ», гранатометы, различное стрелковое оружие. В последние годы запасы оружия и боеприпасов НАС пополняются путем нелегальных поставок, в основном из Эфиопии, Йемена и ОАЭ. Обновлению арсенала НАС препятствует неурегулированость правового статуса Сомалиленда и сохраняющееся эмбарго ООН на поставки тяжелого оружия в Сомали.

Несмотря на экономические трудности, испытываемые Сомалилендом в связи с его политической изоляцией, вооружённые силы этой непризнанной республики всё же постепенно развиваются. В последние годы в НАС были созданы системы оперативного управления и боевой подготовки, введены воинские звания, разработаны воинские уставы.

Ограниченную помощь Сомалиленду в подготовке военных кадров оказывают Эфиопия, Египет и Великобритания. В октябре 2020 г. состоялся первый выпуск молодых офицеров, прошедших подготовку внутри Сомалиленда (в училище им. Абдиллахи Аскара в Дарарвейнэ).

На национальную оборону и безопасность в Сомалиленде выделяется не менее 30% бюджета. В 2020 г. на армию было выделено примерно 36 млн. долларов США (в пересчёте по курсу 1 USD = 8500 сомалилендских шиллингов). Бóльшая часть этих средств идёт на выплату жалованья военнослужащим и расходы на оперативные нужды (ГСМ, запчасти для военной техники, боеприпасы и пр.). Тыловое обеспечение в армии Сомалиленда остаётся на низком уровне.

Главной задачей НАС, согласно Конституции Сомалиленда, является защита суверенитета и территориальной целостности республики. Наибольшую угрозу независимости Сомалиленда в современных условиях командование НАС видит в политике правительства Сомали, нацеленной на воссоединение всех территорий бывшей СДР в рамках ФРС, в агрессивных намерениях руководства Пунтленда, а также в проникновении в Сомалиленд террористических салафитских группировок. Поэтому в последние годы значительная часть НАС размещается в восточных районах Сомалиленда, где они пресекают попытки вторжения вооружённых формирований Пунтленда и проникновение отрядов «Аш-Шабаб». Кроме того, подразделения НАС иногда выполняют и миротворческие функции, оказывая помощь местной полиции в случае вооружённых столкновений между ополченцами разных племенам, родов и общин.

Заметим, что задача изъятия у населения автоматического и крупнокалиберного стрелкового оружия уже не ставится сомалийскими властями, вероятно потому, что считается практически невыполнимой. А между тем, по оценкам ООН, на руках у населения Сомали насчитывается от 550 до 750 тыс. единиц стрелкового оружия, и каждое крупное сомалийское племя или даже род  в случае необходимости способны достаточно быстро собрать многочисленный отряд ополченцев.  Возможно, в будущем, по мере укрепления сомалийского государства, такие отряды станут неким мобилизационным резервом СНА в случае возникновения угрозы внешней агрессии, но пока центральная власть в Сомали слишком слаба для решения такого рода задач.

Таким образом, процесс восстановления Сомалийской национальной армии протекает сложно, неравномерно и ещё далёк от завершения. Главным препятствием к созданию единых вооружённых сил страны, способных обеспечить её безопасность и территориальную целостность, на наш взгляд, является сохранение в сомалийском обществе давних межклановых противоречий и взаимного недоверия между политическими лидерами, а также властолюбивые устремления, амбициозность и местечковое мышление ряда региональных сомалийских руководителей. А между тем, без общенациональной по духу, сильной, единой армии невозможно покончить с оставшимися в Сомали экстремистскими исламистскими группировками, восстановить в стране мир и стабильность, возродить полноценное суверенное государство.

 

Приложение. Высшее руководство СНА и других силовых ведомств Сомали

Должность Воинское звание и имя Краткие сведения о руководителе
Руководители федерального уровня
Президент ФРС, Верховный главнокоман-дующий ВС, Председатель  Совета национальной безопасности Махамед Абдуллахи Махамед «Фармаджо» Родился в 1962 г. в Могадишо, происходит из племени марехан.С 1981 г. работал в МИД Сомали. В 1985-89 гг. был 2-ым секретарем посольства СДР в США. В 1989-93 гг. учился на историческом факультете университета штата Нью-Йорк в Буффало. В 1990-х  и 2000-х гг. работал в муниципалитетах Буффало и Нью-Йорка. С октября 2010 г. по июнь 2011 г. – премьер-министр ВФП Сомали. В 2011 г. создал политическую партию Сомали – «За справедливость и равенство» (Tayo). 7.2.17 избран Президентом ФРС (сроком на 4 года). После вступления на пост отказался от гражданства США. Осторожный, но целеустремленный политик.
Министр оборо-ны (член СНБ) Хасан Хуссейн Хаджи Происходит из племени гаррэ / дигиль. Имеет юридическое образование. Назначен 19.10.20.
Министр внутр. безопасности (член СНБ) Хасан Хундубей Джимъале Происходит из племени абгаль/ мудулод/хавие. Ранее работал в МИД Сомали. Назначен 19.10.20.
Главнокоман-дующий СНА Бр. г-л Одова Юсуф Раге 1987 г.р. Происходит из племени абгаль. В СНА с 2006 г. Военное образование получал в Уганде и Турции. За 10 лет дослужился от лейтенанта до бр.г-ла, став 22.8.19 главкомом СНА. Ранее занимал должности начальника президентской гвардии, начальника ГШ, главкома СВ СНА. Умелый оратор.
Начальник ГШ Бр. г-л Абас Амин Али Происходит из раханвейн. Ранее командовал БОХР, затем — Сухопутными войсками Сомали.
Командующий Сухопутными войсками Бр. г-л Махамед Тахлиль Бихи Происходит из марехан. Лично руководит проведением КТО в центральных и южных провинциях Сомали.
Командующий ВВС бр. г-л Махмуд Шейх Али «Даблебейлод» Бывший лётчик ВВС Сомали. Занимает этот пост с 2013 года.
Командующий ВМС и БОХР Адмирал Абдихамид Махамед Дирир Происходит из маджертен. Прежде возглавлял силы безопасности в Гароуэ, затем занимал пост командующего Сухопутными войсками Сомали.
Командующие опер. секторами:

«12 апреля»

 

21 ОС

 

27 ОС

 

60 ОС

 

43 ОС

Бригадные генералы

Тауанэ Ахмед Гурей,

Махамед Адоу Али «Санка»,

Ахмед Маха-мед Аласоу,

Махамед Ш. Абдуллахи,

Али Махамед Махмуд

 

 

Происходит из племени хавадле.

 

Бывший командир 10-й пбр.

 

Происходит из абгаль/хавие.

 

Происходит из раханвейн.

 

Происходит из марехан.

Начальник федеральной полиции Див. г-л Абди Хасан Махамед «Хаджар» Родился в пров. Сол в 1953 г. В/о получил в университете Могадишо. С 1977 г. служил в СНА. Проходил спецподго-товку в США и ФРГ. В 2007-2008 гг. был начальником ГШ СНА, затем – военным атташе ФРС в Саудовской Аравии. Полицию возглавил с 22.8.19
Директор СНБР Фахад Ясин хаджи Дахир Происходит из рода рэр-ау-хасан/ шехаль. Получил религиозное образование в Сомали и на Ближнем Востоке. Бывший корреспондент «Аль-Джазиры» и редактор сайта Somalitalk. В молодости был членом «Исламского союза», затем — «Дам-уль-Джадид». Ныне соратник президента Фармаджо, помог ему победить на выборах 2017 г. и возглавил аппарат президента. 15.8.18. назначен заместителем директора СНБР, а через год – директором СНБР. Поддерживает контакты со спецслужбами США, Катара и Турции. Трудолюбив, сдержан.
Командующий дисциплинарны-ми войсками Бр. г-л Махад Абдирахман Адам Назначен в апреле 2019 г. Ранее был начальником полиции ЮЗР. Происходит из раханвейн. Ему около 65 лет.
Командующий силами БОХР Адмирал Абдихамид Махамед Дирир Происходит из хавие. Назначен 24.6.20. Ранее занимал должность командующего Сухопутными войсками.
Начальник Феде-ральной мигра-ционной и погра-ничной службы П-к Махамед Адам Джимъале «Кофи» Происходит из рода айр/хабар-гидир/хавие. С 2007 г. состоял в «Союзе исламских судов», а с 2010 г. – в «Аш-Шабаб». Перешел на сторону ФП Сомали. В 2013 г. возглавил столичное управление СНБР. Начальником ФМС назначен 27.7.16.
Руководители регионального уровня                                                                                        Пунтленд
Президент  и глава правитель-ства Пунтленда, Верховный глав-нокомандующий Сил обороны Пунтленда (СОП) Саид Абдуллахи Дэни Родился в 1966 г. в Могадишо. Происходит из рода осман-махмуд / маджертен. В/о получил в университетах Могадишо и Путры (Малайзия). Участвовал в создании Пунтленда, работал в сфере образования, одновременно занимаясь коммерцией. С 2012 г. был депутатом ФП, а в 2014-15 гг. – министром планирования и международного сотрудничества Сомали. Состоял в «Дам-уль-Джадид». Избран 8.1.19 на 5 лет. Придерживается авторитарного стиля руководства.
Министр безопасности Пунтленда Абдисамад Махамед Галлан Происходит из племени маджертен. Опытный политик, бывший глава пров. Бари. Был кандидатом на пост президента Пунтледа на выборах 2019 г.
Командующий силами СОП Див. г-л Ясин Омар «Дэрэ» Происходит из племени маджертен. В 1980-х гг. учился в СССР. При Сиаде Барре был комбригом в 54 военном округе. Затем стал начальником штаба повстанцев ДФСС. Участвовал в создании полиции и сил обороны Пунтленда, занимал пост заместителя командующего СОП. 29.6.19 назначен командующим СОП.
Начальник ГШ,        1-ый заместитель главкома Бр. г-л Саид Шодэ
Сомалиленд
Президент, глава правительства, Верховный глав-нокомандующий НАС, председа-тель Совета государственной безопасности Сомалиленда П-к Муса Бихи Абди Родился в 1948 г. в пригороде Харгейсы. Происходит из племени хабар-аваль / исак. В прошлом – офицер ВВС Сомали (учился в СССР и США), участник войны с Эфиопией (1977 г. ).  До 1985 г. был военным атташе СДР в США. Опытный, жёсткий политик, активист СНД и один из создателей партии «Кульмие». Занимал пост министра внутренних дел в правительстве Игаля. В 2010 г., после победы Ахмеда «Силаньё» на президентских выборах, занял пост председателя партии «Кульмие». 13.11.17 избран президентом Сомалиленда.
Министр оборо-ны Сомалиленда  член СГБ Абдикани Махмуд Атэйе «Фарид» Происходит из племени исса. Назначен 30.3.19. Ранее занимал пост министра юстиции. Военного образования не имеет.
Главнокоман-дующий НАС Див. г-л Нух Измаил Тани Происходит из хабар-аваль / исак. Повторно назначен на этот пост 14.8.16. Пользуется авторитетом в НАС. Ему уже около 70 лет.
Начальник ГШ НАС, 1-ый зам. главкома Бр. г-л Абдири-сак Саид Бул-лале «Афгудуд» Происходит из племени самарон / дир.

Карта-схема федеральных регионов, де-юре входящих в ФРС.

Цветами на схеме обозначены: красным – Сомалиленд (26 ОС), сиреневым – Пунтленд (54 ОС), жёлтым – Гальмудуг (21 ОС), серым – Хиршабелле (27 ОС), салатовым – ЮЗР (60 ОС), бирюзовым – Джубаленд (43 ОС),серым со штриховкой – оспариваемые территории.

52.65MB | MySQL:106 | 0,465sec