Подходы Германии к отношениям с движением «Талибан»

Глава внешнеполитического ведомства ФРГ Х.Маас, находясь с визитом в Катаре, во вторник охарактеризовал свое видение германской дипломатии в отношении Афганистана с учетом последних событий в стране. Прежде всего, его внимание было сосредоточено на возможностях вступления в диалог с движением «Талибан» (запрещено в РФ), в условиях, когда после вывода международного контингента оно взяло страну под свой контроль. Ранее эту тему прокомментировал председатель партии ХДС, претендент на пост федерального канцлера А.Лашет. Политик отметил, что «искусство хорошей внешней политики состоит именно в том, чтобы находить решения с теми государствами, цели и человеческий образ которых наше общество отвергает», а потому контакт с талибами, с его точки зрения, возможен, особенно в интересах эвакуации людей.

Х.Маас в Дохе несколько расширил тему возможных контактов с фактическими властями Афганистана, поговорив о перспективах дипломатического представительства ФРГ там. По словам министра, «Если это будет политически возможно и если позволит ситуация с безопасностью, то Германия должна снова иметь собственное посольство в Кабуле». При этом он также дал понять, что основной мотивацией Берлина в этом вопросе является организация эвакуации лиц, сотрудничавших с Бундесвером, для чего необходимо постоянное присутствие на месте представителей федерального правительства. Аргумент главы германской дипломатии заслуживает особого внимания, поскольку на момент вывода из Афганистана своих военных ФРГ столкнулась с критикой правозащитников, обвинивших власти в том, что они бросили местный персонал без создания действенного механизма получения разрешений на въезд в Германию. В ответ на это было заявлено, что данная деятельность в дальнейшем будет поручена офису под патронажем ООН.

Германские СМИ также отметили довольно позитивный настрой главы внешнеполитического ведомства в том, что касается эвакуации и в целом ситуации в стране, затрагивающей интересы ФРГ. В частности, Х.Маас сообщил, что были определены «четкие требования, а именно соблюдение прав человека, тот факт, что люди смогут продолжить эмигрировать, что никакая террористическая группа не получит убежище в Афганистане». Этим «красным линиям», которые в большей степени повторяют условия, прежде обозначенные Германией как факторы, без которых ее контингент не уйдет, как полагает министр, талибы будут следовать.

Любопытным образом сам Х.Маас от контактов с представителями движения отказался, предпочитая для себя визиты в государства, находящиеся в разной степени зависимости от ситуации в Афганистане. Этот шаг был сделан далеко не случайно, а потому, что оппозиционные фракции в Бундестаге назвали его в числе виновников провала афганской миссии, призвав его, канцлера и министра обороны уйти в отставку. При этом если А.Меркель уже давно объявила о завершении карьеры, а глава оборонного ведомства А.Крамп-Карренбауэр отказалась от возможности стать ее преемницей, то вот Х.Маас надеется продолжить работу после федеральных выборов, но этому могут помешать именно просчеты в МИД.

Примечательно, что в вину министру вменяют не столько его прошлые поездки в Мазари-Шариф, направленные на демонстрацию стабильности в стране и безопасности для военнослужащих бундесвера, а именно реализации плана эвакуации, в том числе посольства Германии, о возвращении которого в Кабул теперь рассуждает политик. Так, независимое расследование было проведено ARD Capital Studio – группой германских вещателей, входящих в альянс ARD. Оно в числе прочего установило, что эвакуация дипломатов из Кабула откладывалось дважды. Первый раз, несмотря опасения сотрудников посольства центральный аппарат не санкционировал их отправку домой. Второй раз задержка была связана с мандатом бундестага, который требовал предоставить объяснения относительно неверной стратегии выхода из Афганистана, в которой не было упоминаний о том, что страна может так быстро перейти в руки талибов. Согласно попавшим в СМИ данным, при самом пессимистичном сценарии федеральное правительство рассчитывало, что Кабул устоит хотя бы до сентября.

Лицом дипломатии ФРГ на афганском треке стал М.Потцель, ранее уже исполнявший обязанности посла в Кабуле. Несмотря на то, что местные обозреватели позитивно отзываются об его опыте и знаниях, положение посланника федерального правительства выглядит довольно сложным, причем усложнил его, как кажется, именно министр иностранных дел. В августе М.Потцель начала в Дохе переговоры с «Талибаном» относительно эвакуаций. Особое значение здесь имеет то, что движение разделяет этот вопрос на две составляющие: выезд граждан Германии, которых в стране, по разным оценкам, может находиться около 200-300 человек, и местного населения, сотрудничавшего с Бундесвером. И если первую проблему в целом можно урегулировать, устранив ключевое препятствие – безопасность прибытия в аэропорт и отправки рейса, то со второй возникают принципиальные трудности. Заключатся они в том ,что ранее «Талибан» призвал афганцев, оказывавших поддержку иностранным контингентам «встать на правильный путь», оставаясь в государстве и служа именно ему, под чем подразумевается «Талибан».

В этих условиях для эффективных переговоров ФРГ должна будет предложить  что-то взамен. Устроить «Талибан», по мнению германских обозревателей, могло бы признание Берлином легитимности их власти, которое должно запустить по цепочке этот процесс в ЕС и ООН. Однако Х.Маас в своих комментариях исключил возможность торга, а вопрос о законности власти талибов, свидетельством признания которого собственно и оказалось бы возобновление работы посольства, поставил в зависимость от действий самого движения в области безопасности и свободы выезда за рубеж.

В целом, для Германии в текущей ситуации важны два аспекта. Первый – внешнеполитический. Берлин пытается сохранить за собой рычаги воздействия на ситуацию в Афганистане. При этом в интересах координации усилий с США акцент, как минимум на официальном уровне смешается с просчетов в действиях Вашингтона на обман со стороны талибов, которые ранее смогли убедить Запад в том, что станут участниками политического процесса, а не перейдут в кратчайшие сроки к захвату власти. Такой курс позволяет Германии объединить усилия с Соединенными Штатами и ООН, рассчитывая на статус посредника в урегулировании. Впрочем, возникает вполне резонный вопрос: если «Талибан» один раз уже ввел в заблуждение, не сделает ли он этого вновь, в примеру, в вопросе свободы выезда афганцев.

Второй аспект традиционно внутриполитический и связан с предстоящим вскоре голосованием. На предвыборных дебатах хорошо показал себя представитель СДПГ О.Шольц, что дало его партии шанс надеется на успех. Однако результаты работы его однопартийца Х.Маасав МИД, которая ранее считалась важным политическим активом, способным обеспечить партии место в новой коалиции, теперь рискуют стать препятствием. Более того, попытки выйти из этого тупика также грозят негативными последствиями. Так, программа О.Шольца строится на том, чтобы иметь действенные решение проблем Германии, которые не способны дать его конкуренты. Комментируя афганский трек, политик отметил важность исполнения обязательств перед местным населением, которое сотрудничало с бундесвером и координации усилий с партнерами в лице ЕС, США и ООН, попутно подчеркнув, что Берлин предпринимает «активные» дипломатические шаги. При этом сказанное сочетает в себе позитивные оценки действий правительства, критикуемого оппозицией и созвучие с конкурентом А.Лашетом.

52.47MB | MySQL:104 | 0,319sec