О росте террористической угрозы в Бангладеш на фоне захвата власти талибами в Афганистане

Светское правительство Бангладеш – страны, в которой большинство населения составляют мусульмане, опасается, что захват власти талибами в Афганистане подстрекнет радикальных исламистов к возобновлению подрывной деятельности на территории страны. Минувший месяц август традиционно является для республики месяцем траура и мрачным напоминанием о неотступающей угрозе исламистского террора. В результате военного переворота 15 августа 1975 года был убит основатель Бангладеш, «Бангабандху» шейх Муджибур Рахман, а также бОльшая часть его семьи. Военные правители, которые пришли к власти и управляли страной в течение следующих 15 лет, узаконили пропакистанскую исламистскую политическую партию «Джамаат-и-Ислами», внесли поправки в конституцию, которые подорвали светский демократический строй, и, наконец, объявили ислам государственной религией Бангладеш. Спустя почти тридцать лет, 21 августа 2004 года дочь Муджибура Рахмана Шейх Хасина Вазед, тогдашний лидер оппозиции, а ныне премьер-министр, едва выжила после взрыва гранаты во время ее митинга. В результате покушения погибли 24 члена левоцентристской политической партии «Амави лиг» и более 500 получили ранения. Переворот 1975 года был организован недовольными военными, но покушение в 2004 году уже было осуществлено исламистскими боевиками организации «Харкат уль-Джихад аль-Исламия» (Исламское движение сопротивления, ИДС). Тогда суд счел руководство правоцентристской Национальной партии Бангладеш (BNP) и «Джамаат-и-Ислами» ответственными за использование джихадистов ИДС в убийстве высшего руководства «Амави лиг». Премьер-министр Шейх Хасина Вазед, находящаяся у власти с 2009 года, руководит Бангладеш, придерживаясь политики «нулевой терпимости к террору», особенно после теракта 2016 года в одном из ресторанов столицы страны Дакки, в результате которого погибли 23 человека, в том числе 18 иностранцев. В данный момент правительство контролирует радикальных исламистов с помощью жестких полицейских мер, что часто вызывает критику со стороны Запада в вопросе нарушения прав человека. Несмотря на усилия правительства Бангладеш, за последние два года исламистская организация «Хифазат-и-Ислам», которая контролирует огромную сеть медресе в Кауми, организовала серию жестоких уличных протестов, сначала из-за установки «неисламских» статуй Муджибура Рахмана, затем в связи с волной исламофобии после обезглавливания учителя под Парижем и, наконец, по поводу визита премьер-министра Индии Нарендры Моди в Бангладеш. В ходе протестов поджигались правительственные учреждения, коммерческие предприятия и общественный транспорт. Беспредел был сдержан жесткими действиями полиции и крупномасштабными арестами лидеров «Хифазат-и-Ислам». Как и радикальное исламистское движение «Талибан» (запрещено в РФ), лидеры «Хифазат-и-Ислам» выступают против расширения прав и возможностей женщин, требуют принятия законов о богохульстве, а также установления шариатского государственного устройства. Они категорически противостоят Шейх Хасине Вазед, восстановившей большую часть светского уклада и выступающей за экономическое развитие, расширение прав и возможностей женщин, а также защиту религиозных меньшинств. Известно, что «Хифазат-и-Ислам» пользуется поддержкой таких исламистских партий как BNP и «Джамаат-и-Ислами», многие из лидеров которых сейчас входят в национальный комитет «Хифазат-и-Ислам». У них прочные связи с  такими исламистскими организациями как ИДС и «Джамаат уль-Муджахидин Бангладеш» (JMB). Примечательно, что ИДС в Бангладеш возглавляют местные ветераны афганского джихада, жесткие адепты исламского фундаментализма, которые в 1980-х вместе с моджахедами воевали против СССР. Затем эти боевики вернулись в Бангладеш, стремясь превратить свою родину в страну, управляемую законами шариата. Таким образом, возвращение талибов к власти в Афганистане вызвало опасения, что история повторится в Бангладеш. Дакка с осторожностью отреагировала на захват власти талибами в Афганистане, но ее опасения как третьей по величине страны в мире с мусульманским большинством очевидны. «Бангладеш внимательно наблюдает за быстро развивающейся ситуацией в Афганистане, которая, как мы полагаем, может повлиять на регион и за его пределами», – говорится в заявлении Министерства иностранных дел страны. «Бангладеш считает, что демократический и плюралистический Афганистан, выбранный его народом, является единственной гарантией стабильности и развития в стране», – отмечается в документе. Незадолго до того, как талибы вошли в Кабул, высокопоставленный сотрудник полиции Бангладеш сообщил СМИ, что некоторые граждане пытались добраться до Афганистана после призыва талибов «присоединиться к ним в войне», кто-то из них уже был задержан в Индии. По данным разведки Бангладеш, исламистские радикалы пытаются восстановить свои силы, которые были подорваны жесткими репрессиями в результате теракта в Дакке в 2016 году. Власти пытаются установить личности тех радикалов, которые в данный момент собираются выехать в Афганистан, а также тех, кто воевал вместе с талибами в Афганистане и теперь могут вернуться на родину, как в 1990-е годы. Мунируз Заман, аналитик по вопросам безопасности и генерал-майор в отставке, заявил, что смена власти в Афганистане определенно повлияет на Бангладеш, и что беспокойство властей проистекает из ликующих настроений радикальных исламистов. Многие из них публикуют в социальных сетях призывы к «борьбе по типу талибов за свержение «муртадского» (вероотступнического) правительства Шейх Хасины». Подобные посты носят явно провокационный характер, но Заман считает, что в данный момент правительство Бангладеш способно противостоять исламистскому радикализму и террору. Ведущий индийский обозреватель из Бангладеш Сабьясачи Басу Рэй Чаудхури считает, что и у Бангладеш, и у Индии еще будут причины для беспокойства по поводу ситуации в Афганистане. По его мнению, захват власти талибами способствует подъему боевого духа всех исламистских радикальных сил, поэтому и Индия, и Бангладеш должны вместе бороться с угрозой радикализма. Бывший министр иностранных дел Индии Кришнан Шринивасан полагает, что опасения в Индии и Бангладеш объяснимы, но в то же время он указывает на успехи Нью-Дели и Дакки в борьбе с терроризмом. «Маловероятно, что действия «Талибана» существенно повлияют на ситуацию», – заявил он, настаивая на том, что Индия и другие страны должны установить отношения с талибами, так как держать их на расстоянии вытянутой руки из-за страха террора контрпродуктивно. В данный момент действительно существуют свидетельства того, что власти Индии постепенно начали устанавливать контакт с талибами. Но правительство Бангладеш в данном вопросе более осмотрительно: его беспокоит то, что любое обращение к талибам может подтолкнуть радикалов к возобновлению подрывной деятельности против правительства.

52.47MB | MySQL:104 | 0,370sec