К вопросу о стратегии в сфере искусственного интеллекта Турции на период с 2021 по 2025 год. Часть 4

Продолжаем анализировать турецкую Стратегию в сфере развития искусственного интеллекта — первый всеобъемлющий документ в этой сфере, подготовленный в Турецкой Республике. Часть 3 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=79446.

Напомним, что мы остановились на разделе документа, посвященном подготовке турками своих кадров в сфере искусственного интеллекта и упомянули о таком вопросе как квалификация турецких кадров в принципе.

При этом, стоит отметить, что ещё ждет своего исследователя вопрос того, как квалификация турецких кадров (от сотрудников дипломатических ведомство до предпринимательского класса) способствует тому, что средняя, по весьма многим показателям, страна, которая, к тому же, не слишком богата природными ресурсами, в наши дни демонстрирует такую динамику развития.

Выразим сугубо личное мнение о том, что свою несомненную роль в этом вопросе сыграло именно кадровое обеспечение турецких государственных структур и бизнеса.

Разумеется, говоря об этом, мы нисколько не склонны идеализировать ситуацию в Турции и такие явления как «блат» и «кумовство» при зачислении на серьезные посты. Равно как и тот вопрос, что не противоречить мнению «главного начальника» в Турции – это обязательное условие при продвижении по службе.

Турция является, в полной мере, страной – представительницей Востока в том, что касается иерархии и межличностных отношений. Тут можно даже найти определенные параллели с той же Японией и их системой кланов и пожизненного найма.

Уход в Турции из компании, особенно с руководящего поста, — не то, чтобы является невозможным, но, как правило, не особо приветствуется в межличностных отношениях и должен быть обставлен множеством ритуалов (из серии: «я ухожу, но, если вы скажете остаться, то я, конечно, останусь» и т.д.). В общем, единожды попав в какую-то компанию в Турции, легко себя обнаружить в компании с семейным укладом.

В качестве отдельного упражнения, занятным было бы сравнить «блатных работников» в России и в Турции с тем, чтобы понять уровень квалификации, мотивации, понимания национальных интересов у тех и у других.

Есть серьезные основания думать, что даже здесь могут быть найдены различия между Россией и Турцией и между «блатными кадрами» двух стран. Причем, различия, по всей видимости, будут, все же, не в пользу России и это тоже работает на Турцию в её конкуренции с Россией.

При том, что подчеркнем, что в Турции кадровое обеспечение нельзя сказать, что является беспроблемным. Однако, по целому ряду направлений, в России ситуация с кадрами – буквально аховая.

Говоря о кадровой ситуации в Турции, не стоит забывать, что за последние два десятка лет пребывания во власти в Турецкой Республике Партии справедливости и развития под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана, произошло серьезное замещение элит.

Это касается всего государственного аппарата, включая центральные и местные органы власти, министерства и ведомства. Отдельным образом, стоит отметить те кадровые чистки, которым в несколько волн (вплоть до попытки государственного переворота в 2016 году) подверглись Вооруженные силы страны, силы безопасности, правоохранительные органы и т.д. Берем на себя смелость утверждать, что замещение там элит прошло отнюдь не безболезненно и сказалось на качестве кадров.

Впрочем, продолжаем перечислять те мероприятия, которые планируются Стратегией в сфере кадрового обеспечения Турции в отрасли искусственного интеллекта.

  • Как указывает Стратегия, Национальная технологическая академия будет проводить программы по подготовке квалифицированных кадров со специальными знаниями, необходимыми в новых областях технологий. В рамках этих программ, будут даны специальные определения экспертных знаний, особенно, в тех областях использования, где технологии искусственного интеллекта выходят на первый план, а критически важные компетенции будут предоставлены экосистеме.
  • В рамках проекта Uni-Data, реализуемого Управлением по кадровому обеспечению при администрации президента, с целью увеличения пересечения между подготовленной рабочей силой и потребности в кадрах, ставится задача по тому, чтобы оценивать результаты работы выпускников университетов в разрезе специальностей. Исследование рабочей силы в сфере образования, проведенное Турецким комитетом по статистике (TÜİK), в котором более подробно рассматривается суть проекта, направлено на выявление взаимосвязи между образованием и развитием карьеры.
  • В сфере искусственного интеллекта, применительно к соответствующим профессиям, пока не существует общепринятых общих критериев для определения требований к навыкам и квалификации. В этой связи, определяющими факторами при определении профессиональной компетентности будут данные с сайтов размещения вакансий и информация из профессиональных сетей. В рамках проекта, осуществляемого Турецким комитетом по статистике (TÜİK) совместно с Советом по научно-технологическим исследованиям (TÜBİTAK), преследуется цель об анализе онлайн-объявлений о вакансиях с помощью методов больших данных. При этом ставится задача лучшего понимания спроса и предложения с учетом потребностей в компетенциях в сфере искусственного интеллекта.
  • Аналогичным образом, Турецким советом по занятости реализуется инициатива под названием «Проект создания перечня профессиональных навыков». Планируется, что этот проект будет завершен в 2022 году. Его целью является «создание актуальных карт общих квалификационных навыков». Таким образом, как указывает Стратегия «навыки и квалификация будут оцениваться в контексте временной тенденции, и эффективное соответствие рынка будет достигнуто с определением будущих навыков, квалификаций и профессий».
  • Как отмечается в Стратегии, турецкие университеты пытаются адаптироваться «к преобразующим эффектам цифровой трансформации с помощью обновленных образовательных программ». В этом контексте, программы бакалавриата по искусственному интеллекту были открыты в 4 университетах, первая из которых была запущена в 2018 году. Кроме того, для обеспечения специализации в данной области были открыты 14 магистерских и 1 докторская программы по искусственному интеллекту, а также 24 магистерских и 5 докторских программ по большим данным, робототехнике и интеллектуальным системам. Также, увеличивается количество исследовательских центров в смежных областях. 13 исследовательских центров, в настоящее время, сосредоточены на искусственном интеллекте. Также создано 20 центров, работающих в сферах больших данных, робототехники и интеллектуальных систем.

Как подчеркивается Стратегией, значительное количество научных исследований в Турции проводится в области искусственного интеллекта. В частности, в этой области работают 1218 ученых.

В Стратегии приводится диаграмма (см. выше) международно индексируемых публикаций в сфере искусственного интеллекта.

Можно заметить, что в период с 2009 по 2018 год число турецких публикаций составило 9409. Четырьмя безусловными лидерами в этой сфере являются Китай, США, Индия и Великобритания. Последовательность стран по убыванию числа международно проиндексированных публикаций, за рамками упомянутой четверки, выглядит следующим образом: Германия, Япония, Испания, Франция, Иран, Канада, Италия, Австралия, Тайвань, Южная Корея, Бразилия, Турция, Малайзия, Польша, Сингапур, Голландия, Гонконг, Россия, Греция, Португалия, Швейцария, Мексика, Саудовская Аравия, Чехия, Румыния, Австрия, Египет.

В результате, как отмечается в Стратегии, «Турция занимает 16-е место в мире по количеству публикаций в области искусственного интеллекта». Впрочем, тут же документ оговаривается: «Однако, эти публикации недостаточно конвертированы в промышленные применения, в виде патентов и продуктов».

Тут, конечно, Стратегия абсолютна права. Тот факт, что та же Россия заняла невысокое место в этом рейтинге, мало что значит. Во-первых, Россия, очевидно, меньше чем Турция интегрирована в международную образовательную систему. Большее число турок, чем россиян, допустим, обучается на Западе – в США и в Европе. Так что, неудивительно, что турецкие публикации чаще появляются в международных изданиях, чем те же российские. Во-вторых, публикация – это далеко ещё не практическое применение. Тут, скорее, значение имеют именно что патенты на изобретения и на полезные модели и конкретные выпускаемые изделия.

Однако, тем не менее, заметим, что турки занимают не столь уж плохие позиции в международном научном сообществе в сфере искусственного интеллекта. И, кстати, подобная интеграция не может не принести своих плодов для Турции. И, очевидно, выражаясь мягко, не является преимуществом России то место, которое она, в свою очередь, занимает на приведенной выше диаграмме. Все же, пользу международного диалога отрицать нельзя.

Впрочем, как подчеркивается Стратегией, есть ещё такие показатели как средневзвешенный индекс цитирования и средневзвешенный индекс скачивания (публикаций). И, как раз, по этим показателям позиции Турции оказываются лучше.

На самом деле, существует целый ряд факторов, которые предопределяют потенциальную эффективность академических исследований. Этот аспект также рассматривается Стратегией в качестве того, где Турция должна искать для себя возможности – то есть, в сфере КПД использования результатов научных исследований. Место Турции в мире по средневзвешенным индексам цитирования и загрузки, в период с 2009 по 2018 год, показаны ниже (в колонках слева и справа, соответственно – прим.).

Лидирующие страны по ссылкам на их публикации в мире (по убыванию) выглядят следующим образом: США, Великобритания, Канада, Австралия, Германия, Италия, Франция, Испания, Южная Корея, Турция, Иран, Китай, Тайвань, Бразилия, Япония, Индия.

Что касается скачивания публикаций, то здесь ситуация – следующая (опять же по убыванию): Италия, Испания, Иран, Австралия, Великобритания, Канада, Турция, Тайвань, Германия, Южная Корея, США, Бразилия, Франция, Индия, Япония, Китай.

Вот как этот расклад выглядит в графическом виде в подготовленной турками Стратегии (см. рисунок ниже):

Воздержимся от дальнейшего повторения, вслед за Стратегией, данных по публикациям турецких исследователей в сфере искусственного интеллекта. Для целей нашего обзора, достаточно отметить, что Турция занимает достаточно неплохие места в мире, хотя и не замечена на лидирующих позициях. В этом смысле, её положение напоминает ситуацию с ВВП страны: Турция – крепкий середняк с потенциалом к росту. Пока не реализованным, но, тем не менее, просматривающимся.

Следующий раздел турецкой Стратегии в сфере искусственного интеллекта озаглавлен как «Исследования, предпринимательство и инновации».

Среди перечисленных пунктов, очевидно, что сильной стороной Турции является именно что предпринимательство – умение турок увидеть возможность, создать продукт, предложить его рынку и скорректировать его, в зависимости от полученного от рынка отклика и запроса на внесение изменений. В этом смысле, на турок работает их менталитет, в котором слово «нет» употребляется либо крайне редко, либо не используется вовсе. Равно как и тот предпринимательский дух, который свойственен практически любому турку.

Инноваторами турки являются лишь отчасти – в том смысле, где не требуется многолетнего инвестирования в исследования, и можно достичь результата в краткосрочной перспективе, реже в среднесрочной, до выхода продукта на рынок. Турки – практично ориентированные бизнесмены. Они стремятся вывести свой продукт на рынок максимально быстро и «докручивать» его уже потом, после того как идея / продукт покажет свою состоятельность. К слову сказать, такая философия полностью отвечает современным подходам к предпринимательству. В том смысле, что изначально создается «минимально ценный продукт» и выводится на рынок с целью его апробации. Без многолетних инвестиций в продукт с тем, чтобы в итоге убедится в том, что он «не взлетает» на рынке.

Тем не менее, обратимся к Стратегии и к её тезисам по этому поводу.

Ведущей организацией Турции по управлению и финансированию научно-технологических исследований в Турции является Совет по научно-технологическим исследованиям TÜBİTAK. Можно было бы, в принципе, сказать, что эта структура является аналогом Академии наук в России. Однако, турецкая структура имеет скорее практическую направленность своей деятельности. В том смысле, что она поддерживает проекты, скорее, не фундаментального, а прикладного значения.

Как отмечается в Стратегии, Совет по научно-технологическим исследованиям Турции финансирует весьма значительное количество проектов в сфере искусственного интеллекта. Если проиллюстрировать то же самое, но уже в цифрах, то следует заметить, что, за последние 10 лет, Совет предоставил финансирование 1715 проектам НИОКР и инновационным проектам на сумму в 1,7 млрд тур. лир в ценах 2020 года (в пересчете на доллары США эта сумма приблизительно составляет около 250 млн долларов).

Приблизительно 25% этой суммы относится к финансированию академических исследований, а 75% идет на поддержку НИОКР, направленных на промышленное развитие.

Иными словам, видим наглядное подтверждение своего тезиса, который может быть переформулирован следующим образом: приблизительно ¾ средств, выделяемых Советом по научно-технологическим исследованиям Турции – это средства, направленные на то, чтобы то, чтобы на рынке появились бы промышленные продукты. И лишь ¼ ассигнований не носят такой ярко выраженной практической направленности.

При этом, если обратиться к тому, как разбиваются эти ассигнования, направленные на промышленное развитие (75% общего объема средств), то видим следующую картину: 41,2% поддержки проектов НИОКР в области искусственного интеллекта было предоставлено крупным предприятиям, 31,6% — малому и среднему бизнесу, и, наконец, 2,3% — индивидуальным предпринимателям, работающим в сфере высоких технологий, для наставничества и посевных инвестиций.

Опять же, заметим свойственный для Турции расклад, который заключается в том, что страна является страной малого и среднего бизнеса, скорее чем страной крупных корпораций.

А, следовательно, выделяемые государством средства поддержки НИОКР приблизительно равномерно распределены между крупными и средними / малыми игроками. То есть, и эта сторона турецкой экономики является диверсифицированной. Впрочем, как подчеркивается Стратегией, приняты законодательные поправки, направленные на то, чтобы малые и средние предприятия, а также индивидуальные предприниматели получали бы большую долю в ассигнованиях, выделяемых на НИОКР.

При этом, Стратегией анализируется объем поддержки, оказываемой со стороны Совета по научно-технологическим исследования Турции частному сектору в сфере искусственного интеллекта. Как отмечается документом, в период с 2007 по 2020 год, при поддержке TÜBİTAK, было реализовано 1290 проектов с применением ИИ. На первом месте находятся проекты в области «цифровой трансформации промышленности и передовых технологий». Если смотреть в разрезе выделенных средств, то получится, что на них выделено 18% общего объема ассигнований. За этой сферой идут «цифровые преобразования в торговле» и «умная жизнь и здравоохранение». С другой стороны, обращает на себя внимание, что незначительным является число проектов ИИ в социальной сфере.

55.92MB | MySQL:120 | 0,474sec