Ситуация в Марокко: июль 2021 г.

1 июля разразилась словесная перепалка между действовавшей по мандату ООН независимым экспертом Мэри Лаулор и представителем Марокко при ООН Омаром Знибером. По мнению первой, Марокко должно прекратить преследовать активистов и журналистов, которые выступают в защиту прав человека применительно к сахарскому досье. Второй в ответ в письме, распространенном в ООН, выразил свое «большое удивление и недоумение» в связи с заявлениями специальной докладчицы ООН по ситуации с правами человека. Он призвал свою заочную оппонентку в знак непредвзятости «категорически опровергнуть (ее) измышления».

М.Лаулор, которая не выступала от имени ООН, в своем докладе привела примеры активистов Наамы Асфари и Хатри Дадда, которые с 2010 и 2019 гг. соответственно отбывают тюремные сроки в 30 и 20 лет. По ее оценке, они отбывают «непропорциональные» наказания.

Со своей стороны О.Знибер напомнил, что эти лица «были осуждены марокканским правосудием за совершение серьезных преступлений, в том числе за убийства представителей сил правопорядка».

В своем докладе М.Лаулор также упомянула пример Султаны Хайя и ее семьи, ставших жертвами «агрессии» со стороны полицейских в Эль-Аюне. По ее данным, Султана и Луара Хайя являются активистами основанной в 2020г. организации «Сахарская инстанция против марокканской оккупации» (Isacom), созданной для защиты права сахарцев на самоопределение.

2 июля генсек ООН Антониу Гутерриш из Мадрида предложил Марокко и сепаратистам из Фронта ПОЛИСАРИО согласиться с его будущим кандидатом на пост спецпосланника ООН в Западной Сахаре. Ранее стороны конфликта отвергли 13-го кандидата на этот пост. Он является вакантным с мая 2019г., когда с него подал в отставку – официально по состоянию здоровья – бывший президент Германии Хорст Кохлер. В начале мая генсек ООН сообщил, что стороны конфликта отклонили кандидатуры 12 человек. Есть данные, что 13 кандидатом был Стаффан де Мистура, бывший спецпредставитель ООН по Сирии. Фронт ПОЛИСАРИО согласился с его кандидатурой, однако она была отвергнута Марокко.

5 июля в Рабате было объявлено о намерении Марокко локализовать производство китайской вакцины компании Sinopharm против ковида. Предполагается, что «в кратчайшие сроки» в Марокко будет производиться 5 млн доз вакцины в месяц. На церемонии подписания меморандума о сотрудничестве присутствовал король Марокко Мухаммед VI. Проект предполагает инвестирование 421 млн евро. Заявленная цель проекта – укрепление «санитарной независимости» страны путем снятия зависимости от внешних поставщиков, использующих ее «в политических целях».

Кампания по вакцинации населения началась в Марокко в конце января 2021 г. К 5 июля были вакцинированы свыше 10 млн человек из 36-миллионного населения страны, в том числе 9,1 млн человек дважды. Использовались китайская вакцина Sinopharm и британская AstraZeneca. К тому дню в Марокко было зафиксировано около 535 тысяч инфицированных ковидом, 9329 из них скончались.

14 июля МИД Марокко объявило о направлении «экстренной медицинской помощи» в Тунис, где была зафиксирована очередная волна ковида. Помощь включая в себя, в частности, два автономных реанимационных отделения на 100 коек, а также два генератора кислорода.

10 июля Марокко объявило об аресте в Италии подданного королевства, представленного как высокопоставленного джихадиста в иерархии «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ). Подчеркивалось, что его арест был осуществлен в тесном сотрудничестве с итальянскими спецслужбами. Согласно Генеральной дирекции по наблюдению за территорией (контрразведка), подозреваемый, представленный под боевым псевдонимом Аби аль-Барае, смог выбраться в Европу с пограничного района между Сирией и Ираком. В отношении его действовал международный мандат на арест, выписанный Марокко. Рабат тут же запустил процедуру экстрадиции Аби аль-Барае. Ранее представитель марокканских спецслужб сообщил, что за последние годы свыше 1600 марокканцев побывали на фронтах джихада, главным образом – в составе ИГ. Известно, что 745 из них погибли, 270 вернулись из районов боев (Сирия, Ирак, Ливия), из числа последних 137 были преданы правосудию.

Аналогичный арест марокканца имел место в Греции 29 июля. 28-летний подозреваемый в джихадизме Абу Мухаммед аль-Фаттах был арестован в Салониках. В отношении него Марокко выписало международный мандат на арест еще в 2017 г.

19 июля американская администрация впервые с момента прихода к власти Джо Байдена передала узника тюрьмы в Гуантанамо Марокко. Речь шла о подданном королевства Абдельлатифе Насере. Согласно коммюнике Пентагона, в тюрьме Гуантанамо на тот день оставались 39 узников. А.Насеру никогда не предъявлялось обвинение. При администрации Б.Обамы в 2016 г. рекомендовалось освободить его под гарантии безопасности и человеческого обращения». Тем не менее в период правления Дональда Трампа он не был освобожден.

Б.Обама распорядился закрыть тюрьму в Гуантанамо еще в январе 2009 г., руководствуясь идеей, что ее узники должны быть судимы в гражданских судах. Но это очень непопулярное решение было блокировано конгрессом. Тогда Б.Обама предпочел освободить сотни узников Гуантанамо без излишней огласки. Их судьбу решала президентская комиссия по проверке. Такие освобождения были остановлены при Д.Трампе.

18 июля разгорелся громкий международный скандал, когда такие известные издания, как «Монд», «Гардиан» и «Вашингтон пост» — всего их было 17 — одновременным «залпом» сообщили, что одна из марокканских спецслужб использовала израильское шпионское IT-оборудование «Пегасус» для слежки за французскими журналистами и рядом СМИ. Речь шла, в частности, о «Монд», «Фигаро», «Канар аншене», информационном агентстве АФП и телеканале «Франс телевизьон».

Оборудование «Пегасус» израильской компании NSO позволяет проникать в смартфоны и перехватывать затем послания, фотографии и подслушивать разговоры их владельцев. NSO регулярно обвиняют в том, что компания продает свое оборудование авторитарным режимам. Со своей стороны компания утверждает, что ее оборудование помогает бороться с оргпреступностью и терроризмом.

19 июля французский информационный сайт Mediapart подал иск в суд после того, как стало известно, что телефоны двух его сотрудников прослушивались марокканскими спецслужбами с помощью «Пегасуса».

Также 19 июля представитель правительства Франции Габриэль Атталь осудил «чрезвычайно шокирующие факты» слежки за журналистами со стороны марокканских спецслужб.

19 июля Марокко категорически опровергло информацию 17-ти мировых СМИ о причастности его спецслужб к слежке за журналистами с помощью «Пегасус». «Правительство (Марокко) никогда не приобретало оборудование для инфильтрации в телефонные аппараты, марокканские власти никогда не прибегали к подобным актам», — утверждалось в правительственном коммюнике. Там также утверждалось, что «медийный коллектив не в состоянии представить доказательства, чтобы подтвердить его обвинения».

20 июля ячейка по расследованиям Radio France сообщила, что король Марокко Мухаммед VI и его окружение были в списке потенциальных целей «Пегасус». На прослушке у спецслужб оказались, в частности, телефоны монарха, его супруги Сальмы Беннани, двоюродного брата принца Мулая Хишама. В тот же день прокуратура Парижа начала расследование по делу о слежке за французскими журналистами со стороны государства Марокко. Было заявлено о 10 обвинениях, и в частности, покушение на частную жизнь», «взлом корреспонденции», «несанкционированный доступ к информационной системе», «создании ассоциации злоумышленников». Расследование было поручено Центральному офису по борьбе с преступностью, связанной с информационными технологиями и технологиями связи.

21 июля правительство Марокко заявило о намерении преследовать в судебном порядке всех тех, кто обвинил Рабат в использовании «Пегасус» для слежки за журналистами, активистами и политиками. Параллельно генпрокуратура Марокко объявила о «начале расследования относительно этих лживых обвинений с тем, чтобы идентифицировать стороны, стоявшие за публикациями».

22 июля прокурор суда алжирского района Сиди М`хамед распорядился начать предварительное расследование на основе публикаций прессы, согласно которой Алжир также стал целью разведывательного IT-оборудования «Пегасус», поставленного Марокко израильской компанией NSO в 2019 г. Утверждалось, что с помощью этого оборудования марокканские спецслужбы следили в виртуальном пространстве за журналистами, активистами, политиками, в том числе за пределами королевства. Согласно расследованию, проведенному консорциумом Forbidden Stories и «Международная амнистия», тысячи алжирских телефонов, в том числе принадлежащих высокопоставленным политикам и военным, оказались целями оборудования «Пегасус». По данным того же консорциума, марокканские спецслужбы следили за по меньшей мере 180 журналистами, 600 политиками, 85 активистами правозащитных организаций, 65 главами промышленных компаний.

В случае «Международной амнистии» речь шла об ее лаборатории Security Lab, специалисты которой определили, что заражение смартфонов с помощью «Пегасуса» позволяло плотно следить за их хозяевами.

В тот же день Алжир выразил «глубокую озабоченность» в связи с публикациями прессы, согласно которым он оказался одной из целей «Пегасус».

23 июля Алжир подал иск в систему французской юстиции на базирующуюся во Франции неправительственную организацию «Репортеры без границ» (РБГ), которая 19 июля обвинила Алжир в том, что тот якобы также использует израильскую систему «Пегасус». Позднее РБГ признали, что совершили ошибку, которая, по их словам, «исправлена». Алжир отверг эти обвинения, заметив, что организацией РБГ «манипулируют». Зная уровень отношений между Алжиром и Израилем, вернее, их полное отсутствие, в приобретение израильского «Пегасуса» Алжиром верится с трудом.

22 июля обвиненное в использовании системы «Пегасус» Марокко решило подать в суд в Париже иски с обвинениями в клевете в адрес «Международной амнистии» и Forbidden Stories.

28 июля в Рабате помощник госсекретаря США по Ближнему Востоку Джой Худ завил, что американское признание суверенитета Марокко над Западной Сахарой, сделанное в завершающие дни президентства Д.Трампа, останется «неизменным» и при новой администрации.

5 июля власти Ниамея и марокканская группа Ymmy Finance Holding (YMMYHOL) объявили о намерении компании инвестировать 3,3 млрд долларов в несколько промышленных и инфраструктурных проектов в столице Нигера. Предполагается реализовать в общей сложности 6 проектов за 8 лет. Переговоры на этот счет шли 2 года. Среди проектов – агро-продовольственный комплекс по производству мяса, «новый город» на 37 тысяч социальных квартир, торговый центр, промышленная зона.

Марокко уже присутствует в банковском секторе Нигера. В 2017 г. Марокканский Центральный народный банк приобрел Международный банк для Африки (BIA-Niger), который является вторым по значимости банком в Нигере.

В целом, можно по-разному относиться ко всему, что связывает (или не связывает) «Пегасус» и Марокко. Очевидно, что все без исключения спецслужбы мира занимаются подобного рода деятельностью. Возможно, действительно правительство Марокко даже ничего не знало об этом, поскольку спецслужбы этой страны подчиняются не ему.

55.86MB | MySQL:105 | 0,389sec